КТО ПОТАКАЕТ ТЕРРОРИСТАМ?

Анатолий Гетжгорин

С курьезами мы встречаемся если не на каждом шагу, то достаточно часто. Без них, наверное, жизнь была бы пресной. Политика тоже соткана из курьезов, что, впрочем, неудивительно. Ведь политики созданы из того же теста, что и мы. Вот сейчас, к примеру, много говорят о глобализации. Но началась она не сегодня. А с того дня, как была торжественно провозглашена ООН. Так что не акулы капитализма, а эквилибристы от политики стояли у истоков этого все еще не изученного до конца явления. И когда теперь уже бывший малазийский премьер Махатхир Мохаммад жалуется на то, что «богатые страны хотят стать еще богаче, прибрав в к рукам национальные богатства развивающихся стран», то очень напоминает мне российских нищих, которые за день зарабатывают больше, чем академик за месяц. «Хор нищих» в ООН дирижирует всем оркестром, названным по иронии международным сообществом. Хотя правильнее было бы назвать его международным сбродом.

Последний курьез современности – борьба с терроризмом. Аналогом этого термина можно считать разве что советскую «битву за урожай». Вечную и бесполезную. Нечто подобное сейчас происходит и в ООН, где Совет Безопасности обязал все государства ввести до 31 марта санкции против “Аль-Кайды” и “Талибана”. В противном случае будет обнародован список тех стран, которые не предоставят отчет. В Советском Союзе по этому поводу зубоскалили: коровы, мол, газет с постановлениями партии не читают. Но предложивший резолюцию чилиец Херальдо Муньос, возглавляющий комитет ООН по санкциям, уверен, что это станет сигналом для тех, кто потакает террористам. В ноябре прошлого года тот же Муньос, вернувшись из поездки в Афганистан, Объединенные Арабские Эмираты и Сингапур, заявил, что террористические группы, в том числе “Аль-Кайда” прибегают ко все более изощренным методам для переброски денег по всему миру. Ну а санкции против “Аль-Кайды” и “Талибана” были вообще-то одобрены ООН еще в 2001 году, правда, около 100 стран, в основном Азии, Африки и Латинской Америки (те самые, которые так страстно защищал Махатхир Мохаммад), их просто проигнорировали.

Новая резолюция тоже ничем не грозит двуногим «коровам», поскольку не предусматривает каких-либо жестких мер. Вашингтон, естественно, отнесся к «инициативе» Херальдо Муньоса скептически, отметив, что вначале необходимо добиться выполнения уже одобренных резолюций, и только затем предлагать новые. Что верно, то верно. Тем более что накануне попытка США провести резолюцию, осуждающую последний теракт в Иерусалиме, завершилась провалом. Против выступили Алжир, Бразилия, Китай и Пакистан. Вновь не обошлось без Кофи Аннана, который заявил, что “обе стороны видят выход в терроре и насилии”. Израиль выразил протест. Но протестовать можно, когда сам безупречен. Еще не были похоронены погибшие во взорванном палестинским полицейским Али Джаарой автобусе, как Израиль устроил шоу с передачей “Хизбалле” выпущенных из тюрем террористов, которых стыдливо назвали «пленными».

По условиям «обмена», организованного Германией, кроме 59 тел боевиков, “Хизбалле” передали целую международную сеть террористов: 400 палестинцев, 21 ливанца вместе с Мустафой Дирани и шейхом Абдель-Карим Обейдом, 5 сирийцев, 3 марокканцев, даже немца с британцем. Большинство из них тут же вернется к старому ремеслу. Один из них – Штефан Смирек. 10 лет назад этот белокурый и голубоглазый несостоявшийся смертник с немецким паспортом перешел в ислам, и с тех пор носит имя Абд эль-Карим. Его мать говорит: “Мне страшно при мысли, что будет, когда он выйдет”. Материнское сердце не обманешь. В интервью телеканалу ARD, Смирек сказал: “Чтобы стать шахидом, я готов отдать свою жизнь. За дело, за ислам, за Аллаха!”. И можно не сомневаться, что слово свое он сдержит. Фанатиков может исправить только могила. И взамен за таких смиреков Израиль получил одного живого и три трупа. Стоила ли овчинка выделки? Тем более что “Хизбалла” стоит за большинством терактов на территории Израиля. Ее инструкторы открыто готовят террористов в палестинских лагерях беженцев. Через “Хизбаллу” поддерживается связь с офисами в Дамаске и Бейруте.

Когда борьба с террором принимает гротескную форму, она превращается в обычную игру, где для одних это бесплатная политическая реклама, а для других – кровь и слезы. Пока Израиль скорбел по погибшим, Ливан и палестинская автомомия ликовали. Вошедший в раж шейх Ахмед Ясин, место которого давно на кладбище, делился с журналистами на пресс-конференции в Газе: “У нас нет другого пути для освобождения палестинских заключенных, кроме как похищать солдат врага и обменивать их на наших людей”. Он не был, кстати, оригинален, повторив лишь Хасана Насраллу, заявившего что «тактика похищений себя оправдывает, и “Хизбалла” продолжит ее». Когда-то Израиль не выкупал, а силой освобождал своих заложников, за что и пользовался уважением. Похоже, эти времена прошли. А жаль.

«Фабрику смерти», в которую превратилась не без поддержки ООН палестинская автономия, необходимо разрушить, как был разрушен иракский ядерный центр. Тот же Али Джаара рано или поздно должен был стать смертником. Так его воспитали. В том числе в семье. Достаточно сказать, что его брат – один из участников захвата церкви рождества Христова в Бейт-Лехеме весной 2002 года. За этот и другие «подвиги» его приютила Европа. Но Джаара не просто оболваненный шахид. Он – полицейский, то есть представитель власти. Следовательно, эта самая власть и должна за него отвечать. Родственники погибших вправе предъявить иск палестинской автономии, а если его откажутся удовлетворить, государство, в данном случае Израиль, обязано немедленно вмешаться. Сначала нажимая на международные рычаги, а если не получится, что наиболее вероятно, то и применив силу. Если бы такой тактики начали придерживаться с самого начала, то за три с лишним года не было бы взорвано 18 автобусов. Бить надо не по стрелочникам, а по головке. Если Шарон надеется пережить Арафата, то глубоко заблуждается: мразь, по народным наблюдениям, живет дольше.

Террор не так страшен, как его малюют. Вся беда в том, что у террористов масса пособников. Причем помогают им не только закоренелые негодяи или братья по вере. Хватает и просто дураков, облаченных властью. Верховный суд Великобритании, к примеру, постановил, что иорданец Низар Хиндауи, осужденный за попытку взрыва самолета израильской авиакомпании “Эль Аль” в 1986 году, имеет право на досрочное освобождение. Террориста, приговоренного к лишению свободы на 45 лет, должны были освободить в 2016 году (то есть по истечении двух третей срока). В 2001 году Хиндауи потребовал досрочного освобождения. Министр внутренних дел Дэвид Бланкетт ответил отказом. Однако Верховный суд постановил, что решение министра противоречит Европейской конвенции по правам человека. Я бы порекомендовал судье, так сильно пекущемуся об этой конвенции, взять на попечение Хиндауи хотя бы на оставшиеся 12 лет. Несмотря на то что Лондон поспешил сообщить, что террориста депортируют сразу после освобождения. Палестинцы уже готовят ему торжественную встречу.

Почему так происходит, догадаться нетрудно. Все делают вид, что арабского террора нет и в помине. Даже Совет Безопасности вводит санкции только против “Аль-Кайды” и “Талибана”, которых готовы обвинить во всех бедах человечества. Удобно и безопасно. Но корень зла гораздо глубже. К террористам и их пособникам надо применять такие же законы, как к нацистам. За совершенные ими преступления не может быть прощения в связи с истечением срока давности. Иначе число готовых умереть во имя Аллаха будет расти в геометрической прогрессии. Никто не хочет замечать, что исламская пресса полна ненависти к «иудео-христианской цивилизации». Однако странно даже не это. Недалеко ушла и европейская (да и американская) печать. Подтверждением тому – очередное широкомасштабное исследование. Было проверено около 100.000 статей, опубликованных в газетах, выходящих в Европе на английском языке и затрагивающих вопросы иудаизма, сионизма или антисемитизма. Среди 400 изданий такие известные, как французская Le Monde, итальянская La Stampa, Французское агентство новостей, британские Guardian и Independent, немецкий Die Welt… В большинстве публикаций сионизм ассоциируется с синонимами “зло” или “заговор”. У пользователей интернета акцент несколько смещен – в сторону апартеида и террора.

Вот, казалось бы, где широкое поле деятельности и для Евросоюза, и для ООН. Ведь и в арафатовской автономии сначала было слово, взывавшее к ненависти. Но куда там – есть дела и поважней. На церемонии вручения премий имени Сахарова Сержиу Виейра де Меллу и другим сотрудникам международных организаций, погибшим или раненым при исполнении своих обязанностей, Кофи Аннан обратился к членам Европейского парламента в Брюсселе с весьма необычной темой – о правах иммигрантов. «Иностранцев нельзя превращать в козлов отпущения, сваливая на них ответственность за социальные беды. Европа нужна мигрантам, но еще больше они нужны Европе, – страстно убеждал генсек. – Если Европа захлопнет двери перед иностранцами, она станет более бедной, более старой и более слабой». Зачем понадобилось Аннану сдвигать этот неподъемный камень, сказать трудно. Исламская иммиграция уже и так вздыбила весь мир. Единственное, в чем я согласен с ним, «мы не можем просто захлопнуть двери и отвести глаза от человеческой трагедии». Хотя и понимаем это по-разному.

P.S.

Когда материал был уже готов, пришло сообщение, что в Тегеране открылся международный конгресс исламских террористических организаций – “Десять дней зари”, приуроченный к 25-летию исламского переворота в Иране. На конгрессе обсуждаются «пути дальнейшего усиления борьбы против США и их коллаборационистов» в регионе. На террористическую сходку слетелись посланцы Ближнего Востока, Азии и Латинской Америки. Среди участников – ХАМАС, “Исламский джихад”, “Ансар Аль-Ислам”. Есть и эмиссары из «Аль-Кайды». Самая многочисленная делегация “Хизбаллы”, представляющая 17 филиалов, разбросанных по всему миру. Но интрига не в этом. В почетных гостях вся иранская верхушка – от верховного аятоллы до президента. Не хватает только Кофи Аннана. А что – еще год-другой, и подобные слеты можно проводить в стенах ООН.