РУССКИЙ ЯЗЫК И НАШЕ БУДУЩЕЕ

Михаил Ельман, Даллас

Я очень благодарен редакции нашей газеты за организацию обсуждения одной из важнейших проблем нашей иммиграции – проблемы родного языка. К счастью, мы, в большинстве евреи, начисто забыли все языки, которые были родными в то или иное время в течение многовековых скитаний, и сейчас нет смысла обсуждать проблемы языков арамейского, латинского, греческого, хазарского, испанского, немецкого, польского и многих других.

Некоторые из них были родными намного столетий дольше нашего последнего родного – русского, и остаются «великими и могучими» и по сей день. Но, к сожалению, дискуссия о родном русском языке развернулась в высоком историко-филологическом плане, и оказался незатронутым основной, на мой взгляд, вопрос этой проблемы – надо ли нам учить этому языку наших детей и внуков.

Я твердо убежден: нет, не надо. И вот почему. Язык – это не инструмент мышления, а средство общения. Утверждение, что Лобачевский мыслил на каком-то языке математики, а Менделеев – химии, неверно. Люди (в том числе глухонемые) мыслят не словами, а образами. Словами люди передают другим людям информацию о своих мыслях. И, естественно, выбирают наиболее удобный для этого язык.

Мой друг бежал из России в Швецию 35 лет тому назад, и с тех пор работает там в знаменитой Королевской Академии наук. Он не испытывал никаких неудобств ни от полного незнания шведского языка в начале своего там пребывания, ни, тем более, от плохого его знания в дальнейшем. Потому что в Академии не только пишут, но и говорят исключительно по-английски. Такое явление характерно не только для маленьких стран.

Знаменитый институт Пастера, находящийся в великой Франции, известной исключительно развитым чувством национального самолюбия, уже много лет как прекратил публикации на французском языке.

Русский язык, как средство общения, на мой взгляд, бесспорно обладает серьезным недостатком. Этот недостаток заключается не в особенностях грамматики, а в количественном и качественном упадке. В количественном потому, что каждый год на миллион человек сокращается население России и еще на миллион – знавшее русский язык население бывших русских колоний в странах Восточной Европы, Средней Азии и Кавказа. В качественном потому, что увеличивается разрыв в производительности труда в России и в Америке. Сегодня американский фермер производит в пятьдесят, а рабочий – в десять раз больше русского. Чем же помогает знание русского языка в дальнейшем развитии передовых американских технологий и организационных форм? Какой язык эффективнее в обмене информацией не по истории техники, а по проблемам производственного прогресса? И зачем нашим детям и внукам тратить время и силы на заполнение головы ненужным балластом, когда им так много всего в такой короткий срок надо изучить для успешной карьеры и счастливой жизни в этой динамичной стране?

Остаются, конечно, сентиментальные соображения о том, чтобы доставить удовольствие бабушкам и дедушкам, разговаривая с ними на их родном языке. Но бабушкам и дедушкам освоение английского языка, хотя бы на уровне начальной школы, было бы намного полезнее, чем внукам освоение русского.

Сказанное мною об изучении русского языка детьми и внуками иммигрантов не снижает, конечно, важности издания русских газет в Америке. Для иммигрантов зрелого и пожилого возраста русский язык остается родным навсегда – процесс освоения языка необратим. А эмиграция из России в Америку будет мечтой миллионов людей еще многие годы, если не многие десятилетия.

1 комментарий

Комментарии закрыты.