ОБЕЗЛИЧЕННОЕ ПРАВО УБИВАТЬ

Георгий ТРУБНИКОВ, Санкт-Петербург

22 марта на рассвете в секторе Газа был убит духовный лидер движения ХАМАС шейх Ахмед Ясин. Его машина была уничтожена тремя ракетами, выпущенными с израильских вертолетов. Палестинское руководство объявило, что действия Израиля «открыли врата ада», а ХАМАС уже обещает ответить крупным терактом «без границ».

Обозреватель газеты «Известия» Семен Новопрудский, пытаясь осмыслить с религиозных позиций уничтожение идеолога терроризма, договорился до того, что “террористам удалось расшатать сами основы христианской морали”

(“Право убивать”, 03.24.2004).

Заповедь “не убий”, одинаково чтимая иудеями и христианами, есть руководство для отдельно взятого человека. А право лишать жизни преступников передано государству. Народный суд в лице государства обезличен. Для приведения приговора в исполнение существует институт палачества. И солдатам, идущим в бой по повелению государства, смертный грех отпускается заранее.

Что очень важно: христианское государство при вынесении приговора руководствуется вовсе не местью. Смертная казнь – лишь гарантия, что преступник никогда не повторит свое преступление и – одновременно – предупреждение потенциальным преступникам о неотвратимости наказания.

Христос не отменял существовавших при его жизни законов. Он дал направление, по которому стал развиваться христианский мир, последовательно становясь менее жестоким (А. Вознесенский: “…отвергнув месть, как пройдя болезнь”). Отмена смертной казни в христианских странах – итог многовековой работы Церкви во имя смягчения нравов. Но по отношению к внешнему врагу во время войны смерть остается все тем же гарантирующим и предупреждающим фактором.

Удачный выстрел по шейху Ясину – это приведение в исполнение приговора. Ни иудейская, ни христианская мораль от этого выстрела не пошатнулись. Просто хорошее государство никому не позволяет бить своих подданных ни по левой, ни по правой щеке.