ПРОГНОЗ ДОКТОРА БРЭДЛИ ИЛИ ОБАМАКЕР В 2016 ГОДУ: ВСЕ ЛИ СЧАСТЛИВЫ?

Н.Т.

b1Доктор Брэдли Аллен, детский кардиохирург, бывший профессор и заведующий хирургическим отделением Института детской кардиологии в Хьюстоне высказывает свое мнение о будущем медицинского обслуживания США в связи с принятием нового закона АСА.

Через три года, после того как был принят Affordable Care Act, большинство проблем на сайте в конце концов устранены. Теперь люди могут наконец-то войти на этот сайт и зарегистрироваться на государственную программу ACA в большинстве штатов, где предлагается рынок обмена страховок. Публике, скрепя сердце, пришлось смириться с повышением своих ежемесячных выплат (insurance premiums), новыми налогами и тем фактом, что количество работников на неполный рабочий день, которые раньше работали полный день, увеличилось. Но американцы все равно сердиты, потому что теперь они наблюдают разрушительный эффект нового закона о медицинском обслуживании на фундаментальные основы того, как это обслуживание проводится.

Даже до принятия закона в 2013 году многие доктора предвидели изменения, которые ожидаются в их профессии. Они начали отговаривать детей поступать на медицинские факультеты. После принятия закона компенсации докторам понизились, в то время как ничего не мешало росту ежемесячных отчислений на страхование от врачебных ошибок и судебных тяжб. Докторам теперь необходимо ежедневно принимать больше пациентов, чтобы покрывать свои расходы и одновременно заполнять огромное количество бумаг, требуемых от них по вновь принятому закону о медицинском обслуживании.

Прогноз о нехватке врачей стал реальностью. Все началось в 2014 году, когда закон АСА сократил на 716 миллиардов долларов расходы на программу Медикер, чтобы «застраховать» новых 30 миллионов человек за счет расширения Медикейда. Но самое главное, что предсказываемая цифра недостающих врачей-терапевтов и узких специалистов (как например, кардиохирургов) – 42 тысячи – оказалась сильно заниженной. Я не беру в расчет тот эффект, который оказал принятый АСА закон на докторов, решивших рано уйти на заслуженный отдых или отказавшихся от приема новых пациентов. Эта цифра также не берет в расчет миллионы иммигрантов, которые получили легальный статус и начали искать себе терапевта.

Удивительно, что к нехватке докторов не подготовились. Ведь когда в в 2006 году в штате Массачусетс ввели обязательное медицинское страхование, появилась резкая нехватка докторов-терапевтов, и для того чтобы попасть на прием к врачу, надо было очень долго ждать, кроме того, доктора перестали принимать новых пациентов. В 2013 году, по данным Медицинского сообщества Массачусетса, новым пациентам надо было ждать приема, например, к врачу-терапевту от 50 до 128 дней в разных районах штата.

Но нехватка докторов – это только начало.

Даже до того как АСА урезал $716 миллиардов из бюджета Медикер, программа покрывала только 70%-85% расходов на докторов и госпитализацию. Урезание бюджета еще больше сократило покрытие фактических расходов, при этом АСА добавил огромное количество документации, и еще больше докторов отказались принимать Медикер: программа просто не покрывает больше докторские расходы.

Кроме того, по закону АСА управляющий совет Медикер сам диктует и регулирует медицинское обслуживание; этот совет начал сокращать покрытие медицинских расходов. Некоторые доктора уже даже не хотят принимать пациентов старше 50 лет, они не хотят с ними возиться, когда те достигнут возраста Медикера. Естественно, пожилые люди этому не рады.

В 2016 году программа Медикейд столкнулась с теми же проблемами. Треть докторов отказалась в 2013 году принимать новых пациентов со страховкой Медикейд. С расширением Медикейда и сокращением покрытия расходов число таких докторов, не принимающих Медикейд, стремительно пошло вверх. Малоимущие, которые не имели ранее медицинской страховки, теперь ее получили, но они не могут найти себе врача, так что фактически новый закон АСА им не помог.

Еще одна большая проблема – это потеря частной практики. Из-за ужесточения государственного регулирования и прочих мер, снижающих заинтересованность врачей в частной практике, многие доктора еще с начала 2000 годов ушли работать в больницы. Таким образом к 2013 году осталось менее половины частнопрактикующих докторов. АСА резко ускорил этот процесс, и сейчас таких докторов осталось совсем немного.

Когда врачей нанимают в больницы, как рабочих на завод, то данные, предоставляемые организацией Medical Group Management Association (MGMA) и другими организациями, показывают, что их производительность падает – иногда даже на 25%. Они принимают меньше пациентов и выполняют меньше своевременных лечебных процедур, обостряя проблемы, вызванные нехваткой докторов. Стабильность медицинского обслуживания также ухудшается, так как теперь ответственность врача за состояние пациента завершается с окончанием его рабочего дня.

Из тех врачей, кто остался в частной практике, многие спасаются от закона о медицинском обслуживании, прибегая к следующему: пациент платит своему семейному доктору годовой взнос (обычно $500 – $3000 за человека). Доктор обеспечивает наилучшее обслуживание, гарантирует быструю запись на прием, проводит с пациентом больше времени, работает с 300 – 600 пациентами, вместо 3000 – 5000, что типично в эру АСА. Докторам и пациентам, которым это по карману, очень нравится такой вид медицинского обслуживания. Оно позволяет назначать лечение, которое доктор считает нужным, что отличается от сборочного конвейера, на который попадает пациент, когда лечением руководят из Вашингтона.

Тем же, кому такое обслуживание не по карману, повезло меньше. Они попадают в раздутый список тех пациентов, которых обслуживают резко уменьшившееся количество врачей. Поэтому, если даже у кого-то имеется «частная» страховка, то они обнаружили, что качество медицинского обслуживания на сегодняшний день ухудшилось. Нынче многих вынуждают идти на прием не к доктору, а к медсестре или другому медработнику. Традиционные отношения между доктором и пациентом остаются только для тех, кто в состоянии платить экстра.

Описанный выше вид медицинского обслуживания (concierge medicine) распространился не только на терапевтов, но и на врачей-специалистов. Лучшие хирурги сейчас просто не принимают Медикер или же оказывают услуги «вне сети», т.е. не входят в список докторов в вашем плане, что позволяет им присылать счета своим пациентам напрямую. Многие, подобно пластическим хирургам и офтальмологам, работают за прямую оплату своих услуг.

Не менее важно следующее: в то время как лучшие и самые успешные доктора переходят на прямую работу с пациентами без посредников или же отказываются принимать новых пациентов с Медикейд и Медикер, их сложно заменить молодыми подающими надежды докторами. Почему? Потому что их трудно найти: сегодня профессия медика уже не является столь притягательной, как раньше.

Судите сами: после 8 лет учебы в колледже и на медицинском факультете и затем от трех до семи лет интернатуры, где недоплачивают за каторжную работу, наличием $300 тысяч долга за учебу, будущий доктор в эру АСА начинает свою карьеру в 30 лет с работы конвейерного типа по 70-80 часов в неделю и зарабатывает не более $100000 в год. Неудивительно поэтому, что многие молодые люди выбирают себе карьеру на Уолл-стрит или в Силиконовой долине, вместо медицины.

Также не удивительно, что три года назад члены конгресса исключили себя из Affordable Care Act. Они приняли закон, но они же не дураки.

1 комментарий

  1. Даже до принятия закона в 2013 году многие доктора предвидели изменения, которые ожидаются в их профессии. Они начали отговаривать детей поступать на медицинские факультеты.
    ————————–
    Что-то не очень заметно, чтобы начали отговаривать. И вот это уж никак не соответствует действительности: работает по 70-80 часов в неделю и зарабатывает не более $100000 в год.

Комментарии закрыты.