СЮРПРИЗ «ПРЕДСКАЗУЕМОГО ПАПЫ»

Борис Немировский

pПапа Римский Бенедикт XVI, неожиданно для всего мира и для собственных кардиналов, объявил в минувший понедельник о том, что решил добровольно уйти в отставку. Его полномочия прекращаются 28 февраля, после чего Конклаву кардиналов предстоит избрать нового предстоятеля Католической церкви.

Папа Бенедикт XVI, известный в мире еще по своему «прежнему» имени, Йозеф Ратцингер, скорее всего, войдет в историю именно благодаря двум датам: будучи избранным на престол Святого Петра, он стал первым за почти полтысячи лет немцем, принявшим этот пост, а объявив о своем отречении от него, вновь установил своеобразный рекорд – в последний раз добровольно сложил обязанности Папы Григорий XII, а случилось это в далеком 1415 году, почти за 600 лет до дня сегодняшнего. Его предшественника, Иоанна-Павла II, католики называли «обновителем». Бенедикта XVI, известного своими консервативными взглядами, следует, скорее, назвать «хранителем». В годы его правления Католическая церковь вернула «в строй» многие старинные обычаи и уложения, и далеко не все из них, откровенно говоря, соответствуют современным представлениям.

Обратная метаморфоза

Многие, пожалуй, помнят еще знаменитую телетрансляцию 19 апреля 2005 года, незадолго после смерти Иоанна-Павла II, когда после самого короткого в современной истории заседания Конклава, поздним вечером, на балкон собора Святого Петра в Ватикане вышел кардинал-протодиакон Медина Эстевес и, согласно многовековой традиции, объявил: «Habemus Papam – Josef Kardinal Ratzinger!» («Мы обрели Папу – кардинала Йозефа Ратцингера!»). Белый дым стелился из дымохода над куполом Сикстинской капеллы, звенели колокола и сотни тысяч католиков радовались восшествию на престол Бенедикта XVI.

Есть такая старинная немецкая поговорка: «Кто попадет в Конклав папой – вернется кардиналом». Эта народная мудрость, означающая примерно то же, что и латинское изречение «Sic transit gloria mundi» («Так проходит мирская слава»), уже в конце февраля должна будет оправдаться буквально дословно: Папа Римский Бенедикт, собрав конклав, официально объявит о том, что слагает с себя полномочия, после чего вновь превратится в кардинала Йозефа Ратцингера, одного из многих кардиналов Католической церкви.

Когда его избрали Папой, репортеры всего мира упражнялись в насмешках над ним. Как только не называли нового понтифика: и «бронепапой» (намекая на его участие во Второй мировой войне), и «Божьим папарацци» (поднимая на смех его «мирскую» фамилию – «Папа Ратцингер»). Новый Папа не спешил обижаться. Вообще, он привык проявлять скромность, постоянно превознося заслуги своего предшественника и утверждая, что сам он является всего лишь «скромным тружеником на виноградниках Господа».

В самом деле на реформатора и визионера Войтылу Ратцингер оказался ни капельки не похож. Если при Иоанне-Павле II бурно процветал экуменизм, велись разговоры об отмене целибата и даже о возможном священничестве для женщин, то при его преемнике подобные разговоры в один момент затихли. В сентябре 2011 года, во время своего последнего визита на родину, во Фрайбург, Папа Бенедикт высказался по поводу церковных реформ со всей определенностью: «Главный кризис западного мира – это кризис веры. Если мы не вернемся к изначальному ее светочу, никакие структурные реформы не помогут». И в самом деле: от экуменистической деятельности не осталось и следа, Бенедикт ухитрился за время своего правления не раз и не два «лягнуть» не только мусульман или евреев, но и христиан других конфессий – протестантов и православных. Он же вернул в обиход некоторые теологические обряды и догмы, от которых Католическая церковь за минувшие пару сотен лет успела отказаться. За это Бенедикт получил очередное прозвище – «Средневековый Папа». Даже в церковной одежде он оказался законодателем «старой моды»: служа свою первую рождественскую мессу, Папа появился перед народом в «камауро» – красной шелковой шапочке, которую его предшественники не надевали, почитай, лет триста. С тех пор так ее и носил на торжественных обрядах.

Внутри церкви Бенедикту тоже многое не удалось. К примеру, широко разрекламированное примирение с так называемым «пиевым братством» – конгрегацией кардиналов и епископов, которых его предшественники лишили сана. Стоило Папе вернуть их в лоно церкви, как те опять принялись за безобразия. Их антисемитские выходки возмутили весь мир, а многие католики, в основном, немецкие, приостановили в эти годы свое членство в церкви.

В 2010 году, когда разразился скандал вокруг католических священников, насиловавших детей – всеобщее возмущение рикошетом ударило по Папе: не потому, что он мог быть как-то причастен к этим вопиющим преступлениям, а потому, что слишком долго отмалчивался, не решаясь выступить с осуждением преступников в сутанах. Впрочем, к чести его следует сказать, что в этом вопросе Бенедикт никогда не позволял усомниться в своих убеждениях: по его мнению, церковь должна защищать детей, а ни в коем случае не священников-педофилов. «Церковь должна уметь пользоваться пастырским посохом, – подчеркивал он. – Сегодня мы видим, что нет христианской любви в том, чтобы проявлять терпимость к недостойным деяниям священников».

Переходный Папа

В общем и целом, нынешнего понтифика многие оценивают как «переходного Папу». После длительного правления Иоанна-Павла II, он стал своего рода «передышкой» для Католической церкви. Уж скорее, ему суждено войти в историю, как ученому-богослову, а не как деятельному понтифику. Йозеф Ратцингер-ученый по сей день куда известнее в католической среде, чем Йозеф Ратцингер-Папа. Его перу принадлежит многотомная биография Иисуса Христа, в которой он попытался свести воедино результаты исторических и археологических исследований последних десятилетий и «встроить» их в католическую христианскую доктрину. Вера в Бога – гласит послание этого труда – должна быть рациональной. «Рациональность, глухая к божественности, оттесняющая религию в область субкультур, неспособна к культурному диалогу», – упрекал он атеистов.

Не только будущим, но и современным историкам церкви весьма сложно будет оценить фигуру нынешнего Папы. С одной стороны, он всегда считался весьма предсказуемым, всегда был верен тому, что говорил публично. В каждой проповеди, в каждой энциклике его можно проследить этот простой дуализм: что говорю, то и делаю. С другой же стороны – такой сюрприз, взял и отрекся от престола Святого Петра. В принципе, подобная возможность предусмотрена церковным уставом, для этого не требуется даже никакого особого обряда, главное, чтобы отречение было произнесено добровольно, в здравом уме и твердой памяти, а также в присутствии кардиналов. Именно так и намерен поступить Бенедикт XVI 28 февраля.

Его решение стало для всех неожиданностью. Глава итальянского правительства Марио Монти, к примеру, не смог скрыть своего изумления. На вопрос журналистов, были ли какие-либо сигналы о том, что Папа собрался оставить свой пост, он смог лишь ответить: «Да какие там сигналы, я сам ничего не понимаю!» Не менее экспрессивно выразился и декан Коллегии кардиналов Анджело Содано. По его словам, заявление Папы прозвучало, «как гром среди ясного неба». Учитывая последние конфликты и скандалы, обрушившиеся в минувшие месяцы на Ватикан, немедленно после объявления Папы о намерении отречься по всему миру поползли самые различные слухи и начали строиться теории заговора: одни говорят, что Бенедикта заставили отречься «недовольные его поведением сионисты», другие – что за этим отречением стоит «внутрицерковная оппозиция» и предрекают новый раскол Католической церкви, а третьи считают, что «Папа испугался разоблачения», не уточняя, впрочем, какого именно.

На самом деле, скорее всего, дела обстоят гораздо проще. Старший брат понтифика, Георг Ратцингер, заявил, что, насколько ему известно, в последние пару месяцев состояние здоровья 86-летнего Папы Бенедикта резко ухудшилось, и он даже, по совету своего врача, вынужден был отказаться от трансатлантического перелета в Америку. Также и на другие приглашения, к примеру, из Украины, Папа в последнее время не торопился отвечать согласием. Возможно, он просто не стал ждать, пока одряхлеет настолько, что не сможет служить мессу, как это случилось в конце жизни с Иоанном-Павлом II.

По словам официального спикера Ватикана, кардинала Федерико Ломбарди, после своего отречения Йозеф Ратцингер удалится в один из итальянских монастырей. А пока ему там будут готовить место, он останется жить в своей летней резиденции Кастель Гандольфо под Римом. Что касается нового Папы – согласно церковным статутам, Конклав должен собраться через 15-20 дней после отставки, то есть – в конце марта. Это значит, что кардиналам придется поторопиться: в апреле – Пасха, и к этому времени новый понтифик должен не только быть избран, но и «введен в курс».