«ВЫШКА» ДЛЯ ЭКС-ПРЕМЬЕРА

Виктор Лернер

tГенеральная прокуратура Украины предъявила экс-премьеру Юлии Тимошенко обвинение в организации убийства в 1996 году бизнесмена и депутата Верховной Рады Евгения Щербаня. Теперь ей, уже отсиживающей весьма сомнительный семилетний срок, грозит пожизненное заключение.

В эти дни о так называемом «деле Щербаня» пресса шумит не только в Украине, но и в России, и даже в странах Евросоюза. Шутка ли – «знамени» украинской оппозиции, экс-премьер-министру Юлии Тимошенко, которая и так уже прочно сидит на нарах, осужденная на семь лет, по сути, за свою профессиональную деятельность, отныне грозит пожизненное заключение по обвинению в организации убийства в 1996 году. Хуже того – всякому известно, что для украинских оппозиционеров понятие «грозит срок», как говорят математики, «больше или равняется» самому сроку, так как Генпрокуратура и суд в этой стране с некоторых пор, похоже, превратились в один и тот же орган. Судебно-обвинительно-исполнительный.

«Медленный танец» Генпрокуратуры

За что же собираются теперь пожизненно «закрыть» Юлию Тимошенко? Для читателей, не живущих в украинских пределах, имя Евгения Щербаня ни о чем не говорит, так что, пожалуй, следует пояснить, что этот человек был когда-то народным депутатом Украины 2-го созыва, членом исполкома Либеральной партии и главой крупной коммерческой корпорации «Атон». Он был убит вместе со своей женой Надеждой наемным киллером 3 ноября 1996 года в аэропорту Донецка, причем смерть его связывается с «диким» переделом украинского газового рынка.

О том, что Щербаня «заказала» Юлия Тимошенко, а также еще один украинский экс-премьер, Павел Лазаренко, в Украине говорилось многими и много, однако примерно к 2010 году эти разговоры затихли. Почему, сказать трудно. Павел Лазаренко к тому времени уже тоже сидел, правда, не на Родине, а в США, причем по совершенно другому делу, а Юлия Владимировна, скорее всего, собирала пресловутую ДОПРовскую корзинку, готовясь получить свой срок. Именно в то время стало окончательно понятно, что новый президент Виктор Янукович решил во что бы то ни стало исполнить хотя бы одно свое предвыборное обещание, данное не избирателям, а «соратникам» не то по партии, не то по группировке, и засадить ее за решетку. В августе 2011 года Юлию Тимошенко, как известно, арестовали, а уже 11 октября ей был оглашен приговор.

Все это время о «деле Щербаня», по сути, никто не упоминал, однако неожиданно, уже в апреле 2012 года (то есть, почти через год после ареста Тимошенко и через 16 лет после самого убийства) старший сын Евгения Щербаня Руслан (к слову, депутат Донецкой областной Рады от правящей Партии регионов, да еще и руководитель «козырного» бюджетного комитета) объявил на специально созванной пресс-конференции о том, что он «передал следствию документы о предполагаемой причастности Юлии Тимошенко» к убийству его отца. Почему он этого не сделал раньше, Руслан Щербань толком объяснить не смог, однако тут же оказалось, что заместитель Генпрокурора Украины Ренат Кузьмин, оказывается, вовсе не сидел сложа руки, а вел это самое следствие. Более того, он даже ездил в США, чтобы и там заниматься расследованием. Кузьмину это, правда, немедленно вышло боком: оказалось, что в Америку он ездил по обычной туристической визе, которая ни в коем случае не предусматривает возможность проведения каких-либо следственных мероприятий. Паче того, о намерении «копать» украинский «следак» не сообщил соответствующим органам в США, чем нарушил целую кучу местных законов. Как результат – он тут же лишился американской визы, после чего не нашел ничего лучшего, как только обратиться с гневным открытым письмом к президенту Бараку Обаме, лейтмотивом которого служили две нехитрые мысли: «Обидели юродивого!» и «А зато у вас негров линчуют!»

Сегодня Кузьмин утверждает, что в распоряжении Генпрокуратуры имеются доказательства, что именно Павел Лазаренко передал преступной группировке, убившей Щербаня, 500 тыс. долларов, а Юлия Тимошенко перечислила еще $2,3 млн. Каковы эти доказательства, никому, естественно, не известно (материалы дела будут раскрыты только на суде), однако Тимошенко, отсиживающей свой срок в Качановской колонии Харькова, было передано так называемое «официальное подозрение» – процессуальный документ, уведомляющий ее о том, что ее подозревают в совершении преступления по статье 93 УК Украины (убийство). 22 января это «подозрение» превратилось в официальное обвинение.

Кому выгодно?

Конечно, не дело до суда называть кого-либо преступником (хотя, к слову, нынешние премьер-министр и президент Украины это неоднократно делали в отношении той же Юлии Тимошенко), однако многих из тех, кто комментирует нынешние перипетии, смущает один удивительный факт: после убийства Евгения Щербаня, в котором обвиняют Лазаренко и Тимошенко, по сути, весь его бизнес целиком и полностью перешел под контроль… нет, не газовой корпорации ЕЭСУ, которую возглавляла в то время Юлия Владимировна, а так называемой группировки «донецких», в состав которой входит, в частности, самый богатый человек Украины Ринат Ахметов и… президент Виктор Янукович. Более того, через четыре месяца после этого убийства, в марте 1997 года, Янукович стал донецким губернатором, а ведь именно Евгений Щербань считался тогда наиболее влиятельным из его недоброжелателей. Даже в дом Евгения Щербаня после его убийства въехал не какой-нибудь «тимошенковец», а нынешний народный депутат от Партии регионов Нурулислам Аркаллаев. То есть получается, что «преступная группировка Лазаренко-Тимошенко» выложила почти три миллиона долларов за то, чтобы отдать имущество своей предполагаемой жертвы чужому дяде?

Украинская оппозиция вообще видит в этом деле совершенно другое заинтересованное лицо, а именно – действующего президента Украины. «У господина Януковича были мотивы убить Щербаня, потому что через четыре месяца после убийства он стал губернатором Донецкой области. При господине Щербане он бы никогда не стал губернатором», – подчеркнул, в частности, адвокат Юлии Тимошенко, народный депутат Украины Сергей Власенко. Впрочем, это мнение оппозиции и защитника – его также можно оспаривать, чем сейчас с энтузиазмом и занимаются представители правящей партии.

В деле Щербаня, вообще-то, имеется множество странностей и нестыковок, писать о которых в данном материале совершенно невозможно, так как весь их объем требует не одной статьи, а, как минимум, десятка. В любой стране, где Уголовный кодекс хоть что-нибудь значит, ни одна следственная группа просто не решилась бы предъявлять обвинения, базирующиеся на таких зыбких основаниях. Впрочем, ни украинскому Генпрокурору Виктору Пшонке, ни его заместителю Ренату Кузьмину не привыкать – у них «проходили» уже подобные фокусы. Так что, если суд в самом деле состоится, то пойдет он, скорее всего, по заведенному сценарию: свидетели защиты получат отвод, какой-нибудь молодой судья, проработавший на своем посту, максимум, год и не разбиравший дотоле дел сложнее кражи белья или пьяного мордобоя, многомудро наморщив узенький лобик, вынесет обвинительный приговор, точь в точь повторяющий текст прокурорского обвинения, и Юлия Тимошенко останется «на зоне» пожизненно.

Однако и в данном случае возникает все тот же вопрос – кому выгодно, чтобы новый суд против Юлии Тимошенко состоялся именно сейчас? На первый взгляд, трудно заподозрить в этом украинского президента. Его, беднягу, и так уже чуть не пополам перепилили всякие американские и европейские политики, требующие отпустить Юлию Владимировну из застенков и прекратить уголовные преследования по политическим мотивам. Тем не менее, есть в Украине весьма информированные люди (к сожалению, настаивающие в приватных разговорах на полной анонимности, так что автор оказывается обязан уважать это требование), которые утверждают следующее: новое «дело Тимошенко» – это не что иное, как попытка шантажа все тех же европейцев.

Как известно, после безобразного провала визита в Москву, когда Владимир Путин буквально указал на дверь Виктору Януковичу, украинские власти резко активизировались в поиске дружбы с Евросоюзом. Вплоть до того, что сам Янукович вдруг объявил, что вожделенное соглашение об ассоциации Украина – ЕС будет, мол, подписано уже в ноябре этого года в Риге. При этом всем понятно, что сидящие за решеткой Юлия Тимошенко, экс-министр внутренних дел страны Юрий Луценко и еще добрый десяток противников нынешнего президента представляют из себя непреодолимую преграду на пути Украины в Европу. Европейцы требуют их выпустить и прекратить устраивать политические судилища. Что делать в таких условиях президенту и его «донецким деятелям»? Выпускать нельзя ни в коем случае. Мало того, что Тимошенко выйдет из тюрьмы с ореолом мученицы, «украинской Жанны д‘Арк» и немедленно включится в борьбу со властью, да так, что мало не покажется (не будем судить, какая она хозяйственница, но политик она сильный, это признают даже ее заклятые враги), так еще и президент «потеряет лицо» перед Европой, перед Россией и, что самое для него страшное – перед собственными подчиненными. Мол, не справился Пахан, не смог победить своего главного врага. А что происходит с «промахнувшимся Акелой» в волчьей стае «донецких политиков» – и так понятно. Не видать тогда Виктору Федоровичу переизбрания на пост президента в 2015 году, хуже того – возможно, при таком раскладе он вообще эти два года не удержится во главе государства. Быть бы живу…

Понятное дело, жертвовать собственным благополучием и позициями своей «семьи», в последнее время подминающей под себя в Украине все, что движется и не движется, Виктор Федорович не станет. Тогда как ответить назойливым европейцам, чтоб, с одной стороны, и в Европу его приняли, гарантировав таким образом защиту от грозно надвигающегося на Украину и на его, президентские, интересы Таможенного союза (который в Украине уже прозвали «Таёжным», прозрачно намекая на новое место прописки Януковича в случае, если он «сдаст» свою страну ТС), с другой же – перестали надоедать всякими там правами человека и политическими свободами, и смирились с тем, что Тимошенко останется на нарах? Очень просто: нужно пригрозить: мол, не угомонитесь, я ее пожизненно «закрою». Пусть сидит свои семь лет и не рыпается, а хочет на свободу – пускай слезно попросит о помиловании, тогда, может, я ее и выпущу к мужу, в Чехию, с билетом в один конец и репутацией «сбитого летчика».

Исходя из этих соображений, можно предположить, что и Юрию Луценко, освободить которого также требуют европейцы (даже Европейский суд признал его арест незаконным), тоже грозит открытие какого-нибудь грозного следствия, например, по делу об убийстве Роберта Кеннеди или Гая Юлия Цезаря. Что же касается Юлии Тимошенко – ну что ж… даже получив пожизненное заключение, она вряд ли смирится – не та натура. Да и потом, как знать, вполне возможно, что нынешняя украинская власть в течение ближайшей пары лет попросту рухнет – уж очень «борзым» оказался президент, успевший поссориться не только с собственным народом (который он во время предвыборной кампании, забывшись на мгновение, ухитрился как-то назвать «козлами, мешающими нам жить»), но и с Европой, и с Америкой, и с Россией… и даже со многими собственными соратниками-олигархами, у которых его «семья» в последнее время стала активно «отжимать» честным трудом награбленный бизнес. И тогда – все по Пушкину: «Оковы тяжкие падут, темницы рухнут – и свобода вас встретит радостно у входа», Юлия Владимировна и Юрий Витальевич. Одна лишь мысль не дает покоя – а кому ЭТО будет выгодно?