СИРИЯ: ХИМИЯ И ЖИЗНЬ

Алмат Аскаев

siИнспекторы ООН, вернувшиеся из Дамаска, объявили, что обладают точными данными о том, кто именно совершил газовую атаку 21 августа, но опубликовать их обещали лишь через неделю. Тем временем американцы возмущаются открытым письмом Путина, опубликованным в «The New York Times», а спецподразделения Башара Асада, предположительно, прячут химическое оружие по всей стране.

Группа инспекторов ООН, вернувшаяся в конце августа в Гаагу из Сирии, где исследовала пригород Дамаска Гхуту, по которому 21 августа был нанесен ракетно-химический удар, унесший жизни более 1400 человек, объявила о том, что ее работа, в целом, завершена. При этом не обошлось без небольшой сенсации: по просочившимся в прессу сведениям, было собрано достаточно улик, указывающих на тех, кто совершил это преступление. Тем не менее, официальная публикация результатов инспекции была отложена, предположительно, ООН выдерживает малопонятную экспертам и комментаторам паузу.

Что прячет Асад?

На самом деле непонятна и еще одна деталь: дело в том, что в задачу инспекторской группы, отправленной в Гхуту, никакое «следствие» вообще не входило. Их задачей было определить, в самом ли деле по городу был нанесен химический удар и если да, то какими средствами. Более того, специалистам ООН было напрямую приказано не заниматься поисками виновных. И тем не менее, информация о том, что они, предположительно, нашли ответ на вопрос «Кто виноват?», просочилась в американскую, а за ней и в международную прессу из самых высоких кругов Генерального секретариата ООН.

Два не названных поименно дипломата, предположительно, рассказали о том, что инспекторы, исследовавшие в минувшие дни многочисленные пробы грунта, воды и воздуха, привезенные ими из Гхуты, а также делавшие анализы различных тканей погибших там людей, в самом деле собрали достаточно доказательств, чтобы утверждать: да, в Сирии было несомненно применено химическое оружие. Скорее всего – зарин, но не в чистом виде, а с примесями. Но при этом, по их же словам, были проведены исследования так называемых «сопутствующих улик»: опросы очевидцев, осколки разорвавшихся ракет, а, как утверждают некоторые слухи – даже пара неразорвавшихся, целехоньких.

Именно эти остатки и послужили, предположительно, основой для определения исполнителей этого преступления: по словам дипломатов ООН, эксперты смогли чуть ли не поминутно реконструировать весь налет, определить, какие были использованы системы запуска и даже – какие именно ракеты упали на беззащитный город. Тем не менее, до сих пор на реального виновника никто не показал пальцем. Возникает резонный вопрос: почему? Некоторые комментаторы утверждают, что это от того, мол, что руководство Белого дома поняло несостоятельность своих обвинений против Башара Асада и пытается теперь выиграть время, чтобы найти выход из ситуации без «потери лица». Другие говорят, мол, Асад, скорее всего, и впрямь виновен, но раз уж была достигнута договоренность о сдаче Сирией ее химического оружия, ООН не желает нагнетать обстановку и вредить этому, едва наметившемуся процессу. Есть и иные варианты объяснений, почему молчат инспекторы, однако, по большому счету, все это – не более чем слухи. Возможно, публикация официального отчета, намеченная на будущую неделю, сможет прояснить ситуацию.

Тем временем сирийское руководство, по его собственному заявлению, сделало первый шаг к присоединению к конвенции ООН о запрете химического оружия. Посол Сирии при ООН Башар аль-Джафари передал заявку лично Генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну. Пресс-секретарь ООН Фархан Хаг подтвердил эту информацию в четверг, 12 сентября. Сирийский президент Башар Асад объявил, что первая информация о запасах химического оружия будет предоставлена в распоряжение Объединенных наций через 30 дней, что немедленно вызвало обвинения в попытке затягивания времени. Об этом заявил Госсекретарь США Джон Керри, одновременно предостерегая Дамаск от подобной тактики. Несмотря на то что президент Сирии подчеркнул в интервью телеканалу «Россия 24», что такова стандартная процедура присоединения любого государства к помянутой конвенции, Керри считает, что «в этом процессе вообще нет ничего стандартного». «Асад уже применил свое химическое оружие», – заявил он на совместной со своим российским коллегой Сергеем Лавровым пресс-конференции в Женеве и потребовал скорейшего уничтожения сирийских запасов химоружия. По его утверждению, Башар Асад должен подтвердить свои слова делом, в противном случае он по-прежнему рискует получить удар со стороны США.

«Пишите письма»

Пожалуй, именно взаимным недоверием между Москвой и Вашингтоном по сирийской проблеме и был вызван весьма нестандартный ход Владимира Путина – как известно, он обратился через газету New York Times напрямую к американской общественности. В своем письме он заявил, что предложение об уничтожении сирийского химического арсенала является «новым шансом избежать военных действий». США, Россия и международная общественность, по его словам, должны использовать готовность Сирии передать контроль над химическим оружием и дать возможность его уничтожить.

Это письмо наделало в Америке много шума. Его содержание большинство комментаторов оценивают, как «спорное», а манеру Владимира Владимировича выражать свои мысли – «взрывоопасной». Белый дом отреагировал на послание весьма раздраженно, многие американские политики крайне возмутились. «Меня чуть не стошнило», – заявил, к примеру, сенатор-демократ Роберт Менендес, а спикер Конгресса США, республиканец Джон Бейнер признался, что «очень разозлился». Экс-кандидат в президенты Джон Мак-Кейн охарактеризовал письмо, как «оскорбление для умственных способностей каждого американца», а его соратник по Республиканской партии, сенатор Джим Инхофе признался: «меня достает необходимость сидеть и читать это».

Что же вызвало столь бурные чувства американских парламентариев? В своем письме Путин обвиняет США в том, что они превратили голое насилие в «демократическое средство» и читает нотации президенту США Бараку Обаме. В целом, смысл текста можно сконцентрировать в следующем вопросе: когда Америка начнет учиться на собственных ошибках, сделанных в Афганистане, Ливии и Ираке, и перестанет разыгрывать из себя «мирового жандарма»? К примеру, Путин пишет о том, что он внимательно прочел обращение Обамы к нации по поводу Сирии. По его мнению, оно пропитано высокомерием, так как американцы считают себя лучше всех других. «Очень опасно подталкивать людей к тому, чтобы они считали себя кем-то необыкновенным, – считает кремлевский руководитель. – Мы все разные, но когда мы просим Господа о благословении, мы не должны забывать, что Бог создал нас равными».

Человек, написавший эти строки, – тот самый Путин, который защищал коммунистический режим в качестве офицера КГБ, а позже возглавлял ФСБ – об этом немедленно вспомнило большинство американских комментаторов. Может ли он, с его прошлым, осуждать других? – задаются они вопросом. Еще более спорными выглядят слова Путина о том, что он старается защитить международное право, запрещающее военное вмешательство во внутренние дела суверенного государства – то есть, Сирии. О чем он не упоминает – так это о том, что Россия вооружила своего союзника Башара Асада до зубов, удерживая его режим на плаву не только ради миллиардов долларов, вырученных за это оружие, но и ради сохранения собственной военной базы на Средиземном море. Вместо Путина об этом обстоятельстве пишут сегодня американские журналисты в своих комментариях к его письму.

И, естественно, не было обойдено вниманием и предостережение российского президента о том, что в случае удара по Сирии, возрастет опасность новой волны террора. «Она угрожает нам всем, – подчеркивает Путин в своем письме. – То, что переживает сегодня Сирия – это не битва за демократию».

Следует заметить, что Барак Обама до сих пор вообще никак не отреагировал на письмо своего российского коллеги. Его пресс-секретарь Джей Керни заявил журналистам следующее: «В отличие от России, США – страна, защищающая демократические ценности. Уже тот факт, что Путин смог обнародовать свое письмо в американской газете, демонстрирует, насколько важна для Америки свобода слова. В России же она все более теряет свое значение».

По словам Керни, в своей уверенности, что удар по Гхуте нанесли повстанцы, Москва «осталась в одиночестве и изоляции». «Россия рискует своей репутацией и доверием к себе в текущих переговорах по уничтожению сирийского химического оружия», – предостерег он. И еще больше недоверия вызвало сообщение из Сирии о том, что в то самое время, как в Женеве утрясаются детали плана по выводу химоружия из Сирии, сирийские спецподразделения, предположительно, принялись за рассредоточение химического арсенала по всей стране. Об этом сообщила американская пресса со ссылкой на спецслужбы буквально на следующий день после начала женевских переговоров. Согласно опубликованным данным, сирийские солдаты развозят химические боеприпасы по более чем 50 замаскированным «схронам», расположенным в разных уголках Сирии, в труднодоступных районах, с тем, чтобы, с одной стороны, сохранить их в случае американского ракетного удара, с другой же – скрыть от международных инспекторов и оставить нетронутыми. Если эти данные подтвердятся, получится, что Башар Асад и в самом деле попросту тянет время, а его российские покровители ему в этом помогают. Тем не менее, с уверенностью утверждать это пока невозможно, как уже было сказано, никаких реальных данных никто из участников процесса еще не публиковал, одни слухи и домыслы.

1 комментарий

  1. Так кто все-таки объяснит, чем все закончилось. Наш президент погрозил пальцем, а теперь тихо-тихо. Будет Сирия отдавать химическое оружие, когда и кому, так и не ясно.

Комментарии закрыты.