ПАТ ДЛЯ ПРЕЗИДЕНТА ЯНУКОВИЧА

Алмат Аскаев

yЕсли украинский президент в самом деле принял окончательное решение об отказе от евроинтеграции своей страны, у него остается мало шансов на то, чтобы сохранить свою власть.

Как бы кто ни относился к Виктору Федоровичу Януковичу, а следует признать, что украинский президент обладает гигантским запасом хитрости и изворотливости. В конце концов, это ведь уметь еще надо – три года морочить головы лидерам Евросоюза, Кремлю и собственным избирателям, лавируя, постоянно меняя курс, с глубинной убежденностью утверждая вчера одно, сегодня другое, а завтра – даже не третье, а десятое.

«Желаю, чтобы все!»

Янукович ведь в самом деле сначала смог победить на выборах, воспользовавшись массивной поддержкой Кремля и пророссийски настроенной части украинского политикума (в первую очередь, коммунистов и социалистов), отлично сыграв роль эдакого хрестоматийного простоватого хохла, столь милого сердцу российской власти и столь явно готового удовлетвориться скромной ролью губернатора Малороссии, отдав «старшему брату» все, что тот только потребует. Позже, в самом деле пойдя на серьезные уступки России (достаточно вспомнить Харьковские соглашения, по которым Черноморский флот РФ закрепился в Севастополе, по сути, навсегда – и все это за смехотворную 100-долларовую скидку на газ, которая рассосалась в результате повышения цены «Газпромом» в первый же год), он вдруг резко сменил тон и уже всерьез воспротивился, когда Москва на гребне эйфории предъявила новые «хотелки» – отдать за бесценок «Газпрому» украинскую газотранспортную систему, а впридачу – сделать Украину членом Таможенного союза и в перспективе – Евроазиатского союза.

Свое нежелание отдать бразды правления Украиной Путину украинский президент отлично подкрепил переговорами с Евросоюзом об ассоциации и зоне свободной торговли. Российское «наступление» оказалось остановленным, европейцам было обещано все, что они хотят, но только чуть позже. Вы же, мол, понимаете, дорогие европейские партнеры: такие дела с кондачка не делаются, сначала нам надо поменять свое законодательство, надо подготовить страну, а еще – надо денег, потому что мы бедные, нашу экономику разрушили «папередники» (то есть, «предшественники» по-украински – действиями «папередников» представители украинских властей год за годом оправдывают тот факт, что страна уверенно катится в экономическую пропасть), нам нужна помощь.

И вот теперь, когда Россия оказалась настолько испугана перспективой реальной ассоциации Украины с ЕС и, как следствие – потери влияния в этой стране (даже безотказный доселе «газовый кран» перестал действовать – европейские страны стали продавать Украине реверсный газ гораздо дешевле), что согласилась буквально на все, уже не требуя вступления в ТС – новый разворот на 180 градусов. Ассоциация «приостанавливается», но при этом и Таможенный союз «не светит»: чистая победа Януковича, желающего лишь одного: быть украинским гетманом, получать преференции с Востока и с Запада и когда-нибудь передать булаву сыну Александру Викторовичу.

«Финита ля комедия»

Но в самом ли деле Виктор Федорович одержал победу и над Европой, и над Россией, и над собственным народом – независимо от того, чего хотят те или иные украинцы, то ли движения в ЕС, а то ли движения в РФ? Ведь не зря поговорка утверждает: «Сколько веревочке ни виться, конец будет». Давайте пофантазируем на темы совсем уже близкого будущего: в последний ноябрьский день, сразу по окончании саммита Восточного партнерства в Вильнюсе, украинский президент приезжает в Киев, так и не подписав договор об ассоциации и во весь голос рассказывая о том, что он-де в этом не виноват, а виноваты другие – оппозиция, евробюрократы, черт с рогами… Вот когда они будут готовы (то есть, снимут требования о прекращении выборочного правосудия и политических преследований, а еще – дадут много-много миллиардов евро за красивые глаза), тогда и мы все подпишем. А пока суд да дело, давайте не забывать о дружественных связях с Россией, а то это нам тоже боком выйдет.

Представили? Вот и украинцы это уже очень хорошо представляют. Подобные разговоры ведутся сейчас практически всеми представителями украинского руководства, причем начались они еще до объявления о «приостановке» евроинтеграции. Но после саммита, если там ничего не произойдет, отказ от Европы станет политической реальностью, а жалкие потуги его объяснить никого уже не будут интересовать. При этом понятно, что выстроенный правящей в Украине Партией регионов пропагандистский аппарат вынужденно начнет агитацию теперь уже за Россию, ведь нельзя же оставлять курс страны неразъясненным. Раз не ЕС, значит, ТС?

Возможно, что и так, но пророссийская пропаганда так же, как и гипотетический пророссийский курс Януковича – явления не самодостаточные, они зависят от реакции Москвы. А готов ли Путин в очередной раз поверить «единожды солгавшему» украинскому президенту и снабдить его деньгами (очень большими деньгами!), которые ему необходимы, как воздух, для простого выживания? Ведь даже проект украинского бюджета на будущий год еще не составлен именно потому, что непонятно было, на что он должен быть ориентирован – не то на ассоциацию с ЕС, не то на российские кредиты, потому что своих денег в кассе практически уже не осталось. Если в Вильнюсе не будет подписан договор об ассоциации, «евроденег» не будет, а возможно – не будет и очередного транша от МВФ. Вся надежда на Путина, а с чего бы тому раскошеливаться?

Вроде бы, по состоянию на сегодняшний день, Владимир Владимирович решил скромно удовлетвориться тем фактом, что Украина не ушла на Запад, и только лишь за это дать Виктору Федоровичу все, чего тот ни пожелает: многомиллиардный кредит (называются суммы от 8 до 20 млрд. долларов), новое газовое соглашение, возобновление сотрудничества в авиационной и ядерной промышленности, даже прекращение пресловутой «торговой войны» против украинских конфет и украинского трубопроката. Но ведь и Путина, как бы кто к нему ни относился, не обвинишь в клиническом идиотизме, не правда ли? Как говаривал Остап Бендер Шуре Балаганову: «За каждую скормленную вам калорию я потребую от вас множество услуг». Причем совершенно ясно, что все эти услуги будут направлены в сторону окончательного покорения Украины как экономически, так и политически. А это как раз то, чего Янукович вот уже три года старается избегать.

При этом понятно, что внутри страны у президента и его однопартийцев появятся уже не просто противники, а самые настоящие враги: отказ от евроинтеграции уже сейчас вывел на улицы сотни тысяч демонстрантов, а грызшиеся друг с другом по мелочам лидеры оппозиционных партий стремительно формируют единый антиправительственный фронт. Этот процесс будет нарастать – украинцы уже один раз показали, как они умеют протестовать, уроки Оранжевой революции не стоит сбрасывать со счетов. Вот и сейчас, несмотря на полицейские атаки и бросаемых в бой прикормленных «бритоголовых журналистов» (так в Украине после недавних парламентских выборов стали называть нанятых бандитов, у которых в карманах, как правило, лежат удостоверения репортеров разных мелких газет – по закону, украинские журналисты имеют право носить травматическое оружие для самообороны), практически во всех крупных украинских городах люди удерживают «евромайданы», палаточные городки, блокируют правительственные здания и отстаивают европейский выбор. Оппозиционеры, заключившие между собой мир и возглавившие это движение, автоматически становятся для миллионов украинцев в прямом смысле последней надеждой.

Странным образом, если бы Янукович сейчас подписал ассоциацию, то переизбрание в 2015 году у него бы было практически в кармане: оппозиции попросту нечего бы было противопоставить «президенту-евроинтегратору», он бы с легкостью использовал их же лозунги. Но сам он как раз и боится подписывать этот документ, думая о предстоящих выборах: ведь и Тимошенко отпустить придется, и европейцы начнут через плечо заглядывать и вмешиваться в мирный процесс подтасовки результатов голосования…

«Где деньги, Зин?»

Не хотелось бы оказаться Кассандрой, но есть твердое ощущение, что в сложившейся ситуации украинский президент может выбрать один-единственный путь для того, чтобы удержаться у власти, а именно, путь диктаторский. Подавить протесты, разогнать митинги, оппозиционеров – в тюрьму «за нарушение общественного спокойствия» или за что-нибудь такое же абсурдное, изменить Конституцию, чтобы президента выбирал не народ, а «ручной» парламент – и готово дело, вожделенная булава останется в мозолистых руках «дважды несудимого» навсегда. Обнадеживают лишь два соображения. Во-первых, украинцы – это не казахи и не азербайджанцы: двадцать лет демократии не выветриваются из голов тремя годами безмозглого правления малообразованных и по-бандитски нахальных «политиков в законе». В Украине может рвануть так, что мало не покажется, а судьба Николае Чаушеску, скорее всего, еще не стерлась из памяти Виктора Януковича.

Во-вторых же, для диктатуры нужны деньги. Не только на подавление инакомыслия, не только на создание жесткого полицейского строя – в первую очередь, на подачки неимущим слоям населения, потенциально наиболее взрывоопасным в сложившейся ситуации. Свои капиталы, сравнимые уже с годовым оборотом какой-нибудь небольшой страны, Янукович и его «семья» вряд ли захотят вкладывать в украинский бюджет. Оппозиционные олигархи за три года «регионального» правления уже ограблены, своих олигархов «экспроприировать» – силенок не хватает, по крайней мере, пока. Откуда взять деньги? Простейший вариант – у России, там с грехом пополам могли бы наскрести. Но вот захочет ли дать денег Путин – это еще большой вопрос. Владимиру Владимировичу, человеку весьма практичному и преследующему собственный интерес, вряд ли захочется на собственные средства лепить в Украине диктатора в лице не раз и не два предавшего его Януковича. Если уж управлять Украиной, то через кого-нибудь своего, доказавшего преданность и надежность. Такие кандидатуры у Кремля имеются и без нынешнего украинского президента.

Вот и выходит, что Янукович и его присные, как говорится, «лавировали-лавировали, да не вылавировали». Пытаясь усидеть одним местом даже не на двух, а на трех стульях, трудно удержать равновесие. Не подписав ассоциацию, не отдавшись с потрохами Таможенному союзу, украинский президент превращается в никому не нужную, абсолютно лишнюю фигуру. Украина пойдет дальше без него – вопрос только, в какую все-таки сторону?