ТУФЕЛЬКА ЗОЛУШКИ

Алиса Актенка

Рассказ на конкурс

Затерявшись в сети улиц, у неприметного изгиба дорог скромно светится в ночи изящная туфелька Золушки. Она указывает на дверь, за которой скрывается Тайна. Здесь происходит чудесное превращение никому не нужного, на первый взгляд, хлама – разбитой и протертой пары обуви, готового в утиль зонтика или сумочки, «Память последней молодости», в бесценное для их владельцев сокровище. И это в наш-то век? В век, когда не только простым вещам, но и живым людям уготовано место на свалке?!

Благодарность не свойственна всем, но если бы стоящие на полках обновленные вещи могли говорить, они бы поведали нам, как были уродливы и неказисты, безобразны и бесполезны до тех пор, пока не коснулась их рука Мастера. Им, высоко и низко стоящим на полках, хорошо виден этот образ Волшебника. В нем удивительно сочетаются кропотливость и трудолюбие часовщика, простота и беззаботность Карлсона и умудренность Старца.

Если бы вещи могли говорить, то наверняка открыли бы нам секрет, почему в безбрежном море товаров людям так хочется подольше продержаться на спасательном круге привычных предметов. Но они лишь молчаливые свидетели:

Вот, прихрамывая и опираясь на трость, вошел молодой Бразилец. Он принес великолепные модельные туфли из хорошо выделанной кожи. Подобных им не встретишь в дешевых супермаркетах – это товар штучный. Носить он их не может из-за ортопедических проблем; и, определив нужный размер, Мастер вытачивает недостающую его ступне деталь в туфле.

Вот стройная танцевальная пара принесла в починку их особый инструмент – пару обуви из прочной и гибкой кожи. Обиходные заготовки тут не годятся – загубят весь «инструмент движения». Но и его секрет- не тайна для Мастера. Он знает точно, как укрепить, не сковав.

Вот азиатка принесла в работу туфли мужа. Она долго сокрушается, что потеряла из виду Мастера, сменившего старый адрес на новый. Тот терпеливо объясняет ей варианты работы и в конце заключает, с трудом переводя на английский родную пословицу «Хозяин – барин». Женщина долго раскланивается и обещает зайти за работой через пару дней и, почему-то неожиданно произносит по-русски: «До завтра».

Сколько бы народу ни перебывало в мастерской за день, для каждого здесь найдется доброе слово, понимающий взгляд и неоценимая помощь. Кажется, что даже наше стремительное время как прирученный зверь почтенно замедляет свой бег у порога с контуром туфельки Золушки. Входя вовнутрь, оно послушно следует размеренности и достоинству Мастера, прислушивается к его ироничному говору, замирает от происходящего и обновленное, покидает гостеприимного хозяина, дружески прощаясь: «До свидания, Доктор-обношек!»