НЕФТЯНЫЕ ГИГАНТЫ И РОССИЙСКИЕ МЕСТОРОЖДЕНИЯ

Грегори Уайт, Джин Уэйлен, Сьюзан Уоррен, Анита Рахаван, www.inopress.ru

Странные игры Exxon Mobil с Москвой, завуалированные предупреждения со стороны Путина

В октябре прошлого года на конференции в Москве российский нефтяной магнат Михаил Ходорковский расхваливал огромные нефтяные резервы своей страны. По мнению некоторых экспертов, они даже недооцениваются, заявил он.

Рядом с ним на сцене сидел генеральный директор Exxon Mobil Corp. Ли Реймонд, который втайне вел переговоры о покупке крупного пакета акций компании, контролируемой Ходорковским. “Геологи оптимистичны и часто бывают неправы”, – сказал он на том же заседании.

Российские надежды Exxon уже готовы были развеяться. Конференция шла своим чередом, а полицейские, вооруженные автоматами, уже окружали дом Ходорковского. Это был фрагмент следствия российской прокуратуры, которое позже привело 40-летнего Ходорковского в московскую тюрьму по обвинениям в мошенничестве и неуплате налогов. Бизнесмен, владеющий крупнейшей в России нефтяной компанией, утверждает, что обвинения сфальсифицированы и политически мотивированы.

У Exxon и многих других западных нефтяных компаний были большие амбиции, когда они ринулись в Россию после гибели коммунизма в 1991 году, надеясь на крупные сделки. Бывший СССР, когда-то крупнейший в мире производитель нефти, открывал новые возможности для нефтяных компаний мира.

Но история тонкой игры Exxon с Россией показывает, что возможности были гораздо призрачнее, чем рассчитывали нефтяные гиганты и западные политики, надеявшиеся найти альтернативу ближневосточной нефти. Российский президент Владимир Путин, чье методичное усиление власти Кремля вызывает опасения, что он уничтожает демократию, все больше стремится сохранить роль государства в нефтяной отрасли, которая была почти целиком приватизирована в 1990-е годы.

Призом для Exxon должен был стать пакет акций ЮКОСа стоимостью не менее 25 млрд долларов. Сегодня российская прокуратура заморозила акции ЮКОСа, принадлежащие Ходорковскому, в том числе пакет, который намеревалась купить Exxon.

В апреле российские налоговые органы прислали ЮКОСу счет на 3,5 млрд долларов недоплаченных налогов, и в понедельник банковский консорциум предупредил, что это может означать дефолт ЮКОСа по займу в 1 млрд долларов.

Exxon сталкивается и с другими препятствиями. В январе российское правительство неожиданно пригрозило лишить компанию лицензии на участие в совместном проекте стоимостью 12 млрд долларов по бурению нефтяных скважин в водах Тихого океана, недалеко от острова Сахалин.

Exxon стремится сохранить лицензию. “Если вы являетесь крупнейшей в мире частной нефтяной компанией, вы не можете не интересоваться страной, обладающей крупнейшими ресурсами, доступными западным компаниям,” – говорит Рекс Тиллерсон, менеджер, возглавляющий движение в Россию. Недавно он стал президентом Exxon.

Президент Путин утверждает, что Россия приветствует иностранные инвестиции, но представители бизнеса и высокопоставленные российские чиновники говорят, что Кремль хочет играть заметную роль в том, как делаются инвестиции в такие стратегически важные отрасли, как нефтяная.

Некоторым иностранцам удалось заключить сделки в России. BP PLC утверждает, что заключенная в прошлом году сделка с ТНК стоимостью 7 млрд долларов может значительно увеличить ее резервы. Но многие представители отрасли, в том числе и самой BP, говорят, что в будущем Кремль вряд ли позволит иностранцам заключать такие крупные сделки.

Американские чиновники в частном порядке признают, что разрекламированные попытки диверсифицировать источники энергии через сотрудничество с Россией оказались пустым звуком. Источники в Exxon отказались говорить о чем-либо, касающемся возможного договора с ЮКОСом. Пресс-служба Кремля не ответила на развернутую просьбу о комментарии.

Поворотный момент

В конце 1990-х годов Тиллерсон сократил команду, работавшую над первым сахалинским проектом по совместному бурению. Exxon сосредоточился на проекте в Чаде. Но поворотный момент наступил в 2000 году. “Когда на сцене появился Путин, все начало сходиться”, – вспоминает Тиллерсон. По его словам, правительство впервые казалось действительно заинтересованным в продвижении сахалинского проекта. Тиллерсон возглавил в Exxon группу, готовую потратить необходимые миллиарды на коммерческое развитие. К середине 2001 года, после долгих дебатов внутри компании, его точка зрения возобладала.

Поскольку Россия имеет развитую нефтяную промышленность, у западных гигантов был выбор между инвестированием в новые проекты, подобные сахалинскому проекту Exxon, и покупкой российских компаний ради получения доступа к их резервам. К концу 2001 года молодые миллиардеры, забравшие эти компании у государства в ходе хаотичной приватизации 1990-х годов, были готовы продавать.

В феврале 2002 года Ходорковский направил острие своих продаж в сердце американской нефтяной отрасли. Президент Буш-старший устроил молодому российскому магнату встречу с капитанами американской нефтяной промышленности в Хьюстоне.

Не все из того, что говорил напористый бизнесмен, понравилось его американским коллегам. Он открыто признал, что намерен выступить против поддерживаемого Западом закона, разрешающего иностранным нефтяным компаниям получать доступ к российским резервам в результате сделок, заключенных с правительством в обход таких компаний, как ЮКОС. Лоббирование, которое ЮКОС вел в течение года, фактически лишило закон смысла.

Ходорковский также пытался придать политическую окраску американо-российским нефтяным сделкам. Он был одним из немногих известных россиян, усомнившихся в позиции Путина по войне в Ираке и подчеркивавших, что долгосрочное сотрудничество с Вашингтоном было бы намного выгоднее.

Через несколько недель после того, как нынешний президент Буш и президент Путин обсудили необходимость расширения энергетического сотрудничества на московском саммите в мае 2002 года, ЮКОС уже грузил сибирский сырец для отправки в США. Этот первый груз купила компания Exxon.

Спустя еще несколько месяцев представители ЮКОСа участвовали в энергетическом саммите в Хьюстоне, проходившем при поддержке президентов Буша и Путина. После устроенной для него экскурсии по исследовательскому центру Exxon Ходорковский облачился в новенькие ковбойские ботинки и шляпу и выехал на лошади на арену для родео.

Переговоры с крупными нефтяными компаниями интенсифицировались летом и осенью 2002 года, и Ходорковский начал всерьез думать о продаже 25% акций ЮКОСа. В то время ему и его друзьям принадлежало как минимум 60% компании.

ЮКОС рассматривал возможность сделки с BP. Но к весне британский нефтяной гигант решил, что хочет играть в управлении более значительную роль, чем та, которую готов предложить Ходорковский.

Политические звезды тоже благоприятствовали сделкам. На ноябрьском саммите под Петербургом Буш и Путин обсудили возможность связей между крупными американскими и российскими компаниями. Они видели в этом расширение существующих политических отношений.

Проблемы контроля

Михаил Фридман, крупнейший акционер ТНК, вспоминает о своем разговоре с Путиным перед подписанием сделки с BP. “Главные вопросы касались контроля. У кого будет контроль? У них или у вас?” По словам Фридмана, Путин поверил, что доля BP в ТНК ограничится 50%.

Ходорковский тоже обсуждал с президентом свои планы, добиваясь официального благословения на продажу миноритарного пакета.

Тем временем Тиллерсон принес на встречу с российским премьер-министром 41 тыс. страниц документов, которые Exxon должна была подготовить по требованию российских бюрократов времен президента Путина. В начале апреля российские власти одобрили проект.

Руководство Exxon все более серьезно относится к возможности купить акции одной из российских компаний. После объявления о сделке BP руководители Exxon говорили, что будут настаивать на приобретении контрольного пакета, чтобы защитить свои инвестиции.

К тому времени Ходорковский был готов обсудить сделку, по которой он уступал бы контроль. Пакет, принадлежавший ему и его друзьям, уменьшился до 44% после того, как фирма объявила о приобретении “Сибнефти”, но их стоимость увеличилась до 30 млрд долларов.

На американо-российском энергетическом саммите, прошедшем в Петербурге в сентябре, Тиллерсон отказался обсуждать сообщения СМИ о переговорах с ЮКОСом. Но он высоко отозвался о российском инвестиционном климате.

Через несколько дней Путин встретился с лидерами американского бизнеса на Нью-Йоркской бирже. Реймонд из Exxon удостоился личной беседы с Путиным. По окончании беседы он казался воодушевленным перспективой сделки с ЮКОСом.

В начале октября Реймонд приехал в Москву, где вместе с Ходорковским участвовал в конференции. В то утро ЮКОС объявил о завершении слияния с “Сибнефтью”. Ни Реймонд, ни Ходорковский не стали комментировать сообщения о том, что они близки к сделке, по которой Exxon купит 40% ЮКОСа.

После заседания, когда начался обмен мнениями, Ходорковского спросили, разрешит ли ему Кремль продать мажоритарный пакет. “Политические реалии меняются каждый день”, – ответил он.

Через несколько минут ему по мобильному телефону позвонила жена. Она сообщила, что их дом окружен полицией.

Ходорковский помчался домой. Кончилось тем, что полиция провела обыск в соседнем доме, изъяла компьютеры из офисов ЮКОСа и интерната, который финансировала компания. Однако попыток арестовать Ходорковского не предпринималось.

Реймонд, между тем, продвигал сделку. На встрече с премьер-министром Михаилом Касьяновым он спросил, как правительство отнесется к приобретению Exxon крупного пакета акций ЮКОСа. Ему ответили, что “российское правительство не видит к этому юридических препятствий”. Реймонд встречался и с российским президентом.

В интервью, опубликованном в тот же день на кремлевском сайте, Путина спросили о его отношении к покупке Exxon 40% ЮКОСа. Путин ответил, что поддерживает деятельность Exxon, но компании следовало бы сначала проконсультироваться с правительством. Российские наблюдатели заметили осторожный тон, но представители Exxon были уверены, что сделка идет своим ходом.

В понедельник после обыска Ходорковский провел пресс-конференцию в новом московском помещении ЮКОСа. “Если их цель выгнать меня из страны или посадить, пусть сажают”, – заявил он.

25 октября они именно это и сделали.

Для Exxon это было не единственной плохой новостью. Кремль дал понять, что Exxon придется отложить переговоры до тех пор, пока не решатся юридические проблемы Ходорковского. В конце января правительственная комиссия объявила, что второй сахалинский проект, вероятно, будет снова выставлен на тендер.

Exxon по-прежнему заинтересована в сделке с ЮКОСом. Тиллерсон говорит о нефтяной деятельности в России: “Сегодня это болезненно и безобразно, но движение идет в правильном направлении”.

www.inopress.ru