“УСЫНОВИЛИ БЫ МЫ РЕБЕНКА, ЕСЛИ БЫ ЖИЛИ ПОСТОЯННО В РОССИИ?”

Т. Зимакова

z128 декабря в 332-ом выпуске была опубликована статья Татьяны Зимаковой «Заметки на личную тему». В продолжение темы об усыновлении российских детей американскими семьями, Татьяна , профессор, завкафедрой русского языка и литературы далласского университета SMU задается вопросом, усыновила бы их семья ребенка, если бы они жили в России, а не в США, и сомневается. И вот почему.

Несколько месяцев в году мы с сыном проводим в России. Иногда задаю себе вопрос: «Усыновили бы мы ребенка, если бы жили постоянно в России?» Думаю, нет. А если вдруг «да», справились бы? Не уверена. Что же помогло нам здесь? Что было главным?

Другая медицина? Не знаю, не уверена, хотя мы ходили по разным врачам, обращались и к традиционной, и к не традиционной медицине и от каждого врача брали какой-то совет и рекомендацию. Стимулирование, помощь государства? Этого не было, усыновление здесь – частное дело.

Уверенно могу сказать, что помогла, во-первых, другая система образования, признающая и учитывающая детей с разными возможностами и способностями. Помогли учителя в обычной школе (не в интернатe для умственно отсталых). Об этом можно долго рассказывать.

Во-вторых, помогли люди вокруг, совсем другое, корректное, одобряющее, поддерживающее, вдохновляющее нас отношение соседей, коллег, учителей, чужих. Скептики скажут, какая ерунда. А это было главным. Первые два слова, которые сын здесь услышал, выучил и запомнил, были «good boy». И даже, если были проблемы, и он поступал плохо и очень плохо, все почему-то верили и знали, что он – good boy. Он это постоянно слышал. Это говорилось не нарочно, не из воспитательных соображений, а потому что окружающие его таким видели, не смотря ни на что.

z0В первом классе он много дрался и кусался, почти каждый день нас вызывали в школу. Но, если три дня подряд он вел себя нормально, директор школы приглашала его к себе в кабинет, хвалила и угощала мороженым, понимая, что он старался изо всех сил. Он был смущен и удивлен тем, как к нему относились, в его головке даже что-то перепуталось. Он серьезно спрашивал нас: «А сосед Роберт тоже наша семья?» «Нет, конечно, почему ты так думаешь?» «Но он ведь меня так любит…». С трудом, через какое-то время наш сын поверил, что он действительно хороший, ну просто иногда бывают срывы, и с этим он должен сам справиться, контролировать себя, говорить о том, что ему не нравится, постараться выразить словами в чем проблема. Каким счастьем для меня было, когда он вдруг сказал по какому-то незначительному поводу: «Мама, ты ранишь мои чувства». Yes!!! Наконец-тo он попытался что-то сформулировать, свои чувства выразить словами.

Совсем по-другому было в России первые годы, когда мы приезжали на летние каникулы. Это был тот же самый мальчик, также себя вел, как и здесь… Но его постоянно одергивали, ругали, воспитывали (а заодно и нас, нередко доводя меня до слез). Удивлялись, что он так плохо говорит и выражает мысли, возмущались, что он не знает страны и континенты и другие элементарные вещи, которые знают дети его возраста.

В большинстве случаев на него смотрели, как на хулигана, невоспитанного, буйного, неуправляемого, ненормального, который, может, и добрый, иногда и симпатичный, но мы-то знаем, что из него вырастет, знаем его плохую наследственность. Были и хамство, и грубость. Соседи снизу грозились вызвать милицию, если он будет топать и бегать. Было много подозрительных, сочувственных или косых взглядов, которые он очень чутко улавливал и от этого еще больше бесился. Соседей снизу он однажды поджег, бросив им на балкон горящую спичку. Был ужас, приехали пожарные.

Многие, как и моя мама – врач, воспитавшая своих детей и внуков, говорили нам: «Построже, построже надо, балуете его, сядет на шею». Но дело было в том, что никакие строгости, никакие нормальные методы воспитания типа «посиди-подумай», никакие традиционные педагогические приемы и предыдущий родительский опыт не работали. От всего этого было только хуже – слезы, истерики, агрессия. В стране учителей у нас ничего не получалось, все нервничали, орали друг на друга, сходили с ума.

Вот с этим что делать? С психологией, с отношением к детям, с отсутствием терпимости и корректности, неуважением другого мнения, желанием всех учить и наказывать? «It takes a village to raise a child». Не знаю, кто это сказал, но так оно и есть.

Предыдущая статья Т. Зимаковой

1 комментарий

  1. Уважаемая Татьяна, спасибо за Ваши статьи! С Татьяниным Днём Вас, счастья и мира Вашей семье.

Комментарии закрыты.