ЕС – США: УРОВНИ СВОБОДЫ

Алмат Аскаев

eВ начале этой недели произошло событие, весьма взбудоражившее Америку и Европу, но оставшееся практически незамеченным для всего остального мира: представители США и ЕС начали переговоры о создании трансатлантической зоны свободной торговли.

На самом деле новость эта – из разряда глобальных, затрагивающих даже тех, кто не живет ни в Евросоюзе, ни в Америке. Трансатлантическая ЗСТ, которая должна, если американцы с европейцами договорятся, начать действовать уже к концу будущего года, задумана, как крупнейшая и мощнейшая в мире. Под ее влияние попадают около 800 млн. человек (чуть меньше 500 млн. европейцев и около 300 млн. американцев), она объединит большинство наиболее экономически развитых стран мира. Ожидаемый эффект в первый же год существования – 1,5 млн. новых рабочих мест в США и 400 тысяч в Европе, дополнительный рост общеевропейского ВВП на полпроцента в год и американского – на полтора процента. Плюс мощнейший толчок в развитии технологий, плюс удешевление множества товаров для американцев и европейцев, плюс развитие свободной конкуренции, плюс-плюс-плюс… В общем, затея явно столь грандиозная, что кое-кто из комментаторов успел окрестить ее «экономическим НАТО».

«За партнером не подглядывают»

Впрочем, конечно же, это все – в теории, а на практике очень многие видят в данный момент в трансатлантической ЗСТ еще и множество минусов. В первую очередь, некоторые европейские эксперты страдают своего рода ревностью: сравните, говорят они, выгоду нового начинания для Америки и для Европы: Евросоюз, привнося в ЗСТ почти вдвое больше населения, должен получить втрое меньше рабочих мест и втрое меньший общий рост ВВП. Где же тут равноправное партнерство? Кроме того, существует еще и огромное количество непреодоленных разногласий по самым различным техническим вопросам: тут и торговля генетически модифицированными продуктами (в Америке это давно уже стало нормой, в то время как в Европе существуют на подобную продукцию строжайшие запреты), и несоответствие европейских систем измерения американским, и даже проявляемое Францией беспокойство о «культурной экспансии США».

Но более всего «на виду» оказался, конечно же, конфликт с прослушкой европейских посольств в Вашингтоне и Нью-Йорке со стороны американского Агентства национальной безопасности. Всего лишь за пару дней до начала переговоров еврокомиссар Вивиан Рединг в жутком раздражении заявила, что «с партнерами так не поступают», и что этот инцидент может послужить причиной для замораживания переговорного процесса по ЗСТ. «Если вы хотите общаться с нами, как с партнерами, следует соблюдать минимальный уровень доверия, – в частности, подчеркнула госпожа Рединг. – А если это основное правило не соблюдается, то никаких переговоров не получится».

Тем не менее, несмотря на все эти грозные заявления, Еврокомиссия получила от Европарламента и государств-членов ЕС мандат на переговоры, причем даже не дожидаясь, пока американцы представят объяснения своим поступкам. Впрочем, накануне первого раунда министры торговли Евросоюза, как минимум, вынуждены были провести бессонную ночь, договариваясь друг с другом об общих позициях. В первую очередь, французы требовали вывести за рамки переговоров культурные вопросы – вопросы поддержки европейской киноиндустрии и финансирования общественных теле- и радиоканалов.

Первые среди равных?

Но по сравнению с пресловутой американской прослушкой все эти конфликты все же не так уж и важны. Потому что главной проблемой переговоров стал тот факт, что они теперь вовсе не двусторонние: третьим, невидимым партнером стало недоверие. Европейцы всерьез боятся, что в рамках новой ЗСТ американцы станут шпионить теперь уже за бизнесменами и промышленниками так же, как шпионили за дипломатами, в конце концов, это ведь дело техники, так что установить «жучки» в штаб-квартирах европейских компаний было бы не сложнее, чем установить их в посольствах европейских стран. А при таком раскладе кто поручится, что понятие «взаимовыгодной торговли» не превратится вдруг в «односторонне выгодную» – а именно, выгодную Большому Брату. Ведь известно: в современном мире тот, кто владеет информацией, тот заказывает музыку…

Да и вообще, Европа не зря боится, что трансатлантическая ЗСТ окажется «игрой в одни ворота», уже не по политическим, а по чисто экономическим причинам. В конце концов у европейцев перед глазами печальный пример хотя бы того же Таможенного союза, в рамках которого, невзирая на декларируемое официально равноправие участников, абсолютно все оказалось под контролем одного-единственного партнера – России. Произошло это, на взгляд аналитиков, вовсе не по политическим причинам, а по сугубо экономическим: Россия, как наиболее мощная экономика из всех, участвующих в ТС, а также как проводящая недвусмысленную политику экономической экспансии, буквально автоматически подминает под себя более слабые экономики иных партнеров, формируя их «под себя» и продавливая необходимые для собственного, и только для собственного развития правила. Для российской экономики – выгода очевидна, для других – большей частью декларативна, что и подтверждается множеством примеров последних лет.

Именно этого с немалыми основаниями опасаются теперь и европейцы – в первую очередь, немцы. Из мирового экономического и финансового кризиса Америка и Германия выбрались почти одновременно (выбрались реально, а не постановлением главы государства, как это можно наблюдать в России). И как первые вполне в состоянии рассчитывать на то, что теперь экономически окажутся «впереди планеты всей». Однако теперь, если трансатлантическая ЗСТ вступит в действие, Германия может попасть под усиленное американское давление и, соответственно, потерять, как минимум, темп своего развития.

Очевидно поэтому именно немецкая пресса в эти дни упражняется, в основном, в негативных отзывах по поводу начавшихся переговоров. Так, в частности, газета «Westfälische Nachrichten» предостерегает от того, чтобы «Обама диктовал Европе свои условия», а «Hannoversche Allgemeine Zeitung», признавая, что договор о ЗСТ является «идеей, чье время уже пришло», одновременно требует, чтобы параллельно велись переговоры о заключении европейско-американского соглашения о защите информации. «Прежде всего немцы должны в данный момент беспристрастно позаботиться о собственных интересах», – призывает газета.

Впрочем, даже критически настроенные немецкие журналисты так же, как и иные их европейские коллеги, признают, что трансатлантическая ЗСТ является «крупнейшим проектом Запада в XXI столетии» – так охарактеризовала это начинание газета «Die Welt». Ей вторит испанская «El Pais»: «Зона свободной торговли между Европой и Америкой в состоянии укрепить позиции США и ЕС на мировой экономической арене и предотвратить крах Запада». Ради такой масштабной цели, пожалуй, и в самом деле стоит попытаться договориться – только на равных, никак иначе.