ИЗРАИЛЬ – ПАЛЕСТИНА: НИ МИРА, НИ ВОЙНЫ

Вальдемар Краус

i20 июля секретарь Госдепартамента США Джон Керри объявил о том, что между Израилем и руководством Палестинской автономии вновь начнутся мирные переговоры. Несмотря на тo что долгих три года на этом дипломатическом «фронте» царило затишье, радоваться подобной подвижке никто не спешит – уж скорее, сами переговорщики настроены весьма скептически.

Признаться откровенно, когда приходится писать что-либо об Израиле, в голову немедленно начинают лезть всяческие библейские мотивы. Ничего не поделаешь, место такое. Вот и теперь, когда в минувшую субботу Джон Керри неожиданно объявил всему миру, что после трехлетнего затишья, израильская и палестинская делегации вновь готовы сесть за стол переговоров, первое, что пришло на ум многим комментаторам – это библейская фраза: «Толцыте – и отверзется вам». В том смысле, что в последнее время именно Керри проявил невероятную активность и настойчивость, добиваясь возобновления мирных переговоров между Израилем и Палестиной: достаточно сказать, что за минувшие две недели он шесть раз побывал в Иерусалиме и Рамалле. И вот теперь его усилия увенчались успехом.

Гора проблем – ни одного решения

Впрочем, успехом ли? Многие политики – и, в первую очередь, израильские – высказывают в этом определенные сомнения. Так, министр юстиции Израиля Ципи Ливни, которая вообще-то должна возглавлять делегацию своей страны, сразу после объявления Керри написала в своем блоге в Интернете, что, по ее мнению, переговоры будут проходить, скорее всего, очень тяжело. Тем не менее, она подчеркнула, что для будущего, для безопасности Израиля и для его экономического положения они совершенно необходимы.

Ничего удивительного в подобном скептицизме нет. Слишком сложны проблемы, подлежащие обсуждению, слишком жестко держатся обе стороны за свои требования и слишком долго никто не желает уступить ни пяди. Переговоры между Израилем и Палестиной уже столько раз начинались, срывались, возобновлялись вновь, что теперь уже мало кто верит в их успех. Что же предстоит обсудить делегациям «заклятых партнеров»?

Проблема первая: Западный берег Иордана. В результате Шестидневной войны 1967 года, когда израильские войска одновременно разгромили армии Египта, Сирии, Иордании, а также экспедиционные корпуса Ирака и Саудовской Аравии, Израиль занял принадлежавшие ранее Иордании Западный берег реки Иордан и Восточный Иерусалим, принадлежавшие Сирии Голанские высоты и принадлежащие Египту Синайский полуостров и сектор Газа. Синай был через 12 лет возвращен египтянам, причем от сектора Газа они попросту отказались, после чего город был передан в управление палестинцам. Долгие годы Сирия требует от Израиля возвращения Голан (бесплодной местности, где ранее размещалась сирийская дальнобойная артиллерия, державшая под прицелом Иерусалим и Тель-Авив). Иордания от претензий на Западный берег отказалась, так же как и от претензий на Восточный Иерусалим, а вот палестинцы считают, что эти территории должны быть отданы именно им. Долгие годы они требуют, чтобы Восточный Иерусалим был признан столицей палестинского государства, а с Западного берега Иордана были убраны появившиеся там за годы оккупации еврейские поселения. Именно это требование составляет для Израиля особую проблему, так как сворачивание этих поселений может привести страну к внутреннему противостоянию. Часть правящей партии «Ликуд» премьер-министра Биньямина Нетанияху, а также некоторые ее партнеры по коалиции требуют аннексии Западного берега – с другой стороны, Евросоюз, пожалуй, впервые в истории решил оказать на Израиль давление, остановив все финансовые программы, связанные с какой-либо деятельностью на Западном берегу Иордана. Кроме того, отныне никакие договоры, заключенные между Евросоюзом и Израилем, не распространяются на эту территорию, а также на Самарию и Иудею.

Проблема вторая: Иерусалим. Эта проблема, непосредственно связанная с предыдущей, еще сложнее и запутаннее. Будущий статус Иерусалима, со всеми его святынями – иудейскими, мусульманскими, христианскими – является серьезнейшим камнем преткновения в израильско-палестинских отношениях. Палестинцы требуют признания Восточного Иерусалима столицей их государства и дают понять, что не желают даже самого государства без этой столицы, а израильтяне, в свою очередь, настаивают на статусе этого города, как «вечной и неделимой» столицы Израиля – в конце концов, говорят они, для иудеев Иерусалим с его Стеной Плача (евреи называют ее Восточной стеной Храма) и Храмовой горой является главной святыней их религии, в то время как для мусульман Аль-Кудс (так они называют Иерусалим) – это всего лишь третья по значению святыня. Как бы там ни было, а именно из-за вопроса о статусе Вечного города и потерпели неудачу переговоры 2000 года.

Проблема третья: беженцы. Весьма болезненной темой для обсуждения является и судьба палестинских беженцев, покинувших территорию современного Израиля во время и после Войны за независимость (1948/49 гг.). В данный момент большинство их и их потомков проживают на территориях, принадлежащих Палестинской автономии, а также соседних с Израилем стран. Их число весьма приблизительно определяется в 5 млн. человек – и по мнению палестинской делегации, все они должны получить право вернуться на родину – то есть, в пределы Израиля. Израильтяне это право отрицают по вполне практической причине: население всей страны составляет на данный момент 6,5 млн. человек (из них около 1,5 млн. – арабы) и если все беженцы вернутся, Израиль попросту перестанет быть еврейским государством. Возможно, именно поэтому требование о возвращении столь активно поддерживают и многие арабские страны, а наследный принц Саудовской Аравии Абдалла ибн Абдель Азиз аль Сауд выступил даже в свое время с инициативой превращения Израиля в арабо-еврейское государство под названием «Изратина». Президент Палестинской автономии Махмуд Аббас попросту не может себе позволить отказаться от этого требования, это было бы его политическим самоубийством.

Проблема четвертая: создание палестинского государства. Официально все палестинские лидеры выступают за скорейшее объявление «государства Фаластын» – и «умеренные», и «ястребы». Первые, правда, соглашаются соседствовать с Израилем, а вторые, вроде лидеров Хамаса, желают создания Палестины в пределах нынешних территорий плюс территории Израиля, а также частей Иордании и Ливана. Но «Великая Палестина», естественно, предметом нынешних переговоров вообще не является. Речь идет о том, что Израиль требует от будущей страны-соседа гарантий безопасности, причем гарантии эти – весьма жесткие. К примеру, возможное палестинское государство должно быть демилитаризовано, а его границы должны день и ночь оставаться под контролем израильских солдат, именно поэтому Нетанияху выдвигает еще и требование, чтобы и палестино-иорданская граница оставалась под израильским контролем. Палестинцы возражают: если уж Фаластын должен стать суверенным государством, то и армия, и границы также должны быть суверенными. Иначе какая вообще есть разница между независимой страной Палестиной и Палестинской автономией?

Лучше проливать чернила, чем кровь

И все же, несмотря на такое количество, казалось бы, непреодолимых разногласий, сам факт того, что израильтяне и палестинцы предпринимают новую попытку договориться, является позитивным. Более того, в преддверии переговоров Израиль счел необходимым сделать дружелюбный жест: как сообщил Ювал Штейниц, израильский министр международных отношений, Иерусалим уступил палестинским требованиям и подготовил амнистию нескольких сотен палестинцев из тюрем – эти люди, хотя и обвиненные в причастности к террористической деятельности, не были обвинены за убийства. «Это довольно большая группа заключенных, – заявил Штейниц, – среди них – получившие свои приговоры террористы. Их освобождение будет совершаться поступательно, мы не берем на себя никаких обязательств, пока переговоры не начались».

Пока что остается непонятным, какую формулу нашел Джон Керри для других пунктов повестки дня. Возьмет ли израильское правительство на себя обязательство вновь остановить строительство поселений на Западном берегу Иордана? Будут ли проведены переговоры о границах будущей Палестины? Ответов на это пока нет. Еще более настораживает тот факт, что все разговоры об обязательствах и уступках так или иначе оказываются односторонними: обязательств и уступок требуют исключительно от Израиля, а вот о палестинцах вообще речи нет. Складывается впечатление, что они вообще никому ничего не должны, кроме абстрактного «мирного сосуществования».

Так что ничего удивительного нет в том, что многие израильтяне взирают на новый раунд переговоров с весьма значительной долей скептицизма – им кажется, что это игра в одни ворота. Тот же министр Штейниц заявил: «Долгосрочная цель – это окончательное решение: два государства для двух народов, как сформулировал премьер Нетанияху. Я, к сожалению, сомневаюсь в том, что это решение может быть принято в обозримом будущем, так как, с одной стороны, президент ПА Махмуд Аббас, похоже, не в восторге от такого варианта – возможно, он желал бы посмотреть, что еще принесет в регион «арабская весна». С другой же – большой проблемой остается ситуация в секторе Газа».

То, что Газа является и в самом деле большой проблемой, поспешило подтвердить и руководство правящей там террористической организации Хамас: оно распространило заявление, что Махмуд Аббас ни в коем случае не может говорить от имени всех палестинцев. Несмотря на совсем недавние заверения в преодолении конфликта между Газой и Рамаллой, в том, что отныне Хамас и ФАТХ являются, по образному выражению одного из хамасовских, «одной рукой, одним автоматом и одной ракетой» – у палестинских лидеров из разных организаций по-прежнему дружба – дружбой, а табачок врозь, что дополнительно затрудняет переговоры.

Джон Керри перед отлетом из иорданской столицы, Аммана, заявил, что шансы на сближение, шансы на соглашение и на завершение этого бесконечного конфликта появятся, если переговоры будут проходить непублично, за закрытыми дверьми. Это заявление было сделано не только потому, что таким образом можно было бы попробовать тихо и полюбовно «разрулить» внутренние раздоры между палестинскими группировками, но и потому, что приходится думать о внутриизраильской ситуации. Так же как и Аббасу, Биньямину Нетанияху приходится преодолевать серьезное сопротивление внутри своего общества, и сопротивление это возрастет в разы, стоит ему пойти на какие-либо уступки палестинцам (хотя этого, откровенно говоря, никто не ожидает). В конце концов, самые яростные противники любых соглашений с палестинцами сидят в его собственном правительстве.

Впрочем, если правящая в Иерусалиме коалиция развалится в результате этих переговоров, упавший флаг уже сейчас готовы подхватить оппозиционеры. Так, лидер оппозиции Шелле Яхимович, председатель лейбористской партии «Авода», уже сейчас заявила о своей готовности войти в состав правительства, если это потребуется, чтобы сделать возможным подписание мирного договора с палестинцами. В конце концов, подчеркнула она, «можно спорить до хрипоты и ругаться друг с другом, но это в любом случае лучше, чем вечно друг в друга стрелять».

2 комментария

  1. Насколько я знаю, История говорит (сухим языком фактов) о том, что Палестинцами были Евреи, но никак не арабы из Саудовской Аравии (самоназвавшиеся, в 60-х годах прошлого века, “палестинцами” – с подсказки Коммунистов СССР)! Евреи же, то есть Люди “перешедшие реку” (во всех смыслах, о которых говорит Тора) и ставшие Хранителями Заветов …Творца, никогда не станут стрелять в Евреев же! А вот какое отношение имеют Саудиты, к оккупированной ими Земле Израиля…, никак в толк не возьму! Может быть Социалисты США, правящие “этим балом” (коллеги и единомышленники Коммунистов), чего-то напутали-таки “с уговорами”?!

  2. Владимир, “сухим языком фактов” можно предположить, что нынешний Израиль имеет такие же права называться Землей обетованной, как я имею права на сокровища Тутанхамона.
    Историю назад не отыграешь, Израиль существует и лично я поддерживаю государство Израиль, но экскурсы в прошлое в попытках подставить хоть какие-то подпорки вместо гнилых бревен в основании баек об “еврейских корнях” нынешнего Израиля – это забавляет, не более.

Комментарии закрыты.