КРИМИНАЛЬНЫЙ ПИРУЭТ

Динара Гутарова

b0Семнадцатого января в жизни главного балетмейстера Большого театра Сергея Филина произошло событие, которое навсегда разделило его жизнь на «до» и «после». Поздно вечером, когда Сергей возвращался с работы, возле дома его настиг незнакомец и облил лицо кислотой. Результатом стали громкий скандал на весь мир, ожоги 3-й и 4-й степени у Филина, и испорченное зрение – возможно, навсегда.

Виновников преступления нашли очень быстро – не зря же работники уголовного розыска называются оперативными. В начале марта арестовали ведущего солиста балета Павла Дмитриченко, которого следствие считает заказчиком и организатором нападения, предполагаемого исполнителя – Юрия Заруцкого, и водителя Андрея Липатова, утверждающего, что он лишь привез нападавшего на место преступления. Версия о возможной причастности Дмитриченко к нападению на господина Филина появилась в результате анализа телефонных соединений номеров, владельцы которых находились в момент нападения в непосредственной близости от места происшествия. Выяснилось, что один из владельцев такого номера, неоднократно судимый Юрий Заруцкий несколько раз звонил солисту Большого Павлу Дмитриченко. Сыщики МУРа стали выяснять, что связывало известного танцора и уголовника (они живут в одном дачном поселке), а также каковы были взаимоотношения солиста с пострадавшим от нападения худруком. По телефонным переговорам был вычислен и Липатов.

b1Павлу Дмитриченко предъявили официальное обвинение по статье «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью группой лиц по предварительному сговору», ему грозит до 12 лет тюрьмы. Он будет находиться под стражей до 18 апреля. Узнав о задержании Павла, Сергей, с конца февраля находящийся в клинике в немецком городе Аахене, сказал: «В последние месяцы эта фамилия постоянно звучала во мне». В чем же была причина конфликта? Что могло заставить талантливого танцовщика отомстить балетмейстеру столь низким, жестоким и бесчеловечным способом?

Премьер Большого театра Николай Цискаридзе утверждает, что между Сергеем Филиным и Павлом Дмитриченко было много конфликтов. В основном они были связаны с несправедливостью, которую Филин позволял по отношению к артистам. Другая версия, выдвигаемая следствием, что причиной раздора балетмейстера и танцора стала женщина – восходящая звезда Большого, балерина Анжелина Воронцова, которая состоит в близких отношениях с Павлом Дмитриченко.

Непростые отношения между Воронцовой и Филиным стали складываться якобы еще в 2008 году, когда молодая балерина победила на престижном конкурсе «Арабеск». Руководивший в то время балетной труппой Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Сергей Филин помог ей перебраться в Москву и пригласил на работу, но она выбрала Большой. А когда господин Филин сам стал худруком балета Большого, ситуация только осложнилась, так как балерина оказалась ученицей его соперника – примы Большого Николая Цискаридзе. По мнению Николая, Сергей Филин мстил его талантливой ученице, не давая ей ведущих ролей, о чем он сообщил следствию на допросе. Следствие полагает, что в какой-то момент Павел Дмитриченко мог решить отомстить господину Филину за обиды, нанесенные, по его мнению, госпоже Воронцовой. Тем более, что этот танцовщик известен в театре своей вспыльчивостью. По собственному признанию артиста, его несколько раз выгоняли из балетного училища за хулиганство.
Адвокат Сергея Филина оспаривает данную версию: «Когда художественным руководителем Большого театра стал именно Филин, она получила и солистку Большого театра, и все свои последние главные роли. Судя по тому, какой карьерный рост был у Дмитриченко, наверное, Филин видел в нем хорошего артиста».

Видимо, Дмитриченко не считал, что роли ему и Анжелине достались благодаря новому балетмейстеру. Разобраться с потерпевшим «своими методами» Павлу предложил уже упоминавшийся уголовник Заруцкий. Сыщики установили, что в последнее время он проживал в деревне в Ступинском районе неподалеку от загородного коттеджа Павла Дмитриченко и не раз помогал танцору по хозяйству.

Естественно, эта криминальная история, произошедшая в Большом театре, вызвала большой резонанс в обществе. Согласитесь, что такие термины, как «организатор нападения», «предполагаемый исполнитель» и «место преступления» не слишком органично смотрятся в контексте пируэтов, фуэте и па-де-де. Судебное разбирательство всколыхнуло спокойную, зеркальную гладь «Лебединого озера», и перед глазами всего мира предстали болотные массы злословия и досужих сплетен.

Не преминула высказаться о скандале бывшая балерина Большого театра Анастасия Волочкова, в свое время от руководства театра пострадавшая, и с ним, руководством, судившаяся. «Я в шоке от того, что произошла такая ситуация. Вообще, конечно, низость Большого театра, эта гнилостность меня поражала еще в то время, пока я там служила, – говорит Волочкова. – Раньше было время, когда люди как-то более благородно выясняли отношения. Путем дуэлей, сражений на шпагах или даже на кулаках».

Услышав о покушении на Филина, бывший главный балетмейстер Большого Алексей Ратманский, который теперь работает в American Ballet Theatre, написал на своей страничке в Facebook: «Несчастье с Сергеем Филиным не случайность. Многие болезни Большого – омерзительная клака (группа подставных зрителей – клакеров, нанимаемых для создания искусственного успеха либо провала артиста или целого спектакля – прим. ред), водящая дружбу с артистами, спекулянты и перекупщики билетов, полусумасшедшие фанаты, готовые перегрызть горло соперникам своих кумиров, циничные хакеры, вранье в прессе и скандальные интервью сотрудников – это один снежный ком. И ему причина – отсутствие ТЕАТРАЛЬНОЙ ЭТИКИ, которая разрушалась в Большом постепенно, конкретными людьми. Вот настоящая беда этого великого театра… Сереже – скорейшего выздоровления и мужества!».

В суде Дмитриченко отрицал, что хотел причинить тяжелый вред здоровью господина Филина. По его словам, отношения с Филиным у него действительно складывались непростые. «Но я не заказывал обливать Филина кислотой, это не мужской поступок! И я бы никогда этого не сделал бы, тем более я это не оплачивал!» – передает слова Дмитриченко на своей странице в Facebook его гражданская жена, солистка театра Анжелина Воронцова.

В виновности Павла сомневаются многие артисты Большого – они обратились с открытым письмом в защиту своего коллеги, собрав около 150 подписей. Коллектив театра не может поверить в то, что Павел, даже несмотря на излишнюю эмоциональность, мог задумать и организовать столь чудовищное преступление. Танцовщик также благодарит коллектив театра за письмо в его поддержку и обещает продолжить борьбу. «Я никогда в жизни ничего не боялся, не боялся говорить правду в лицо начальству и даже сейчас не боюсь! Несмотря на то что люди пытаются выжать из этой ситуации максимум… Сейчас я не могу писать более подробно, мне надо со многими вещами соглашаться…вам все потом расскажу…», – написал из тюрьмы Дмитриченко.

Несмотря на то что предельно политкорректный гендиректор Большого театра Анатолий Иксанов заявил, что артист сможет продолжить работу в труппе, если следователи признают его невиновным, пресс-секретарь ГАБТ Катерина Новикова заявила, что коллектив и руководство не сомневаются в причастности Дмитриченко к нападению на Филина, но считают, что танцор не «конечное звено» в этом деле.

Сейчас следствие идет полным ходом, и фигуранты дела то отказываются от показаний, то охотно участвуют в следственных экспериментах, в ходе которых рассказывают подробности подготовки преступления. По словам источника, знакомого с материалами дела, правоохранительные органы проверяют все версии, в том числе и выдвинутую артистами ГАБТ о том, что солист Павел Дмитриченко не мог быть заказчиком нападения на Филина, совершенного в столь жесткой форме. Однако достоверных данных о наличии фигуранта, который бы мог исподволь руководить действиями подозреваемых в совершении преступления, у правоохранительных органов на сегодняшний день нет.

Кто является главным заказчиком нападения, что за серый кардинал скрыт ото всех? – это главный вопрос, на который должно ответить следствие. О наличии таинственного заказчика говорит и Сергей Филин: «Перед нами играется многоактный балет, начавшийся с компромата на Геннадия Янина (кандидат на должность художественного руководителя, ушедший из театра в связи со скандалом из-за компрометирующих фото, распространненных кем-то в интернете), продолжившийся кислотой мне в лицо и, боюсь, пока не завершившийся. Видимо, за кулисами прячется опытный хореограф, он не торопится выносить свое имя на афишу…».
Тем временем, немецкие врачи делают Филину одну офтальмологическую операцию за другой в попытке вернуть ему зрение. Раны на лице Сергея уже затянулись, но процесс рубцевания после химического ожога займет еще много времени. «Спасибо врачам, которые здесь в Аахене со мной занимаются. Мы вместе движемся вперед, шаг за шагом… Я полон сил и желания вернуть себе то, что у меня отняли незаконно. Настроение у меня хорошее. Стараюсь быть оптимистом. Когда смогу видеть, снова займусь работой. Большой театр – это настоящий храм искусства, один из лучших театров мира. Маленькой кучке людей не удастся его разрушить. Аплодисменты, которыми награждают артистов в конце спектакля, доносятся до меня даже в Аахене. И это дает мне силы бороться со своей бедой», – говорит Сергей.