ДВА «ХОЛОДНЫХ ВОИНА» НА ТРОПЕ ВОЙНЫ

Борис Альтнер

opБарак Обама отменил запланированную в рамках предстоящего петербургского саммита «Большой двадцатки» двустороннюю встречу с Владимиром Путиным. Причиной он назвал конфликт с Россией из-за Эдварда Сноудена, но подчеркнул, что эта история стала лишь «последней каплей». Что же кроется за подобным политическим демаршем?

Шведов можно поздравить – вместо двусторонних переговоров в Москве с Владимиром Путиным, президент США Барак Обама, как сообщается в распространенном в минувшую среду Белым домом электронном послании, намерен 4-5 сентября посетить Стокгольм. В письме отмечается, что Швеция является «близким другом и партнером» США. Подразумевается, очевидно – в отличие от России, которая, увы, только партнер. Да и то – не слишком близкий и, откровенно говоря, не шибко важный.

Потому что в противном случае Барак Обама, по идее, именно в эти дни должен был бы находиться если уж не в Питере, то, как минимум – в Москве, где его ожидал давно запланированный разговор с глазу на глаз с его российским коллегой Владимиром Владимировичем Путиным. После этого разговора он бы с чувством исполненного долга отправился на саммит G20. Однако с тех самых пор, как российские власти предоставили временное убежище беглому сотруднику ЦРУ Эдварду Сноудену, и без того уже достаточно прохладные отношения между Россией и Америкой опустились еще немного ниже нуля. Непосредственно перед сообщением о спонтанном визите в Швецию, спикер Белого дома Джей Керни объявил – президент не поедет в Москву. Отныне атмосфера между двумя странами напоминает морозильную камеру.

«Ну, не нравишься ты мне…»

Впрочем, сам Обама предпочитает иное описание ситуации – присутствуя на одном из политических ток-шоу на телеканале CNN, он заявил: «Порой русские съезжают обратно в образ мышления времен Холодной войны». По его словам, он «разочарован» тем, что Россия не выдала Сноудена США.

Последовавшая отмена визита и в самом деле напоминает тактику из исторического наследия Холодной войны, но теперь уже со стороны американского президента. С момента распада Советского Союза ни один президент США еще не отменял подобные встречи. Этим, кстати, отличился именно российский президент – сам Владимир Путин в мае 2012 года отказался встретиться с Обамой в рамках саммита «Большой восьмерки» в Кэмп-Дэвиде, однако, строго говоря, этот отказ нельзя напрямую сравнивать с нынешним. В последний раз оба президента общались друг с другом в июне, на саммите G20 в Северной Ирландии и уже тогда по их лицам можно было отчетливо прочитать, что они думают друг о друге.

Так что теперешний «развод и тумбочка между кроватями» может кому-то показаться громом среди ясного неба, однако, откровенно говоря, ничего неожиданного в этом демарше нет – американцы давно предупреждали, что из-за отказа выдать Сноудена может последовать нечто подобное. Тот же Джей Керни вначале сообщал, что Белый дом должен «проверить целесообразность саммита», так как предоставленное беглому сотруднику ЦРУ убежище «явно не демонстрирует позитив в развитии отношений». Впрочем, дело Сноудена в российско-американских отношениях – далеко не главная причина столь резкого похолодания. Советники Обамы, по их словам, вот уже несколько недель спрашивают своего шефа: мол, учитывая все разногласия и массу непримиримых позиций – о чем вы вообще собираетесь с Путиным говорить?

В интерпретации Керни это звучит так: на данный момент попросту отсутствует достаточный прогресс в планах совместной деятельности, чтобы было о чем всерьез пообщаться, а ездить в Москву ради дипломатических красивостей – бессмысленно. Более того – в официальном заявлении Белого дома содержится прямой выпад в сторону Путина – Керни особо отметил «прекрасное взаимодействие» Обамы с предыдущим президентом России, Дмитрием Медведевым. «Мы с радостью отмечали совместные успехи, достигнутые во время первого президентского периода Обамы (то есть, до 2012 года, пока Путин не взял бразды правления обратно – прим. ред.), – подчеркнул Джей Керни, – договор о дальнейшем ядерном разоружении, сотрудничество по Афганистану, Ирану и Северной Корее». Однако за прошедшие двенадцать месяцев ни о каких совместных успехах, по мнению спикера Белого дома, говорить более не приходится, поэтому перенос встречи является «совершенно логичным шагом».

Кто кому «мачо»?

Что касается самого Барака Обамы, то он в последние дни стал неожиданно проявлять совершенно новую, неизвестную доселе сторону своего характера – он попросту начал открыто высмеивать своего российского коллегу, причем делать это, не слишком стесняя себя в выражениях. До сих пор подобным стилем разговора отличался сам Путин – теперь пришел его черед стать объектом колкостей.

Подобного, пожалуй, в истории американской дипломатии еще не было: глава государства в открытую «прикалывается» над телодвижениями другого главы государства. И это не оговорка – это то, что в Чикаго, где Обама долгое время работал в качестве streetworker‘а (социального работника, занимающегося «трудными подростками»), а позже – заслужил свои первые «шпоры» на политической арене, называют жаргонным словечком «diss». Это означает – умышленное высмеивание противника, чтобы выставить его в неприглядном свете.

Что же произошло? На пресс-конференции, где Барак Обама пояснял мотивы своего отказа приехать в Москву, он вдруг прервал свой рассказ об «открытых, честных и конструктивных переговорах», которые он, по его словам, частенько вел с Путиным (следует обратить внимание – не с «президентом Путиным», а просто с Путиным) и неожиданно сообщил собравшимся, что российский лидер во время этих разговоров частенько «ёрзал в своем кресле, словно заскучавший двоечник с «галёрки». Репортеры вежливо посмеялись. Можно предположить, что Обама, мастер сценического действа, доподлинно знал, что делает, выпуская в Путина эту «стрелу».

В конце концов, всем и каждому известно, что российский президент с удовольствием позирует перед камерами в каких-нибудь подчеркнуто-мужественных позах: на охоте, с обнаженным торсом, в кабине истребителя, на скоростном катере… короче – в качестве крутого мачо. Из всего этого Обама теперь одной фразой выпустил воздух и дал понять, каким он на самом деле видит российского президента: ёрзающим двоечником с «галёрки». Потенциальным нарушителем школьной дисциплины, с которым учителю мистеру Обаме когда-нибудь придется разбираться и которому он не намерен позволять срывать урок только потому, что ему на нем, видите ли, скучно.

Обама отлично понимает, что подобными подколками он больше раздражает Путина, чем сотней дипломатически сформулированных протестов. «Ну и пусть там варится в собственном соку, если не хочет сотрудничать» – гласит подспудное послание, спрятанное в отказе приехать в Москву. И к этому посланию, словно в доказательство его весомости, Обама присовокупил точно направленное оскорбление.

В самом деле, одним-единственным делом Сноудена подобное не объяснить – хотя сбрасывать со счетов значение этого происшествия тоже не следует. Американцам во что бы то ни стало требуется не только отдать растрепавшего служебные секреты перебежчика под суд, но и выяснить – что именно он успел рассказать не журналистам, а спецслужбистам из Китая и России, насколько скомпрометированы теперь шпионские программы не только АНБ и ЦРУ, но и их партнеров – к примеру, немецкой и британской разведок. Не следует забывать, что до прибытия в Москву Сноуден долгое время провел в Гонконге и кое-кто в российских СМИ выдвигает даже версию, что это, мол, именно китайцы «подсунули» беглого ЦРУшника Кремлю, выкачав из него основной массив информации и решив попутно поссорить Россию с Америкой. На самом деле подобная версия грешит одновременно наивностью и непреходящей уверенностью в гигантском значении России для мировой политики. Даже мысля в категориях «друг – враг», хочется быть главным врагом, таким большим, сильным и устрашающим. Мачо, в общем…

На самом же деле непохоже, чтобы Барак Обама торопился записать Россию в «главные враги» Америки – недаром он постоянно подчеркивает, что у российского руководителя все время наблюдаются рецидивы «мышления времен Холодной войны». Это тогда СССР был, по классификации покойного Рональда Рейгана, «Империей зла» и страшным противником мирового масштаба. Современная Россия, при всей ее территориальной огромности и непоколебимой уверенности в том, что она – родина слонов, до зловещих масштабов «великого-могучего» явно не дотягивает. Так что и китайцам вряд ли пришло бы в голову прилагать какие-то особые усилия, чтобы вот прямо так уж кровь из носу – поссорить Москву с Вашингтоном.

И Обама это отлично сознает. В начале своего первого президентского срока он, обуреваемый красивыми идеями о всеобщем мире, посылал в Россию большую красную кнопку, на которой по-русски было написано «перегрузка» – имелась в виду, конечно, перезагрузка отношений, просто высокомерные американцы, как обычно, даже для такого простого дела поленились привлечь человека, для которого русский язык являлся бы родным. Но, во-первых, он в те времена шлялся с подобной кнопкой чуть ли не по всему миру, а во-вторых – ошибка оказалась пророческой: «перезагрузки» отношений с Россией не вышло, а получилась одна только «перегрузка». Разногласиям, на сегодняшний день, просто несть числа, перечислять их – долго и скучно, так что Сноуден – это всего лишь мелкий эпизод. С точки зрения Обамы, все выглядит так: вступив в должность в 2009 году, он попытался начать отношения с Россией с чистого листа. С Медведевым вроде все получалось, однако Путин, вернувшись в Кремль, начал своего заокеанского партнера постоянно «прокидывать». Москва поддерживает Башара Асада, блокируя анти-асадовские резолюции в Совбезе ООН, Москва никак не реагирует на предложенный Обамой во время визита в Берлин план нового раунда ядерного разоружения…
Поэтому теперь президент Америки резко «сменил пластинку». Мирная конференция по Сирии? Ее, пожалуй, не будет. Общее российско-американское предложение по иранской ядерной программе? Тоже – вряд ли. «Володя, сядь на место и займись делом» – вот послание мистера «строгого учителя» Обамы, направленное Кремлю. А не хочешь – ну что ж, пожмем плечами и будем работать с другими ребятишками. Ты для класса не так уж важен.

«Сам такой!»

Следует признать, что российские представители и, в первую очередь, сам Путин, это послание отлично поняли. Именно так, как оно было задумано – в качестве пощечины. И оскорбились. «Решение об отмене визита доказывает, что США не готовы строить с нами равноправные отношения», – подчеркнул внешнеполитический советник Путина Юрий Ушаков. И, соответственно, Кремль тоже поспешил «залезть в бутылку», заявив, что, мол, «не больно-то и хотелось» и прозрачно намекнув, что «приглашение на саммит в Санкт-Петербург остается в силе». А ведь можем-де и отменить…

Интересно, что некоторые комментаторы предполагают сегодня, что в краткосрочной перспективе подобный курс на конфронтацию может пойти на пользу как Обаме, так и Путину. Американский президент, стукнув кулаком по столу, обрел поддержку не только своих соратников по партии, но и оппозиционеров-республиканцев, до сих пор считавших его «слишком добреньким» и открытым текстом говоривших, что таким мягкотелым лидером США в состоянии вертеть кто угодно – от иранцев до арабов, от корейцев до русских. Сенатор-демократ Чарльз Шумер заявил: мол, Путин ведет себя, словно «школьный хулиган – король переменки» (вот опять – «учительское» сравнение!) и поэтому не заслуживает отдельного разговора с Обамой. Республиканцы из Tee party просто счастливы: их хлебом не корми – дай постучать по столу чем-нибудь тяжелым и корявым… Через год после своего трудного переизбрания Обама вновь обрел популярность в Америке.

Что касается Путина, то он теперь может бесконечно красоваться перед консервативными кругами российского руководства, дружить с генералитетом и с успехом в очередной раз разыгрывать антиамериканскую карту. Вряд ли кто-нибудь удивится, если сейчас воспоследуют новые разговоры о постановке там и сям на боевой режим «Искандеров», «Булав» и прочих «наших ответов Чемберлену». А заодно – новые репрессии против «иностранных агентов», к числу которых можно даже будет приписать и многострадальных гомосексуалистов… Эдвард Сноуден, конечно же, вряд ли в ближайшее время получит Золотую звезду Героя России, но, как минимум, он теперь может быть уверен – его никому не выдадут, будут беречь, как зеницу ока…

А на этом фоне совместная работа США и России продолжается. Не успели отгреметь и затихнуть грозные речи, а в Вашингтоне встретились министры обороны и иностранных дел обеих стран, причем встреча, по отзывам, оказалась весьма плодотворной. Потому что имидж – имиджем, а работа – работой. Другое дело, что абсолютно испорченные личные отношения между двумя президентами этой работе могут серьезно помешать. Кто-то может назвать это «возвращением к холодной войне». А кто-то – попросту упущенным шансом.