БОИ МЕСТНОГО ЗНАЧЕНИЯ

Анатолий Гержгорин

Фронтовикам не надо объяснять, что это такое, а не нюхавшим пороха советую еще раз посмотреть ставший классикой фильм «А зори здесь тихие…» или почитать одноименный роман Бориса Васильева. Любая война в основном и состоит из этих самых боев местного значения, но без генеральных сражений ее не выиграть. Объявленная Соединенными Штатами война с терроризмом заметно выпадает из общего контекста, и военные стратеги ломают головы, к какому разряду ее отнести. К антипартизанской? Но партизаны обычно за пределами своего района не воюют. К антидиверсионной? Уже теплее, хотя диверсанты всегда действуют с чьей-то территории и в случае удачи возвращаются на свои базы. Если исходить из этого, то террористы не более, чем мираж. За ними стоят определенные государства, взявшие их на полный пансион.

Вот и иракские «партизаны», как выясняется, в большинстве своем все те же самые заграничные диверсанты. Боевики группировки Jaish Ansar al-Sunna, устроившие ряд громких терактов в Багдаде, Фалудже, Мосуле и Ибриле, действуют по наводке спецслужб Сирии и Ирана. Нескольких из них удалось захватить в ходе спецопераций. На допросах они признались, что прошли подготовку в иранских и сирийских военизированных лагерях. После выполнения задания беспрепятственно переходят границу, возращаясь на свои базы. За каждый рейд получают вознаграждение, а в случае гибели семье назначается пожизненная пенсия. Кстати, немалая – 500 дол. в месяц. Для сравнения – средний иранец зарабатывает менее 2000 дол. в год, а сириец чуть больше 00. У задержанных изъяты сирийские и иранские визы. Так что сомнений в том, откуда они пришли и куда собирались уйти, нет.

А после скандальных парламентских выборов в Иране, где победу одержали ставленники исламского мракобесия, ситуация и вовсе становится непредсказуемой. Передавать в таких условиях власть иракцам сродни самоубийству. Это, наконец, понял даже Кофи Аннан, который в интервью японской газете “Ямиуни Симбун” заявил вслед за Белым домом, что выборы в Ираке «невозможно провести в назначенный срок». Более определенно высказался Пол Бремер. В интервью арабскому телеканалу “Аль-Арабия” он отметил, что выборы «могут быть проведены лишь через год или даже спустя 15 месяцев». Для чего понадобился этот тайм-аут? Прежде всего, чтобы осмотреться. Еще неизвестно, как поведут себя шиитская, суннитская и курдская общины, которые до сих пор не нашли общего языка. Но в любом случае американский военный контингент останется в Ираке до тех пор, пока обстановка там не стабилизируется.

Но дело совсем не в Ираке, где идет обычная локальная война. И Колин Пауэлл как человек военный хорошо это понимает. Выступая перед студентами Принстонского университета, он сказал: «Мы еще не победили террор, но я могу вас заверить, что мы делаем все возможное, чтобы положить конец терроризму во всем мире». Тут, по-моему, он явно перегнул. Чтобы положить конец терроризму во всем мире, надо сначала определить, что это такое. Если для Америки терроризм олицетворяет собой бин Ладен, то, скажем, для России – Шамиль Басаев, а для Израиля – Ясер Арафат. В Гаити свой бин ладен, в Непале или Уганде, как и в Кашмире – свой. Для одних они преступники, для других – национальные герои. Уже два года идет объявленная Соединенными Штатами война с мировым террором. А ООН в стороне от нее. Испанский премьер-министр Хосе Мария Аснар, выступая на форуме в поддержку демократии и развития Латинской Америки в колумбийском городе Картахена, вдруг спохватился и заявил, что необходимо составить международный список тех террористических организаций, которые “несут угрозу для общества”.

Пока ООН будет составлять эти списки, а потом согласовывать их, вырастет не одно поколение бин ладенов. Так называемое международное сообщество не созрело еще для того, чтобы адекватно реагировать на происходящее в мире. Вот и обнаруженные в Иране чертежи оборудования для обогащения урана, по сообщению из венской штаб-квартиры МАГАТЭ, «не могут служить поводом для обвинения Тегерана в создании ядерного оружия». Мол, чертеж, он и есть чертеж. Это, конечно, серьезный довод, но как быть с тем, что Иран грубо нарушил заключенные договоренности? И как верить ему после этого? Впрочем, отмахнуться на этот раз Международному агентству по атомной энергии не удастся. Потому что на авиабазе недалеко от Тегерана буквально на следующий день была обнаружена газовая центрифуга, произведенная как раз по этим чертежам.

Иран не стал ждать реакции генерального директора МАГАТЭ Мохаммеда Эль-Барадеи. Пресс-секретарь министерства внутренних дел заявил: «Мы купили ряд компонентов у некоторых дилеров, однако не знаем, кто и откуда их привез». Зато полиция Малайзии знает. Она арестовала некоего Бухари Сайеда Абу Тахира, который сообщил, что Абдул Кадир Хан доставил два контейнера с деталями центрифуги по просьбе иранского «чекиста», за что получил 3 миллиона долларов. По его словам, «наличные были доставлены в двух портфелях и хранились в квартире, в которой жил Хан во время своих приездов в Дубаи в Объединенных Арабских Эмиратах». Тахир – шри-ланкиец, постоянно проживающий в Малайзии, сказал также, что Хан наладил перевозку обогащенного урана в Ливию. После чего Тахира с миром отпустили, предупредив, правда, что могут вызвать на допрос, если МАГАТЭ проявит интерес. Но поскольку МАГАТЭ не соизволило пообщаться даже с Ханом, то интерес к Тахиру, скорее всего, проявят иранские спецслужбы. И мне заранее искренне жаль бедолагу, попавшего под каток большой политики.

О том, как развивается ядерная программа Ирана, можно судить по Ливии, которая, используя полученные от Хана китайские технологии, наладила производство плутония. Триполи приступил к своей ядерной программе еще в начале 80-х годов и продвинулся к созданию атомного оружия гораздо ближе, чем предполагалось. Муаммар Каддафи признался, что «эти разработки оказались слишком сложными для наших ученых». Но, может быть, он передал их другим ученым, которые понимали что к чему? Все это происходило под носом МАГАТЭ, но его эксперты об этом даже не догадывались. Зато теперь спохватились и даже готовы вынести ливийский вопрос на обсуждение в Совете Безопасности ООН. После того как Каддафи сам себя высек. Иран продвинулся по этому пути гораздо дальше, но все ждут, когда и аятолла Хаманеи раскается. Дождутся, но совсем другого.

Складывается такое впечатление, что все спешат поскорее замять этот скандал. Бывший премьер-министр Пакистана Беназир Бхутто считает, что Первез Мушаррафф всеми силами пытается спрятать концы в воду. «Я хорошо знаю Кадир Хана, это весьма состоятельный человек, и никогда не стал бы продавать самостоятельно ядерные технологии, тем более в целях обогащения”, – сказала она в интервью телекомпании Би-би-си. И в самом деле поспешное решение президента простить «отца» пакистанской атомной бомбы лишь усиливает подозрения в том, что передача секретных технологий осуществлялась с санкции высшего руководства страны. Бхутто не сомневается, что в этом замешан и сам Мушаррафф. Конечно, ей, опытному политику, этот скандал на руку, но она лучше других знает местную политическую кухню, поэтому не исключает, что власти для сохранения тайны могут пойти на самые крайние меры, вплоть до устранения сильно наследившего Хана. Для многих, цинично говоря, это было бы самым лучшим решением.

И все же следы надо искать не в Исламабаде. Ядро преступной сети, занимающейся продажей смертоносных технологий, находится в Европе. Не первый год ученые-ядерщики и спецслужбы говорят об утечке информации, но это никого не волнует. Многие поставщики и посредники, чьи имена всплыли в результате ведущегося сейчас в Пакистане следствия, не последние люди в европейской ядерной промышленности, в том числе и связанные с программами по обогащению урана. Тот же доктор Хан, работавший на голландского субподрядчика компанию Urenco, имел допуск к новейшим голландским разработкам, хотя никогда не скрывал своих радикальных исламских взглядов. Тогда же он и начал создавать ядерную сеть, которая, как признает уже и МАГАТЭ, была “масштабной и впечатляющей”. Она опутала полпланеты. Маршруты вели из Германии, ЮАР и Тайваня в Исламабад, а из Исламабада – окольными путями – через Малайзию и Объединеные Арабские Эмираты в Северную Корею, Ливию и Иран. Но за нити дергали в Европе.

Если вы думаете, что с опасной сетью, наконец, навсегда покончено, то глубоко ошибаетесь. Как сообщает японская газета Asahi Shimbun, на китайско-северокорейской границе задержан товарный состав с растворителем, который используется для производства оружейного плутония. Но заслуга китайцев невелика – предупреждение поступило от ЦРУ. И как бы не выяснилось, что происхождение груза – чисто китайское. Северная Корея в долгу не осталась, обвинив Соединенные Штаты в “чудовищной лжи”. За живое, оказывается, задело заявление Вашингтона о наличии у КНДР программы по созданию атомного оружия. И это накануне предстоящих шестисторонних переговоров в Пекине. Заодно Пхеньян самым решительным образом отверг обвинения в том, что использовал ядерные секреты, полученные из Пакистана. И тут, кстати, я готов поверить корейцам, а не Кадир Хану. Если коммунистический Китай делился секретами с исламским Пакистаном, то почему не мог поделиться с коммунистической Кореей? Зачем лишние посредники в таком деликатном деле?

Общими усилиями ядерные технологии расползлись по всему миру. Наверняка приобрели их и террористы. Теперь даже эксперты МАГАТЭ не исключают этого. Кадир Хан с большим уважением относится к бин Ладену и даже из сочувствия мог подарить ему бомбу. Враг-то один – ненавистный Запад. Впрочем, то, что не успел Хан, доделают иранские аятоллы. Пока Белый дом под угрозой санкций ООН требует, чтобы Тегеран свернул ядерную программу, Европа по инерции заигрывает с иранским духовенством. Но роль “доброго следователя” ей явно не подходит. Это со всей очевидностью показала и прошедшая в Брюсселе конференции по вопросам антисемитизма. Возглавляющий Еврокомиссию Романо Проди свел все к арабо-израильскому конфликту. Более того, он полагает, что недовольство израильской политикой – явление нормальное и не имеющее никакого отношения к антисемитизму. Чистейшей воды словоблудие, потому что французу или голландцу плевать на то, что происходит на Ближнем Востоке – своих забот хватает. А вот в том, что в Европе снова пышным цветом расцветает юдофобство, – прямой результат политики таких вот проди.

Но бои местного значения могут вестись не только военными методами. В этом плане весьма показателен судебный процесс в Гааге. Основной вопрос – имеет право Израиль защищать себя или нет. ООН свой вердикт вынесла еще до суда. Ее поддержали «Красный крест и полумесяц», Amnesty International и еще десяток организаций, пекущихся о правах террористов. Гаагский суд тоже давно определился. Правда, картину несколько подпортил очередной теракт в Иерусалиме, где униженный защитной стеной смертник снова взорвал автобус, но это мелочи по сравнению со страдающими от моря до моря арабами. Палестинцам предоставили почетное право первыми выразить свое отношение к «еврейской стене». Затем перед судьями выступят представители Иордании, Алжира, Судана, Саудовской Аравии, Турции, Кубы, ЮАР, Мадагаскара, Сенегала, Бангладеш, Индонезии и Малайзии, которым израильский забор тоже не дает спокойно спать. А там, глядишь, подтянуться и остальные – все-таки 44 страны проголосовали за передачу этого неотложного дела в международный суд.

В общем борьба с терроризмом идет полным ходом. Но щепки почему-то летят в израильский огород. Почему так происходит, «объяснил» египетский официоз “Ахбар аль-Яум”, опубликовавший накануне гаагских слушаний передовицу, в которой говорится: «Аллах нарочно позволил евреям захватить Палестину, чтобы собрать там их всех и истребить одним ударом». Этого очень бы хотелось не только арабам. Но захочет ли Израиль стать бараном для заклания? Вот в чем вопрос.