К НАМ ЕДЕТ ШЕНДЕРОВИЧ

s1В Даллас и Хьюстон приезжает лауреат российских и международных премий, писатель, публицист, драматург Виктор Шендерович. В прошлом сценарист телепрограммы «Куклы», автор и ведущий телепрограмм «Итого» и «Бесплатный сыр», Виктор постоянно сотрудничает с радиостанцией «Эхо Москвы». Лауреат премий «Золотой Остап» в номинации «Писатель», «Золотое перо России», дважды – телевизионной премии «Тэфи», Шендерович приезжал в Техас ровно 10 лет назад. С тех пор написано много нового, его проза и драматургия переведены на английский, немецкий, французский, финский и польский языки. Предлагаем нашим читателям несколько заметок Виктора Шендеровича.

КВАРТИРА ЗА УГЛОМ

О новой русской эмиграции

Вдруг подул резкий ветер, и хотя Париж не Москва, а плюс семь с дождем – не минус двадцать с обледенением, мы зашли в первую попавшуюся лавочку на Сан-Мишель и прикупили мне шапчонку, прикрыть лысину.
– Русские, – опознал язык хозяин лавочки.
– Русские, – признались мы.
– Откуда?
– Из Москвы.
Он удивился. У меня, говорит, часто покупают русские, но все они живут здесь.
О да.
За неполную неделю в Париже я получил довольно объемное представление о диапазоне русской эмиграции: от Оскара Рабина и Анатолия Гладилина на своих литературных вечерах и легендарной Натальи Горбаневской в небольшой, совершенно московской «однушке» у дальней станции метро, – до беглого понтового жулья, не поделившего в девяностых отечественную металлургию с другими убийцами (этот тип приперся на вечеринку из особняка в шестнадцатом аррондисмане; ну да жителя Москвы ни ворьем, ни понтами не удивить).
Но это – прекрасно-ужасные крайности, а среднестатистический момент состоял в том, что почти каждый день я случайно встречал на парижских улицах своих московских знакомцев. И совсем не в туристическом качестве…
– Что ты тут делаешь? – изумилась, увидев меня, N., известная в прошлом хозяйка московского клуба.
– Я-то гуляю по Маре, – отвечаю не без вызова, – а вот ты что делаешь в этих еврейских местах?
Пожимает плечами:
– У меня тут квартира за углом.

Не у нее одной. У того идут в школу дети – в парижскую школу, разумеется… этот приехал по контракту, да и остался… у третьего здесь уже подрастают внуки… у четвертой в призывной возраст входит сын, и она почему-то ну вот совершенно не склонна делиться им с родным людоедским государством…

Последнее прилагательное здесь не дебатируется. То, что Россией управляют конченые твари, ведущие ее к катастрофе, в русском Париже – общее место, разнится только реакция. Кто-то ходит на митинги к посольству, подписывает письма в интернете, пишет статьи… – большинство же тихим явочным порядком просто изымает себя и детей своих из московского пейзажа, осваиваясь помаленьку в местном.

Парижу не привыкать к массовой политической эмиграции – сюда, в колыбель свободы, накатывала волнами и такая, и сякая, от польской до чилийской… «И Пляс де Вош по-прежнему квадратна». Сейчас – в третий раз за век – снова накатывает русская волна.

Так и не состоявшийся в новой России средний класс, деклассированная советская интеллигенция, бизнесмены, бежавшие из путинской малины, – привет вам всем от внучки Петра Струве и внучки Льва Шестова, обитающих тут с позапрошлого поворота колеса!

Этой волной прибывает Париж, ею убывает Москва.

Бог не фраер, и каждый день посылает «странные сближения» – только не ленись видеть. Пока я надышивался впрок парижским воздухом, изводил моллюсков и на каждом углу встречал россиян с парижскими квартирками за углом, – президент России Владимир Владимирович Путин, чистая душа, предложил российское гражданство Жерару Депардье!

Ну, хоть так.

Авось Депардье – баш на баш – перевезет в Москву своих внуков, обучит их языку Пушкина и Толстого и под руководством группы офицеров КГБ из списка «Форбс» привьет им настоящий русский патриотизм.

УЛИЦКАЯ – 70

Она пишет замечательно ясно, не отвлекаясь на писательские понты и игрушечки. Людей, умеющих бойко сплетать слова, вообще гораздо больше в нашей среде, чем людей, которым есть, что сказать…

Ей – есть, и еще как.

Людмила Улицкая – уникальный человек. Я бы причислил ее к элите, если бы это слово не было так замарано о то, что называется у нас элитой сегодня.

Ее уникальность бережно охраняется врожденным демократизмом, который не удалось искоренить ни славой, ни гонорарами. В метро ее не заметишь, а в «Порше Кайене» и не представишь. «Для того ли разночинцы рассохлые топтали сапоги, чтоб я теперь их предал?» – это и про нее в огромной степени.

«Чур, не просить, не жаловаться! Цыц!»

Принимать родимую реальность как климат – и в этом печальном климате делать все возможное для того, чтобы здесь можно было дышать людям.

Улицкая делает все возможное. Пишет она роман или работает составителем чужих воспоминаний, разговаривает с Ходорковским или собирает детскую библиотеку толерантности – все это лучами собирается в одну дымящуюся точку. От «Веселых похорон» до «Священного мусора» – все это про что-то очень главное и важное.

Людмила Улицкая – редчайший случай осмысленного осуществления жизни. Она знает, зачем она здесь.
Пожелаем нам всем, чтобы она была здесь и с нами еще много лет.


Встреча с Виктором Шендеровичем в Далласе состоится 8 марта, в Хьюстоне – 10 марта. Билеты на хьюстонскую встречу можно приобрести на сайте: http://www.showclix.com/event/3744324/listing