МУСУЛЬМАНСКАЯ ЕВРОПА

Перевод Самуила Черняка

Даниэл Пайпс – фигура в политике культовая. Об исламской угрозе он писал еще 20 лет назад и уже тогда предупреждал, что мусульманские фанатики не остановятся перед ударом в самой Америке. Над ним посмеивались, считали даже сумасшедшим, но он оказался прав. Может быть, поэтому одни его сегодня боготворят, другие – ненавидят. А он продолжает выдавать прогнозы и постоянно попадает в цель. Это последняя его статья, напечатанная рядом американских изданий.

“Европа все больше и больше превращается в провинцию ислама, в колонию ислама”. Так говорит Ориана Фаллачи в своей новой книге “La Forza della Ragione”, или “Сила разума”. И знаменитая журналистка права – древняя твердыня христианства в Европе быстро отступает перед исламом. Этот процесс, сотрясающий основы мира, происходит под воздействием, главным образом, двух факторов:

– Выхолащивание христианства. Европа все больше и больше становится пост-христианским обществом с постоянно уменьшающейся связью с традициями и историческими ценностями христианства. Число верующих и соблюдающих традиции христианства в течение последних двух поколений упало до такой степени, что некоторые обозреватели снова стали называть Европу “мрачным континентом”, намекая на “мрачную эпоху средневековья”. Уже сейчас каждую неделю английские мечети посещает больше верующих, чем английские церкви.

– Низкая рождаемость. Подлинные, наследственные европейцы вымирают. Для того, чтобы поддерживать народонаселение на одном уровне, каждая женщина должна производить на свет в среднем 2,1 ребенка; в странах Европейского союза рождаемость на целую треть меньше – 1,5 ребенка на женщину, и число это продолжает снижаться. Если существующая демографическая тенденция сохранится, а иммиграция прекратится, сегодняшнее население Европы в 375 миллионов человек уменьшится к 2075 году на 100 миллионов. Чтобы поддерживать на одном уровне число работающих, Европейский союз нуждается в 1,6 миллионах иммигрантов ежегодно; а чтобы поддерживать нынешнее соотношение между работающими и пенсионерами, ежегодно требуется потрясающее воображение число иммигрантов – 13,5 миллионов.

Образующийся вакуум заполняется исламом и мусульманами. Пока христианство спотыкается на каждом шагу, ислам остается крепким, агрессивным и амбициозным. В то время как европейцы размножаются недостаточно, да еще, как правило, в зрелом возрасте, мусульмане размножаются, как кролики, причем, в молодости.

Около 5% населения Европейского союза, или почти 20 миллионов человек, считают себя мусульманами; если имеющаяся тенденция сохранится, к 2020 году это число увеличится до 10%. Если немусульмане сбегут подальше от нового исламского порядка, что выглядит вполне правдоподобным, то континент в течение нескольких десятилетий может стать преимущественно мусульманским.

Когда это произойдет, величайшие соборы будут выглядеть как остатки предыдущей цивилизации – по крайней мере, до тех пор, пока какой-нибудь режим саудовского толка не превратит их в мечети, а режим, похожий на режим талибов, не взорвет их. Великие национальные культуры – итальянская, французская, английская и другие – скорее всего, зачахнут, а их место займет новая транснациональная мусульманская культура, вобравшая в себя североафриканские, турецкие, субконтинентальные и другие элементы.

Это предсказание вряд ли можно назвать новым. В 1968 году британский политик Энох Пауэлл выступил со своей знаменитой “речью о ‘кровавых реках’”, в которой предупредил, что, допуская чрезмерную иммиграцию, Объединенное Королевство “складывает свой собственный погребальный костер”. (Эти слова фактически прервали его до этого успешную карьеру). В 1973 году французский писатель Жан Распаль опубликовал роман “Лагерь святых”, в котором он изображает Европу, капитулирующую перед массовой неконтролируемой иммиграцией с индийского субконтинента. Происходящая в настоящее время мирная трансформация одной крупной цивилизации в другую не имеет прецедента в человеческой истории, что позволяет с легкостью игнорировать подобного рода предупреждения.

Однако шанс на то, что эта трансформация не произойдет, все еще существует. Есть несколько возможных способов остановить ее:

– Изменения в Европе, которые приведут к возрождению христианской веры, увеличению рождаемости или к культурной ассимиляции иммигрантов; такие процессы теоретически могут иметь место, но весьма трудно вообразить, каким образом их можно инициировать.

– Мусульманская модернизация. По причинам, которые так до конца и не ясны (Образование женщин? Доступность абортов? Взрослые слишком заняты собой, чтобы иметь детей?) модернизация ведет к резкому снижению рождаемости. Кроме того, если мусульманский мир подвергнется модернизации, иммиграция в Европу станет менее привлекательной.

– Иммиграция из других регионов. Латиноамериканцы, будучи христианами, по-видимому, позволят Европе сохранить свою историческую идентификацию. Индусы и китайцы будут способствовать укреплению многообразия культур, уменьшая шансы ислама на доминирование.

Сегодняшние тенденции говорят в пользу того, что исламизация состоится, поскольку европейцы, по-видимому, считают слишком хлопотным увеличение рождаемости, прекращение нелегальной иммиграции или даже поощрение иммиграции из других регионов. Вместо этого они предпочитают закрыть глаза и заткнуть уши.

В то же время Европа демонстрирует уникальную неспособность поддерживать свое существование. Один из демографов, Вольфганг Лютц, в этой связи замечает: “В мировой истории не было примера существования негативного процесса столь большого масштаба”.

Является ли неизбежным то, что наиболее успешное общество окажется также первым, которого подстерегает опасность коллапса из-за отсутствия культурной убежденности и непоколебимости? По иронии судьбы, стремление к созданию в высшей степени желаемого места жизни может оказаться, по-видимому, рецептом самоубийства. Человеческая комедия продолжается.