«ДО ЛАМПОЧКИ!»

Анатолий Гержгорин

Не смотрю телевизор, не слушаю радио, не читаю газет. Избегаю самолетов и поездов. Не езжу в метро и на общественном транспорте. Не хожу в кино и пивбары. Почту выбрасываю, не вскрывая. Ложась спать, завязываю глаза и затыкаю уши. И пусть где-то кого-то взрывают, мне «до лампочки!» – здоровье дороже. Думаю, под этим монологом многие поставили бы подпись. Сытый Запад устал от набегов «кочевников» и готов заплатить любую цену за свое спокойствие. Но чем аккуратней обходишь лужи, тем быстрей замочишь ноги. Мадридская бойня нeожиданностью не стала. Этого теракта ждали, в Испании – особенно (недавний опрос, проведенный телекомпанией ABC News совместно с корпорацией Ipsos, показал, что 85% испанцев постоянно ощущают на себе террористическую угрозу).

Неожиданностью стала реакция на эту бойню. Общеевропейское мнение наиболее доходчиво выразила немецкая “Вестдойче альгемайне цайтунг”, написавшая в передовой: «Как показывает опыт, тому, кто хочет покончить с террором, необходимо заручиться всеобщим доверием. Открытому обществу ни в коем случае не следует отказываться от своих идеалов, иначе оно потерпит поражение. Нам вовсе не следует вести “войну с террором”. Ведь именно этого и хотят террористы: втянуть нас в войну. Террористы – не воины. Они – обыкновенные преступники». Вот и весь сказ. Нет никаких террористов, вычеркните это слово из словаря и идите спать. Или на демонстрацию. В Осло, между прочим, так и сделали: провели демонстрацию протеста против… израильской стены безопасности. Большинство демонстрантов составляли студенты и молодежь. Организаторы, как обычно, ушли в тень.

А в Мадриде в это время проходила своя – двухмиллионная – демонстрация против террора. И испанец, ребенком вывезенный в Советский Союз и вернувшийся на родину только в 1994 году, сказал опешившему репортеру: «Кому нужна такая свобода? Сталин нужен!». Простим ему этот эмоциональный срыв. Сталин не решил национальный вопрос, а лишь заминировал дорогу, на которой сегодня взлетают на воздух все благие намерения. Но и путь, по которому вел когда-то Европу Чемберлен, тоже закончился реками крови.

Значит, необходимо нечто другое. Что же предложил Евросоюз, у которого теперь свое 11 сентября? На экстренной сессии Европарламента в Страсбурге было решено объявить 11 марта ежегодным днем Памяти жертв терроризма. Стоит отметить, что проект этой резолюции был готов давно, и в нем скорбным днем предлагалось объявить 11 сентября – в память о терактах в Нью-Йорке и Вашингтоне. Но вопрос этот в повестку дня долго не включали. Ждали, наверное, европейской развязки. И дождались. Поэтому с легкой душой приняли поправку, предложенную португальцем Жозе Рибейро, и изменили дату.

Сейчас, когда начался «разбор полетов», в испанского премьер-министра Хосе Мария Ансара со всех сторон полетели камни. В том же Европарламенте открыто говорят, что трагедия – прямое следствие решения о направлении в Ирак испанских военнослужащих. Ансар, дескать, допустил роковую ошибку, поддержав США и Великобританию в войне с режимом Саддама Хусейна. В самой Испании его обвиняют в том, что он многое сделал для борьбы с баскскими сепаратистами, но почти ничего – для противодействия международному и, прежде всего, исламскому терроризму. Ансару, который так или иначе слагает с себя премьерские полномочия, в принципе все равно. Но не все равно его Народной партии. Дело в том, что взрывы в Мадриде прогремели как раз накануне парламентских выборов. И преемник Ансара – Мариано Рахоя – неожиданно для многих проиграл своему оппоненту – кандидату в премьер-министры от Социалистической партии Хосе Луису Родригесу Запатеро.

Почему Ансар запаниковал? Невзирая ни на что, он упорно искал в теракте след баскских сепаратистов. Даже тогда, когда факты говорили о другом. Уже был найден в пригороде столицы фургон с детонаторами для взрывчатки и аудиозаписями сур Корана на арабском языке. А издающаяся в Лондоне арабская газета al-Quds al-Arabi получила письмо от “Бригад Абу Хафс аль-Масри”, входящих в состав “Аль-Кайды”, в котором говорится, что «операция “поезда смерти” – лишь начало войны против “крестоносцев”».

Но самым неприятным для Ансара стало сообщение о возможной причастности к взрывам в Мадриде марокканских террористических организаций. Спецслужбы, арестовавшие троих марокканцев и двух индусов, сообщили, что с “с 99-процентной уверенностью” могут утверждать, что теракты – дело рук исламистов. И даже после этого правительство продолжало обвинять во всем баскскую группировку ETA. “Если спецслужбы полагают, что это сделала “Аль-Кайда”, то мне ничего подобного неизвестно”, – заявил министр внутренних дел Анхель Асебес, вызвав смешки у журналистов.

На территории Марокко действуют несколько экстремистских группировок. Но печальную славу снискали, прежде всего, “Салафия Джихадия” взявшая на себя ответственность за взрывы 16 мая 2003 года – тогда в Касабланке погибли 45 человек (в том числе, 12 террористов-смертников), и “Исламская боевая группа”, которая объединяет в основном боевиков, воевавших против советских войск в Афганистане. Обе эти группировки тесно связаны с “Аль-Кайдой”. Впрочем, неважно, кто стоит за терактами в Мадриде. Такие масштабные акции, да еще под носом у спецслужб, залетным террористам не под силу. Значит, у них были сообщники. Поэтому самую большую опасность представляет «пятая колонна», глубоко пустившая корни во всех западных странах. И не случайно так нагло ведет себя “Аль-Кайда”, ставшая символом исламской экспансии.

В недавнем письме в газету al-Quds al-Arabi боевики “Бригад Абу Хафс аль-Масри” хвастливо заявляют: “Мы несем хорошие новости всему мусульманскому миру. Операция “Ветры черной смерти” против Америки подходит к концу. Она завершена на 90%”. Эта же организация в ноябре прошлого года взяла ответственность за теракты в Стамбуле, а в августе сообщила о своей причастности к взрыву штаб-квартиры ООН в Багдаде. Блефуют ли террористы? Не исключено. Ведь каждая словесная угроза обходится Западу в миллиарды долларов. И меня, честно говоря, не вдохновило заявление министра финансов Джона Сноу о том, что «если против США будет предпринята новая атака террористов, то ее последствия для национальных финансовых рынков окажутся менее разрушительными, чем это было после терактов 11 сентября 2001 года».

Потратить на безопасность десятки миллиардов, отобранных у детей и пожилых, и после этого разводить в бессилии руками – вариант, прямо скажем, не самый лучший. Показушные рейды с собаками в метро проблемы не решат. Нужны иные, более кардинальные меры. Причем немедленно. Для этого, возможно, придется внести серьезные изменения в законодательство. В любой исламской стране мусульмане несут коллективную ответственность. Во время недавнего футбольного матча в городе Камишли, к примеру, вспыхнули беспорядки. Сирийские силы безопасности открыли огонь на поражение, убив свыше 80 человек. В знак протеста в ряде городов компактного проживания курдов прошли демонстрации. В район беспорядков были тут же направлены танки. Может быть, вы слышали по этому поводу какие-нибудь стенания правозащитных организаций?

Понятно, Америка – не Сирия. В арабских странах вообще плевать хотели на права человека. Тем не менее, следует тоже подумать о коллективной ответственности мусульман. Теракт в США невозможен без помощи и поддержки местных исламских организаций. И они должны знать, что понесут самое серьезное наказание в случае чрезвычайной ситуации, вплоть до выселения из районов компактного проживания. Иначе мы превратимся в Грецию, которая обратилась к НАТО с просьбой помочь в обеспечении безопасности на Олимпийских играх. Остается только ввести в олимпийскую деревню танки. Проблемы безопасности и так уже обошлись Греции в более чем 750 миллионов долларов. Но Америка, не говоря уже о Европе, сама уязвима. Выступая на заседании Конгресса, глава комиссии по оценке ядерной угрозы при министерстве обороны Томи Кристи признал, что абсолютно не уверен в надежности национальной системы противоракетной обороны. Она, по его словам, может не выдержать даже атаки со стороны Северной Кореи.

Конгресс пытается переломить эту тревожную ситуацию, действуя методом кнута и пряника. В Сенате рассматривается проект закона, предоставляющий право на беспошлинную торговлю странам, содействующим урегулированию арабо-израильского противостояния. Законопроект внесен сенаторами Джоном Маккейном и Максом Баукусом. Закон предусматривает торговые льготы для тех стран, в которых проводятся экономические реформы, ведется война с терроризмом и реально стремятся к миру на Ближнем Востоке. Напрасные усилия. У арабов, как это ни горько, иные цели – уничтожить Израиль. Об этом говорит и теракт в Ашдодском порту, совершенный двумя смертниками – Набилем Масудом и Махмудом Захариром. Они приплыли на надувной лодке из сектора Газа, того самого, который Ариэль Шарон готов подарить «образумившимся» палестинцам. Пока израильтяне оплакивали погибших, арабские толпы бесновались на улицах Дженина, Шхема и других палестинских городов.

Может, права “Вестдойче альгемайне цайтунг”, написавшая, что нам «вовсе не следует вести войну с террором»? Сходим на Гибсона, потом напьемся до поросячьего визга, и море – по колено. Пусть думают Буш с Керри, готовые растерзать друг друга в прямом эфире. А нам бы день простоять, да ночь продержаться. Апатия – не болезнь, а форма стресса. Я бы еще назвал ее аллергией на жизнь. Мы годами таскаем ее, не замечая, как продовольственную сумку. Но апатия – не равнодушие. Равнодушному все «до лампочки!», лишь бы его не трогали. Апатия же – просто перепад настроения. И не надо быть доктором, чтобы определить, в какой стадии мы сейчас находимся. Достаточно включить радио или телевизор.