КАК ЛЕНИН СТАЛ В ТЕХАСЕ БУРГЕРОМ

Катерина ВЕРНИКОВА, Ула ВАЙНЕР, Даллас, Техас

Всем известна страсть американского народа к уличным скульптурам: тут изящную нелепицу какую установят в центре даунтауна, там концептуальную постмодернистскую железяку посреди клумбы воткнут у себя во дворе. В каждом городе обязательно найдется что посмотреть, чем гостей удивить, потешить, где сфотографироваться вместе с ними на долгую память о кратком визите. Вот и жители Далласа, и гости этого города иногда фотографируются у памятника, неброско стоящего у гамбургерной на улице Lovers Lane. Если, например, ехать на большой скорости, то и мимо можно проехать, вовсе не заметив этой далласской достопримечательности. И зря. Потому как посреди Lovers Lane стоит вовсе не какая-нибудь фига с маслом, а самый что ни на есть настоящий, высотой с человеческий рост, памятник Владимиру Ильичу Ленину. От тех памятников вождю, коими был усеян каждый квадратный километр Советского Союза, эту скульптуру отличает лишь табличка на постаменте с надписью «Америка победила….».

В воскресное утро в гамбургерной безлюдно. За стойкой бездельничают чернокожие официанты, пялясь в телевизор. Хозяин и босс, Харви Гофф, моложавый американец, (в действительности, ему давно перевалило за 60), едва мы появляемся на пороге забегаловки, ни теряя ни секунды, усаживает нас за столик.

– А вы знаете, что скоро день рождения Ленина? – спрашиваем мы.

– Да? Когда? 22-го?, – безо всякого энтузиазма реагирует на информацию мистер Гофф , – а я 13-го отметил 54 года нашей гамбургерной. Я обычно отказываюсь встречаться с журналистами, но вы – первые русские, заинтересовавшиеся этим памятником. И к тому же мне всегда интересно узнать, что вы, русские, думаете.

Возможно, интерес к русским передался Гоффу по наследству: его

прапрадед родом из небольшого городка на границе Польши и России, а род их до эмиграции в Америку носил фамилию Горфункель. Возможно, это любопытство американца, выросшего в годы холодной войны. Но так или иначе этот перманентный интерес привел мистера Гоффа в девяностых годах в Россию, откуда он вернулся не один, а на пару с бетонным Владимиром Ильичом.

Охота на вождя

В 1992 году мистер Гофф отправился в Восточную Германию, друзей навестить и деловые вопросы решить. И задумал, раз уж выбрался, прокатиться дальше на восток.

– Я бы не прочь посмотреть на этих русских, – сказал мистер Гофф.

Сказано – сделано. К тому времени он уже лет двадцать как состоял в резерве войск национальной безопасности. Как преданному резервисту, ему было любопытно посмотреть вблизи на многолетнего противника в холодной войне. И вот, вместе с русскоговорящим приятелем он на новеньком блестящем БМВ, взятом напрокат в Ганновере, совершил автопробег через восточную Германию, Польшу и Украину к побережью Черного моря. Выбор марки автомобиля был намеренным: Гофф задумал свое путешествие как парад победителя – представителя Запада. Под восхищенные взгляды прохожих он на своем БМВ, как на белом коне, въехал в Одессу-маму. Одесса была выбрана случайно. Гофф взял и ткнул пальцем в карту, а палец возьми и угоди в Одессу, в не самое худшее место на карте тогдашнего СНГ, к тому же у самого моря.

В Одессе у мистера Гоффа было еще одно дело, кроме как на русских посмотреть (русские ему, само собой, понравились). Давнишний приятель попросил его привезти из России парочку полотен какого-нибудь советского художника, из тех, кто живописует военно-морские баталии.

– А не приобрести ли и мне на память о России какой-нибудь хороший сувенир, – подумал мистер Гофф, – будет что жене подарить.

Видимо, насмотревшись за краткое время своего путешествия на огромное количество встреченных им по пути памятников вождю и успев привыкнуть к их существованию, он понял, что лучшим сувениром будет ему Ленин. И мистер Гофф немедля связался с одной из художественных лавок, заказав им раздобыть картины и статую Владимира Ильича.

– А почему вам было не ограничиться настольным бюстиком? – незатейливо вопрошаем мы.

– Нет, это было бы не так итересно, – парирует мистер Гофф, житель Техаса – штата, чей лозунг: “Everything is bigger in Texas” (В Техасе все больше). Здесь все в два раза шире, выше, больше: от гамбургеров, до женских задниц.

На следующий день мистеру Гоффу было предложено три места, где он потенциально мог бы заполучить сувенир для своей жены: в тюрьме, в детском доме и на заводе, специализирующемся на производстве подъемных кранов.

Мистер Гофф отправился в тюрьму. Первым, кого он увидел, был Владимир Ильич в кепке.

– Я уже почти отколупал ногтем кусочек покрытия, как вдруг появился сердитый товарищ в форме и выгнал нас, – рассказывает Харви. У незадачливых антикваров не было никакой договоренности с администрацией тюрьмы. А как они вообще туда попали?

– Зашли через дверь, – звучит лаконичный ответ.

Примечательно, что ни на видеокамеру, ни на фотоаппарат никто тоже не обратил внимания при посещении тюрьмы иностранными гостями.

Ровно такая же история повторилась в детском доме, где прописался второй памятник вождя. Стоило только незадачливому американцу приблизиться к статуе, с приветственно воздетой к потолку рукой, в вестибюле раздались истошно-негодующие женские крики, и престарелая особа лет под семьдесят (как показалось мистеру Гоффу) в белом халате кинулась на него чуть ли не с кулаками.

– Орала она, как резаная. Я было подумал, что передо мной герлфрэнд Ленина, иначе с какой стати было так кипятиться?! Подумаешь, велика важность.

Но как известно Бог троицу любит. Вот и мистеру Гоффу на третий раз повезло. Директор Одесского завода тяжелого краностроения с радостью согласился отдать статую любимого вождя почти что даром – за триста баксов. Как впоследствии директор отчитывался перед своим начальством, история умалчивает. Впрочем, надо полагать, не до памятников опростоволосившихся идеологов было одесситам в 1992 году. Как никак 7 лет минуло с момента начала перестройки, и путч успели пережить, а в столицах как раз началось повальное свержение с пьедесталов каменных и бронзовых божков.

Ленин-почтой

Одесский Ленин был скромным: бетонный, чуть больше человеческого роста, простоволосый, без кепки, с декретом в руке. Задумчиво сдвинутые брови, глаза долу, вид отстраненный, растерянно опущенная рука, никуда боле не зовущая, словно он внезапно позабыл, куда теперь идти народу. Самый подходящий экземпляр для эмиграции в Техас. Сделка удалась. Но «эмигрант» не торопился покидать отечество.

Прошло лето, а вестей из Одессы не было. Вопросы пришлось улаживать по телефону. А проблемы были несложные: таможенник Иванов хотел 1000 долларов, и помощник таможенника Иванова хотел 1000 долларов, и еще 1500 – таможеннику Петрову. Когда же финансовые вопросы были решены, и приспело время ехать получать посылку во Франкфурте-на-Майне, мистер Гофф не смог ее нигде обнаружить. Отыскалась пропажа во Франкфурте-на-Одере.Эта географическая путаница обошлась ему еще в 800 марок.

Когда, наконец, Ленин прибыл в Техас, не в бронированном вагоне, а в трех ящиках, потому как он еще в Одессе был распилен на три части: голова, ноги и туловище, его склеили (весьма неаккуратно, кстати, склеили – следы расчленения заметны по сей день), поставили на скромный постамент и прицепили в ногах табличку, на которой крупными буквами: «Америка победила» и ниже, шрифтом поменьше: «Владимир Ленин 1870-1924. Одесский завод тяжелого краностроения. Июль 1992». В конечном счете, ни много ни мало 5 тысяч 500 долларов отвалил за железобетонный памятник американский любитель антиквара.

Приобретенный по дешевке, почти что на халяву, скромный (всего-то весом в 400 килограмм) подарок для жены (жена не удивилась, но и не особо обрадовалась), но вдруг вырос в цене почти что в двадцать раз и одновременно с этим превратился в символ победы Америки над Россией в холодной войне.

– Ну вот и дедушка Ленин! Оп-ля! – радостно воскликнул мистер Гофф на торжественном открытии памятника 20 мая 1993 года и ввел в меню новое блюдо – Ленинбургер. Сэндвич с салатом из красной капусты, символизирующей коммунизм.

Общественность, включая городские власти, восприняла появление Ленина спокойно. Подростки, те вообще принимают Ильича за музыканта, а те, кто узнает «врага» в лицо, давно уже на него положили. Так что вождя в Техасе никто не обижает.

Ленин с Хусейном будут стоять лицом к лицу

Мистер Гофф кладет нам на стол заламинированный листок бумаги.

– О, сейчас узнаем, чем тут еще потчуют, кроме Ленинбургеров – думаем мы, приняв листочек за меню. Но не тут было. Перед нами листовка, разъясняющая, кто есть «мистер Ленин», и откуда и зачем появилась здесь его статуя. Листок гласит: «Я привез эту статую за 7000 миль в напоминание о подлинной власти свободных людей и силе демократического образа жизни». Во как! В лучших традициях советских учебников по истории КПСС, только с диаметрально противоположной расстановкой акцентов.

Про 7000 миль в манифесте упомянуто не зря.

– Некоторые думают, что я привез памятник из Одессы, которая у нас тут рядом, в Техасе, – смеется мистер Гофф.

А вообще расспросами ему не докучают, хотя бы потому что случайные клиенты к Гоффу не захаживают. Уж очень не по-американски обслуживает он своих посетителей. Попросту сказать, хамит. Захочет, выставит за дверь голодным неприглянувшегося посетителя. Моё заведение, говорит, и порядки в нем мои.

Вот и с «мистером» Лениным он не церемонится. Наоборот, обращается с ним, как со зловредным клиентом, пусть и бетонным, но которого можно наконец проучить. Поставил лицом к западу. Вот, мол, гляди, как мы живем, что съел, то-то же. А как только немного уляжется обстановка в Ираке, у Ленина появится сосед – Садам Хусейн. В какую сторону стоять ему лицом, еще не решено, но черновик таблички уже есть: «Еще один деспот».

Удивительное все-таки дело – этот американский патриотизм. Не поленился же человек преодолеть столько преград ради приобретения символа поверженной идеи!

– Знаете, я довольно упорный, – объясняет Гофф. – Я чувствовал необходимость показать людям, кто положил начало коммунизму, и чем все закончилось. Я сделал это во имя американского солдата, потратившего массу усилий для поддержания мира на земле. И конечно же, памятник не является рекламным трюком для привлечения клиентов. Я задался целью поставить памятник Ленину у себя во дворе, и осуществил ее.

Даже сейчас, когда в России владельцы клубов, соревнуясь друг с другом в изобретательности, рождают самые сумасбродные оформительские идеи, все же трудно представить какого-нибудь хозяина рюмочной, водружающего перед входом в кабак бюст американского президента. Отношение русского народа к «поганым буржуям» запечатляется разве что лишь на стенах домов в виде емкой формулы: «Америка – параша, победа будет наша». Грубо, но зато без ложного пафоса.

КСТАТИ…

В Америке есть еще три памятника Ленину.

1. Ленин в Арлингтоне, штат Виргиния.

В Арлингтоне есть Фридом Парк, посвященный памяти журналистов со всего мира, погибших за свою профессию. Здесь собраны скульптуры, символизирующие поворотные моменты в борьбе за свободу. Тут стоит статуя Ленина, приобретенная в Санкт-Петербурге на комбинате “Скульптура”. В 1991 году, после распада СССР, она была обезглавлена и опрокинута набок в честь торжества демократии в новом обществе.

2.Ленин в Лас-Вегасе, штат Невада.

Несколько лет назад четырехметровая статуя Ленина украшала вход в ресторан “Красная Площадь” внутри грандиозного отеля Мандалай-бэй в Лас Вегасе. Однако вскоре после открытия ресторана весной 1999 года некоторые клиенты восприняли само наличие статуи как акт коммунистической пропаганды, поэтому дирекция решила обезглавить скульптуру, как это было заведено в странах Восточной Европы. Голову укрепили на крюке, свисавшем с потолка, а через несколько дней она была украдена и нашлась случайно через два месяца в куче одежды, принесенной в пункт добровольных пожертвований. После этого происшествия дирекция ресторана заморозила голову вождя в ледяном кубе и выставила в центре закрытой витрины с водкой.

3. Ленин в Сиэтле, штат Вашингтон.

Семитонный, пятиметровый бронзовый Ленин работы Эмиля Венкова стоит с 1995 г. в одном из самых людных мест Сиэтла – Фремонт Парке. Уже десять лет памятник ждет своего покупателя, но тот не идет. Начальная цена -150 тысяч долларов. В 1992 году статую привез из словацкого города Попрад предприимчивый бизнесмен Лев Карпентер. За 40 тысяч долларов он спас Ильича от переплавки. После смерти Карпентера памятник перенесли на площадь. По субботам вокруг него гудит “Ленинский блошиный рынок”, близлежащая пиццерия (одна из лучших в городе) выпустила упаковочные коробки с контуром статуи в качестве лого, а одно из агентств по продаже недвижимости поместило фотографию статуи на обложку брошюры, рекламирующей эксклюзивные апартаменты, со следующим комментарием: “Один из образов, с которыми вы будете сталкиваться ежедневно, если поселитесь в этом комплексе”. Нездоровый ажиотаж привел к тому, что в прессе началась серьезная кампания за высылку Ленина из города Сиэтла.

1 комментарий

Комментарии закрыты.