ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ «ОК»

Мария Марковец, Санкт Петербург

Коротенькое словечко «о`кей» недавно отметило день рождения. Сумела найти две версии его происхождения. По одной, словечко впервые появилось 23 марта 1839 года в бостонской газете Morning Post как шуточное сокращение неправильно написанного выражения «oll korrect» (все верно). По другой – годом позже в публикации The New Era («Новая эра»), которая была выпущена в Нью-Йорке клубом демократов The Democratic OK Club. Сокращение «OK» означало Old Kinderhook – псевдоним тогдашнего президента США Мартина Ван Бурена.

А ведь «о`кей» не только для американцев, но и для жителей России значит немало. Вот, например, такая черта российского общества, как стойкий антиамериканизм. Задумываясь о его природе, я вспоминаю свое детство. Журнал «Крокодил» выходил тогда многомиллионными тиражами. И в каждом номере – портрет наглого верзилы в военной форме с сигарой в зубах, положившего ноги на стол. А тексты повествовали об изнасилованных японках и повешенных неграх. Да что «Крокодил»! Вся мощь пропаганды эпохи великого массового оглупления была нацелена на это. В 60-е годы об американцах заговорили мягче, но, по большому счету, пропаганда продолжалась до конца 80-х. Так что удивляться неприязни к Америке, которая проявляется во всех социологических опросах и в самой ментальности нашего народа, нет смысла.

Среди атрибутов американского образа жизни, кроме привычки класть ноги на стол (откуда нам было знать, что ботинки могут быть идеально чистыми!), были жвачка, джаз и «о`кей». Последнее в ранней пропаганде имело почему-то зловещий характер – типа «ну, погоди!» (еще до мультфильма). Позже оно должно было показать нам, насколько тупы американцы, обходящиеся одним-единственным словом.

Когда подошло время хрущевского культпросвета (просвета между культами), атрибутика американского образа жизни была использована молодыми нонконформистами как вызов государству. «Чуингам» могли достать лишь дети дипломатов. А вот джаз, узкие брюки и «о`кей» стали ареной идеологической борьбы. «Сегодня носит “Адидас”, а завтра Родину продаст» – это же не только шутка, это логика «патриотов». А я всегда любила слышать «о`кей!». Его вставляли в речь ребята энергичные, смелые, свободные в выборе, нацеленные на дело. Оно было своеобразным паролем.

А теперь его переняли почти все: я попросила свою знакомую, преподающую русский язык в Америке, рассказать о современных оттенках употребления «о`кей». Вот что она написала: «Коротенькое “о`кей” может иметь массу значений. Если мне сообщают неприятную новость, я отвечу “о`кей” – но при этом интонацией передам, что не рада. “О`кей” может выражать и раздражение. Например, если кто-то тебя достает, и ты можешь несколько раз резко сказать: “О`кей, о`кей!” (мол, хватит). “О`кей” может выразить недоумение. При этом акцент делается на “о”: “О-о-о-кей!” (русский эквивалент – “Интере-е-сное кино!”). По большому счету “о`кей” стало словом-паразитом. Но без него никуда не деться».

В русском языке тоже есть слова-паразиты. Самое распространенное из них на наших глазах меняет форму, превращаясь в ни в чем не повинный «блин». И у этого первого этимология уже совсем другого рода – соответствующая, увы, нашему менталитету.