БОСТОНСКАЯ ТРАГЕДИЯ: ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ…

Александр Матвеев

Пока идет расследование бостонского теракта, похоронили одного из организаторов взрыва Тамерлана Царнаева. Как мы писали ранее, жена Тамерлана, американка Кэтрин Рассел отказалась хоронить мужа. Родные Тамерлана и полиция долго не могли найти место для похорон, тело не хотели принимать на кладбищах Массачусетса и в ряде других штатов. Место удалось найти благодаря жительнице штата Вирджиния, которая связалась с местным мусульманским похоронным бюро. Тамерлана Царнаева похоронили в ночь на 9 мая на кладбище Эль-Барзах (Al-Barzakh) в городе Досуэлл.

Марта Маллен из Ричмонда рассказала, что ее возмутили репортажи об акциях протеста, когда люди выступали против захоронения Царнаева в Америке. «То, что сделал Царнаев, останется между ним и Богом. Иисус нас учил любить своих врагов. Я осуждаю действия Царнаева, но это не освобождает нас от обязанности предать его тело земле», – считает 48-летняя Марта.

Прошло больше месяца, с тех пор как раздался взрыв, разделивший на до и после жизнь участников и гостей марафона, да и всех жителей Америки. Пострадавшие во время теракта продолжают лечение и день за днем пытаются наладить свою жизнь, стараясь забыть Бостонский марафон, но душевные и физические раны будут всегда напоминать им о нем.

bm0В ПАМЯТЬ О МАРТИНЕ

Несмотря на огромное количество людей, желающих почтить память погибшего во время взрыва 8-летнего Мартина Ричарда, похороны прошли в узком кругу родных мальчика. «Проявление любви и поддержки за последнюю неделю было огромным. Это самое тяжелое время нашей жизни, и мы благодарим друзей и близких за то, что они с уважением отнеслись к нашему горю и не беспокоили нас», – гласит официальное заявление родителей Мартина. Также Билл и Денис пообещали в ближайшие недели организовать мемориальную службу для всех, кто хочет отдать дань памяти Мартину. Мать мальчика, Денис, перенесшая операцию на головном мозге, по-прежнему не оправилась от ран, полученных во время взрыва, и не видит на один глаз, но уже выписалась из больницы и вернулась домой к мужу Биллу и старшему сыну, 12-летнему Генри, который не пострадал во время теракта. Тяжелее ситуация с их 7-летней дочерью Джейн: девочке, которая так любила танцевать и занималась ирландскими танцами с 3 лет, ампутировали ногу. Она перенесла 11 операций за месяц, и состояние ее все еще тяжелое. Когда Джейн пришла в себя через две недели после взрыва, родители рассказали о смерти ее брата Мартина, что тоже стало тяжелым испытанием для семьи.

bo1Сейчас Джейн проходит курс реабилитации, после чего девочке будут делать протез. Генри вернулся в школу, что дало ему необходимое сейчас ощущение привычной повседневной жизни. «В центре внимания нашей семьи – исцеление наших травм, как физических, так и эмоциональных», – говорят супруги Ричардс.

ДОЧКИ-МАТЕРИ

Когда Селесте Коркоран и ее дочь Сидней наконец-то увидели друг друга в больнице Boston Medical Center, они заплакали от счастья – ведь совсем недавно они считали друг друга погибшими. Селесте стояла вместе с мужем Кевином и дочерью Сидней на финише и ждала свою сестру Кармен, принимавшую участие в забеге, когда прогремел взрыв. Селесте сильно повредило шрапнелью обе ноги. «Боль была так сильна, что мне хотелось умереть», – вспоминает она. Кевин перевязал своим ремнем ей одну ногу, а другую – ремнем, который он попросил у человека, стоявшего поблизости. «В ожидании медиков я лежал рядом с ней, целовал ее и говорил, что все будет в порядке, и что я ее очень люблю», – рассказывает Кевин.

bo2В это время Сидней отбросило взрывом, и она лежала в стороне. Какой-то незнакомец поспешил ей на помощь. Впоследствии доктора рассказали, что у нее была разорвана бедренная артерия, и если бы не тот человек, она бы умерла от потери крови. Но девушка осталась жива, и ногу удалось спасти. К слову, два года назад она уже была на волоске от смерти: Сидней попала в автомобильную аварию и получила трещину в черепе. И когда теперь в больнице Сидней поздравляли с ее 18-летием, это был не просто праздник – она праздновала свое второе рождение.

Спустя несколько дней Мэтт Смит – именно так звали ее спасителя – пришел навестить Сидней в больницу, и они встретились, как добрые друзья. «Теперь он официально член нашей семьи!» – сказал отец Сидней Кевин.

Селесте пришлось ампутировать обе ноги, и прежде чем внести ее в палату к дочери, врачам необходимо было подготовить Сидней к встрече с матерью. Но, как призналась Сидней, радость воссоединения с мамой затмевала все. «Это по-прежнему моя мама, и она все еще может обнимать меня! Ведь когда я попала в больницу, я была уверена, что из нашей семьи осталась только я и брат, который не пошел на марафон», – говорила Сидней. Мама с дочерью практически все время находились в одной палате, не желая расставаться друг с другом ни на минуту. Обе они говорили о своем будущем – о желании Сидней поступить в колледж изучать уголовное право, и мечте Селесте вернуться к работе парикмахера, хотя муж Кевин, водитель грузовика, говорит, что она может оставаться дома столько, сколько хочет. «Буду стоять на протезах, – говорит она. – Я знаю, что мне будет очень трудно, и моя жизнь теперь будет совсем другой, но я сильная и говорю себе каждый день: «Я могу сделать это!» Мне помогает моя большая дружная семья и наши друзья».

О том, как широк круг их друзей и людей, желающих им добра, Селесте и Сидней даже не подозревали: пока они были в больнице, им создали сайт, на котором собирают пожертвования – на сегодняшний момент собрано почти 800 тысяч долларов. Также идут сборы денежных средств и многим другим тяжело раненым во время взрыва. А Сидней и Селесте уже вернулись домой и, хоть и медленно, идут на поправку.

«ЭТО НАЧАЛО ПРЕКРАСНОЙ ДРУЖБЫ»

Знаменитая фраза из фильма «Касабланка» вспоминается, когда читаешь историю взаимоотношений этих двух мужчин. Фотография человека в ковбойской шляпе, везущего на инвалидном кресле молодого человека с оторванными ногами, обошла весь мир. Когда прогремел первый взрыв, Карлос Арредондо, которого журналисты уже прозвали Героем в ковбойской шляпе, сразу поспешил на помощь 27-летнему Джеффу Бауману, истекавшему кровью. Благодаря работе в качестве волонтера в Обществе Красного Креста, Карлос знал, как оказывать первую медицинскую помощь и как накладывать жгуты. В этот день он спас многих, но с Джеффом у него сложились особенные отношения. Карлос навещал его в больнице и намерен помогать Джеффу справиться с тяжелым восстановительным периодом, ведь молодой человек остался инвалидом. Судя по всему, Джефф в надежных руках: с тех пор как старший сын Карлоса погиб в Ираке, а младший покончил жизнь самоубийством, не пережив гибели брата, Арредондо помогает семьям, потерявшим близких, и всем, кто переживает депрессию или задумывается о самоубийстве.

Конечно, Бауману предстоит длительный и сложный восстановительный период, но он старается не унывать. Как только молодой человек пришел в себя, он начал активно помогать следствию – террористы стояли рядом с ним, и он запомнил их в лицо. Его показания помогли идентифицировать виновников взрыва.
Когда родители Джеффа спросили Карлоса, чем они могли бы его отблагодарить за спасение сына, он ответил им, что пусть каждый день молятся за слабых и несчастных людей. Это был бы самый большой подарок ему.

«Я БУДУ ТАНЦЕВАТЬ!»

Так говорит себе каждый день 32-летняя Эдриенн Хаслет-Дэвис, преподаватель танцев, потерявшая ногу. На марафон они пришли вместе с мужем Адамом Дэвисом и стояли среди зрителей недалеко от места взрыва. Очнувшись в больнице и увидев возле своей кровати родителей, Эдриенн сказала: «Мам, ты можешь мне помочь, моя левая нога онемела», и услышала страшную правду: «Эдриенн, милая, у тебя нет левой ноги…». «Это было тяжело услышать», – вспоминает она.
Теперь, спустя недели после теракта, ампутированная нога Эдриенн обернута ярко-розовой тканью. Она мечтает вернуться к своей любимой работе и своим ученикам, которые заполнили ее больничную палату огромным количеством цветов. «Это единственное, что я умею, и чему я посвятила всю свою жизнь. Я не хочу заниматься чем-то еще, кроме танцев», – рассуждает девушка.

Впереди долгие месяцы физиотерапии, но Эдриенн уже выбрала, какой танец она станцует первым – венский вальс. «Это один из самых сложных, но и самых красивых танцев», – говорит она.

Приливы жизненной энергии и оптимизма сменяются у нее приступами злости и отчаяния. «Бывают моменты, когда я швыряю бутылки с водой через всю комнату, и отбрасываю ходунки. Я злюсь, что кто-то сделал это со мной, и что я не могу танцевать и двигаться, как прежде. Обычные вещи представляют для меня теперь огромную сложность: я не могу нормально ни одеться, ни принять душ», – плачет Эдриенн. Но помощь близких, мужа, который поправляется после ранения в ногу, и родителей, а также поставленные перед самой собой цели помогают пережить этот сложный период. «Я станцую вальс. И приму участие в Бостонском марафоне!», – заявляет она.

НАЧАТЬ СНАЧАЛА

«Все это не имеет значения. Это всего лишь смена декораций!» – говорит жертве теракта Селесте Коркоран морской пехотинец Гейб Рамирес, тоже потерявший обе ноги во время сражения. Инвалиды, ветераны войны в Ираке и Афганистане специально посетили раненых, пока те проходили лечение в Boston Medical Center, чтобы поделиться опытом и утешить их. «Но я ничего не могу делать!» – плачет Селесте. «Сейчас да, но я клянусь тебе, что скоро ты сможешь двигаться самостоятельно. В твоей жизни будет так много людской поддержки и так много возможностей», – убеждает Гейб.

Незадолго до теракта Джохар Царнаев написал в своем Твиттере: «В сердце города нет любви, будьте осторожны, люди». Но он ошибся, и в этом его поражение. Только бескорыстная любовь и поддержка людей – близких и совершенно незнакомых – помогает другим оправиться от того страшного марафона, приведшего к краху трех человеческих жизней и бесчисленного множества надежд.

4 комментария

  1. Пока идет расследование бостонского теракта, похоронили одного из организаторов взрыва Тамерлана Царнаева.
    ——————————————————————————————————————————————————
    Саша, браток, ну Вы хоть не начинайте заниматься юридической профанацией. Ну местных я понимаю… они такое харчо заварили, что сам черт не поймет какое мясо они туда бухнули…по-ходу второй свежести.
    Но от соотчественника как-то коребит такое читать. Не хочется на трагедии людей тут разводить базар, статья то нормальная, но дорогой мой, нельзя называть человека преступником до решения суда. Если Вы, уважаемый. жили в СССР, то наверное слышали такое словосочетание “презумция невиновности”.
    Я этих братанов не пытаюсь выгораживать, может это и их рук дело, хотя в это мало кто верит, слишком мутный сюжет. Но в любом случае закон есть закон. А то мы вначале человека до решения суда преступником назовем, потом мы свидетеля на допросе убьем и просто извинимся за “оплошность”… потом мы семью Бен Ладана сразу после таракта срочно вывезем из США, чтоб их тут не обидели, а невинного президента другой страны вздернем на веревке. потому что его рожа нам не понравилась… и прочая…прочая… прочая…
    А после этого хотим называться “правовым государством”?
    Так что Саша, того….не безобразничай 🙂

  2. Да, действительно сюжет мутный. И конечно очень жаль людей которые случайно попали “под раздачу”. Но есть статьи которые показывают о том что это было очередной спектакль (не буду давать сноски, мы уже обсуждали это, и кому интересно найдут).

  3. Оказывается. хлопца прихлопнули на допросе. потому что с черенком от метлы бросился на следователя….мама дорогая, как страшно небось фбр-ровцу было, я представляю, не дай Бог оказаться на его месте. Чеченец, да еще с метлой – это страшнее атомной бомбы. Вот он в него всю обойму с перепугу и выпустил, бедолага, а его теперь – под служебное расследование.

  4. Не хочу обидеть автора статьи, но я согласна с Single Mad что не стоит заниматься профанацией.

Комментарии закрыты.