БОРЬБА ЗА КАЖДЫЙ ГОЛОС

Борис Корж

Ну вот и Джордж Буш включился в президентскую гонку, видимо, решив, что демократы определились с лидером. Но что бы сейчас ни говорили претенденты на Белый дом, последнее слово остается за избирателем. И тут каждый голос на учете. Сейчас основная борьба развернется за голоса молодежи, потому что на прошлых выборах большинство молодых американцев не голосовало. Это не значит, что они совеншенно аполитичны. Просто у них сложился свой стереотип. Нежелание голосовать – своеобразная форма протеста против того, что политики их игнорируют.

Чтобы переломить ситуацию, коммерческие структуры, такие, например, как MTV, готовят совместные проекты с политическими организациями, пытаясь пробудить у молодежи интерес к политике. Все активней распространяются брошюры, акцентирующие внимание на вопросах, которые должны представлять интерес для людей в возрасте от 18 до 30 лет: состояние экономики, война в Ираке, борьба с терроризмом, высшее образование, идеология кандидатов в президенты. Приглашаются знаменитости, которые пользуются авторитетом в молодежной аудитории. Цель этой амбициозной кампании – зарегистрировать к осени 20 миллионов молодых избирателей.

После сентябрьской трагедии была создана межшкольная организация «Freedom’s Answer», которая стремиться привить интерес к политике подросткам, еще пока не имеющим права голоса. Вы наверняка слышали ее рекламный ролик, который часто звучит в эфире: «11 сентября в один день заставило повзрослеть наше поколение. Но мы остаемся мечтателями. Мечтатели создали Америку. И они смогут возродить Америку». Каждый тинэйджер – член этой организации – обязуется взять шефство над десятью гражданами, обладающими правом голоса, и убедить их прийти на избирательные участки. Возможно, у молодежи и пробуждается интерес к политике, но это далеко не всегда и не сразу ведет к росту избирательной активности.

Привлечь молодых к «урнам» могут компьютерные технологии, которые постепенно заменяют традиционные бумажные избирательные бюллетени. Но в то же время они могут оттолкнуть пожилых, составляющих основную массу избирателей. Да и нет гарантии, что электронные машины для голосования обеспечат проведение более честных выборов. Этот эксперимент уже прошел в Мичигане, жители которого проголосовали на предварительных выборах, не выходя из дома. Достаточно зарегистрироваться на особом сайте и отдать свой голос через интернет. Вместо того, чтобы отметить имя кандидата на бюллетене, надо просто нажать кнопку перед компьютерным монитором. Такая технология гораздо упрощает процесс голосования, что, как считают его сторонники, может повысить явку на выборы. Критики же, в свою очередь, утверждают, что электронные системы голосования слишком уязвимы: они могут стать жертвами подтасовок, атак хакеров и компьютерных сбоев.

И, в общем-то, по-своему правы. Например, штат Мэриленд заказал 16 тысяч электронных машин для голосования. «По просьбам трудящихся» было решено провести их проверку. Наняли экспертов, поставив перед ними задачу – организовать компьютерную атаку на машины для голосования, чтобы повлиять на результаты условных выборов. Эксперты ответили что “сломать” код чрезвычайно просто. Они смогли перепрограммировать индивидуальные карточки доступа (личная карточка для голосования, которую получает официально зарегистрированный избиратель). В результате, одна такая карточка могла быть использована для голосования несколько раз. Эксперты принесли компьютер прямо на избирательный участок, без проблем подсоединили его к электронной машине и изменили результаты голосования. После этого без труда проникли в память других машин, где также подтасовали результаты. Более того, как выяснилось, для взлома системы не требовалось глубоких знаний. Все 16 тысяч машин закрывались на одинаковые замки. Эксперты сказали, что изготовили бы копию ключа за десять минут, однако даже этого не потребовалось: замок открыли примитивной отмычкой за десять секунд.

Тем не менее Diebold – компания-производитель машин – заявила, что результаты испытаний превзошли все ожидания. Машины работают успешно, а это самое главное. Узкие же места, выявленные в ходе проверки, не более чем неизбежная болезнь роста. Однако власти Мэриленда с этим не согласились и потребовали полностью переделать систему защиты от внешних воздействий. И даже в этом случае необходимы будут бумажные бюллетени, чтобы перепроверить электронные результаты. Впрочем, машины для голосования могут ошибаться и сами по себе. Например, во время прошлогодних выборов в местные органы власти в штате Индиана электронная выборная система учла более 144 тысяч голосов. Хотя всего перед выборам зарегистрировались менее 19 тысяч избирателей. А в Северной Каролине машина не учла 5.5 тысяч голосов. Примеров того, как машины ошибались в подсчетах или вообще “теряли” голоса, более, чем достаточно.

Противники электронных систем также опасаются произвола компаний-производителей подобной техники. Мы уже писали, что этот специфический рынок контролируют всего три фирмы – ES&S, Diebold, и Sequoia. Это частные компании, поэтому они не обязаны передавать даже государственным контролерам секретные компьютерные коды, прикрываясь законом о защите интеллектуальной собственности. Неизбежно возникают подозрения, что они разрабатывают программное обеспечение, которое позволяет побеждать на выборах тем или иным кандидатам. Но так как компьютерный код нельзя проверить, а бумажных копий избирательных бюллетеней при электронном голосовании не существует, то такие утверждения нельзя ни опровергнуть, ни подтвердить.

Однако почва для подобных подозрений все же существует. В 2002 году на выборах, прошедших в Техасе, три кандидата опередили своих конкурентов ровно на 18181 голос каждый. Двое других политиков на столько же голосов опередили конкурентов и в соседних штатах. При проведении выборов использовалось оборудование Diebold. На выборах в Конгресс в штате Алабама подобные странности повлияли на результаты: по предварительным подсчетам лидировал кандидат от Демократической партии. На следующее утро победителем был объявлен республиканец – 6 600 голосов, которые были поданы за демократа, за ночь исчезли из памяти компьютера.

Сенатор Чак Хэйгел легко выиграл выборы в штате Небраска. Газеты назвали его успех “самой неожиданной победой года”. Хэйгел победил даже в районах, населенных афроамериканцами, которые обычно не голосуют за республиканских кандидатов. Он стал первым за четверть века сенатором-республиканцем от Небраски. Позже выяснилось, что незадолго до выборов Хэйгел руководил компанией, которая установила электронные выборные машины в Небраске и написала для них компьютерный код.

На президентских выборахмногие тоже будут пользоваться электронными машинами для голосования. Чтобы избежать скандалов, власти некоторых штатов пытаются подстраховаться. В частности, в Калифорнии и Джорджии от компании Diebold потребовали предъявить копию компьютерного кода. Несколько штатов собираются проводить испытания машин прямо в день голосования, чтобы проверить точность их работы. Так что мы еще станем свидетелями многих скандалов. Выборы начались. Самое время поберечь нервы.