МЕНЬШЕ ДЕМОКРАТИИ – БОЛЬШЕ ЗРЕЛИЩ!

Алмат Аскаев

sВ условиях экономического кризиса развитые, демократические страны Запада все чаще стараются сэкономить на проведении у себя ярких, зрелищных мероприятий – мировых спортивных чемпионатов, крупных выставок, международных саммитов. При этом государства, управляемые авторитарно, буквально вырывают подобные проекты друг у друга, не стесняясь даже подкупать как отдельных функционеров, так и целые интернациональные организации.

«О спорт, ты – мир!» – восклицал основатель современного олимпийского движения, французский барон Пьер де Кубертен. В самом деле – международные спортивные состязания высокого уровня, как ничто другое, примиряют между собой страны и континенты, людей с различными взглядами и убеждениями, государства с разными формами правления. На футбольный чемпионат мира 2006 года в Германию беспрепятственно приезжал «нерукопожатный» в то время президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад, а иранская сборная перед игрой с командой США дарила американцам на поле цветы. На Олимпиаду в нацистской Германии 1936 года съехались спортсмены со всего мира – невзирая на то, что уже тогда большинству было понятно, кто такой Гитлер и чем он грозит окружающим странам. Зимнюю Олимпиаду 2018 года, вполне возможно, совместно проведут Южная и Северная Кореи, позабыв о своих вечных разногласиях и взаимных угрозах…

Однако, в последнее время в измученном пятилетним экономическим кризисом мире наметилась весьма интересная тенденция: развитые, демократические страны не слишком рвутся проводить подобные мероприятия у себя. Вместо них за право стать хозяевами той или иной Олимпиады, того или иного мирового первенства все активнее соревнуются государства, чьи политические системы варьируются от пресловутой «суверенной (либо, скажем, народной) демократии» до откровенной диктатуры. Более того – похоже, что большие международные организации, устраивающие подобные мероприятия, этому лишь рады: несмотря на откровенные манипуляции голосованием, не обращая внимания на нарушения прав и свобод в той или иной стране, все чаще «грант» на проведение какого-нибудь чемпионата мира или Олимпийских игр получают те, кто славится отнюдь не своим демократическим правлением.

Мы с Катаром ходим парой…

Дошло до того, что недавно Генеральный секретарь ФИФА, Жером Вальке, в одном из интервью банально проговорился: он, что называется, «на голубом глазу» заявил, что его организация при подготовке очередного футбольного Мундиаля вообще предпочитает иметь дело со странами, где демократии поменьше, а диктатуры побольше – и в качестве примера подобного рода привел никого иного, как российского президента Владимира Путина. Именно отсутствием «демократической говорильни» один из лидеров всемирной федерации футбола и объясняет выбор России в качестве хозяйки ЧМ-2018: мол, там легче решать всяческие технические вопросы, не нужно следовать дурацким политическим правилам. По той же причине чемпионат 2022 года получил богатейший газовый экспортер из Персидского залива, эмират Катар – он вообще, как известно, является монархией и у тамошнего «повелителя» не забалуешь… Похоже, что идеальная модель страны-партнера для ФИФА в будущем должна покоиться на двух «столпах»: богатая и авторитарная. Все остальное неважно. В конце концов, спортивные мероприятия – вещь дорогая и «больше демократии» создает лишь больше проблем.

А вот «меньше демократии», похоже, эти проблемы снимает. Правда, другие международные организации – например, правозащитные – искренне этим обстоятельством возмущаются. За примерами далеко ходить не надо: по сей день по всему миру шумит кампания, связанная с дискриминационным законом, принятым в России и направленным против гомосексуалистов: правозащитники призывают знаменитых спортсменов вступиться за попранные права «голубых» – те, в основном, отнекиваются, пользуясь известным аргументом о том, что «политике в спорте не место»… Кто-то все-таки вступается, кто-то готовится проводить в Сочи манифестацию, кто-то призывает прямо тут же, на месте, отобрать у России Олимпиаду обратно… Чем ближе к началу соревнований, тем больше скандалов – мировая пресса пишет о разворовывании средств на строительство олимпийских объектов, о насильном выселении местных жителей ради того, чтобы построить «одноразовую» железнодорожную ветку, значение которой утратится сразу после окончания игр, в последнее время участились сообщения об использовании на стройках практически рабского труда гастарбайтеров из стран Центральной Азии… Все это оставляет Международный олимпийский комитет безучастным – очевидно, его руководство вполне согласно с коллегами из ФИФа насчет того, что в спорте чем больше демократии – тем больше проблем.

В конце концов, и тут пример лежит на поверхности. Чемпионат мира по футболу 2014 года, который, как известно, должен состояться в Бразилии, уже сейчас вызвал в этой вполне демократической стране мощнейшее политическое противодействие: миллионы бразильцев протестуют против государственных расходов на строительство новых стадионов и требуют вместо этого перенаправить деньги на укрепление системы здравоохранения, а также на развитие образования. В соседней Аргентине, в 1978 году, когда там всем распоряжалась военная хунта, футбольный мировой чемпионат не вызвал у ФИФА ни малейших затруднений. Так что, пожалуй, ничего удивительного нет в том, что два будущих чемпионата подряд получили страны, от демократии далекие – Россия и Катар. Причем, если россияне, хотя бы частично, все-таки как-то пытаются бороться за свои права, то в Катаре никаких протестов не ожидается. Более того – 300 тысяч катарцев, равно как и полтора миллиона живущих там иностранцев просто счастливы от того, что их маленькое государство, состоящее, помимо пары-тройки городов, из сплошной пустыни, вдруг оказалось в центре мирового внимания. Правда, тот факт, что внимание это оказалось слишком уж пристальным, многих в Катаре раздражает. Потому что те самые демократические страны с развитой демократией (и не менее развитым футболом), прежде чем послать туда свои национальные сборные, вдруг стали интересоваться: а каким образом строятся спортивные объекты, на которые Катар выделил ни много ни мало – 150 млрд. евро? А не возводятся ли они унизительным трудом и зачастую просто на костях тысяч азиатских гастарбайтеров?

На самом деле, довольно странно, что попирающие человеческое достоинство условия работы иностранных строителей в Катаре вызвали в связи с ЧМ-2022 дискуссию уже по всему миру, в то время как такая же ситуация в России, где на олимпийских и «мундиальных» объектах трудятся десятки и сотни тысяч бессловесных современных рабов из Таджикистана, Туркмении, Кыргызстана, Узбекистана и Казахстана, почти никого не заинтересовала. Возможно, что в данном случае работает еще одно «новое олимпийское правило»: «Чем меньше страна – тем легче ее ругать». По крайней мере, о Катаре-2022 в мире сегодня шумят гораздо громче, чем о России-2014 (или 2018). Да и реагируют на критику катарские власти совсем не так, как российские: Минтруда эмирата объявило, что до конца года для найма иностранных рабочих будут введены новые стандарты уровня жизни и оплаты, в то время как Кремль, как известно, что об «антиголубых» законах, что о гастарбайтерах отвечает одно: не лезьте!

Зрелищ – и можно без хлеба?

Если взглянуть на описываемую ситуацию более широко, то можно прийти к выводу, что подобное же правило действует не только в отношении спортивных состязаний, но и в отношении иных громких или, как сейчас принято говорить, «имиджевых» международных мероприятий – как политических, так и общественных или, скажем, зрелищно-развлекательных. Государства, где с демократией, мягко говоря, напряг, борются за право приютить их у себя с поистине гладиаторским воодушевлением. У всех на слуху история о том, как только что «переизбранный» на своем посту президент, сын президента и, скорее всего, отец будущего президента Азербайджана Ильхам Алиев не жалел денег, чтобы скупить голоса белорусов, поляков, латышей и литовцев ради того, чтобы провести в своей столице очередной тур «Евровидения». Всем известна эпопея о пресловутом, никому даром не нужном, но таком помпезном саммите ОБСЕ в Астане…

Вообще, в этом отношении Казахстан стал, пожалуй, бесспорным рекордсменом Центральной Азии и, возможно, пытается даже взять рекорд в мировом масштабе: «младодемократическая» казахстанская власть, кажется, в международном отношении обеспокоена лишь двумя проблемами. Первая – любыми, пусть самыми грязными, способами вытащить из Европы своих диссидентов, вторая – устроить у себя как можно больше всяческих международных мероприятий и прочих «фишек». В политике – уже с грехом пополам попредседательствовали в ОБСЕ, опозорившись на весь мир своим «зицпредседателем», любителем маленьких девочек и по совместительству – министром иностранных дел Казахстана Канатом Саудабаевым; уже взялись председательствовать в ОИК, где вечный проситель Нобелевской премии мира, а по совместительству – вечный президент Казахстана Нурсултан Назарбаев немедленно, тут же пообещал разрешить все проблемы почему-то не в своей стране, а в Афганистане… В спорте – провели Азиаду и замахнулись на Олимпиаду. В общественном секторе – ухватили себе выставку ЭКСПО-2017… Падение уровня производства, разграбление недр и снижение реального уровня жизни в стране – кого эта дребедень, извините, волнует? На решение проблем со старушками-дольщицами, на «социалку» денег в казне нет, а на ЭКСПО да на Азиаду – за милую душу, в конце концов – на кону имидж государства…

И именно в этом, пожалуй, и кроется ответ на вопрос – почему диктатуры, авторитарные режимы и прочие «молодые демократии-с-прилагательными» так рвутся, так выпрыгивают из штанов, не считаются ни с какими расходами, лишь бы заполучить к себе в гости какую-нибудь очередную международную выставку, какие-нибудь соревнования или, на худой конец, интернациональную конференцию по защите кого-нибудь от чего-нибудь (исключения составляют разве что «сборища» правозащитников типа Human Rights Watch – подобных гостей «недодемократам» и даром не надо). Шансов заработать себе международный авторитет демократическими реформами, мудрым хозяйствованием и борьбой с коррупцией у них нет – в этом, несмотря на ежедневные утверждения обратного, сомневаться не приходится. Достаточно посмотреть, скажем, на «европейскую охоту» Назарбаева за Аблязовым, Кетебаевым, Павловым, либо полюбоваться на «нарисованные» Ильхаму Алиеву очередные «девяносто плюс» процентов голосов на выборах – и все становится ясно. А ведь, с другой-то стороны – получить международное признание ну очень хочется. Не только потому, что вдруг стукнуло в голову, как казахстанскому елбасы, заполучить Нобелевскую премию мира, но и потому, что респектабельный, красивый внешний вид дает какую-никакую защиту от недоброжелательного интереса со стороны того же Госдепа США, любящего есть на завтрак диктаторов и диктаторишек. А провел у себя «Евровидение», принял саммит ОБСЕ, подал заявку на проведение Олимпиады – и ты вроде уже сопричастен, ты уже не восточный сатрап, а прозападный политический деятель…

Так что получается, как бы ни утверждали международные чиновники из ФИФА или МОК, что в спорте, мол, места политике нет – на самом деле, это лукавство. В реальности получается, что, пользуясь формулой Жерома Вальке «меньше демократии – больше спорта», в это благородное дело все равно привносится политический элемент. Только на этот раз – резко негативный. Спорт (наука, искусство, культура – что угодно) становится ширмой для диктаторов, а спортивные функционеры – их марионетками. И наверное, покойный Пьер де Кубертен сегодня мог бы сказать: «О спорт, ты… во что превратился?!».