ОСВОБОЖЕНИЕ ХОДОРКОВСКОГО. МНЕНИЯ СООТЕЧЕСТВЕНИИКОВ

Н.Т.

x0Катя Кузнецова, Хьюстон

Это был гром среди ясного неба! «Ходорковскoго выпускают!!!» – я хлопаю сонными глазами, читая e-mail своей сестры. Сестра работает адвокатом в Москве, у нее мало свободного времени, плюс семья, дети, поэтому пишет она редко, только когда дело касается каких-то серьезных семейных событий. В первый момент не верю своим глазам. Ее муж, фотокорреспондент «Associated Press», уже улетел в Петрoзaводск встречать Ходорковского. Кстати сказать, он так никого и не встретил, Михаила Борисовича переправили в ту же ночь на самолете в Германию.

Поверила ли я? Нет, не поверила! В это сложно было поверить после 10 лет преследований, разговоров о «третьем деле ЮКОСа». Казалось, что Ходорковского не выпустят никогда, пока у власти находится его главный оппонент.

А ведь когда-то я написала Ходорковскому письмо в тюрьму. Даже не помню, когда это было. Году в 2004? Тогда шла жуткая травля в прессе и еще более жуткое мочилово в суде. Еще не было понятно, что с гражданским обществом в России покончено, поэтому было обидно. МБХ был жестким бизнесменом и отчасти политиком, но он не был криминалом. Он был первым из первых, один из самых умных, работоспособных, прогрессивных и образованных. У него была лучшая (не самая большая, а именно лучшая!) нефтяная компания в России. Уже будучи в Америке, я слышала позитивные отклики о проектах ЮКОСа в нефтяных кругах, они занимались самыми передовыми технологиями.

Почему-то хотелось поддержать МБХ чисто по-человечески. Еще до всех фейсбуков и чатов, я нашла на сайте его почтовый адрес в колонии и на листочке бумаги написала несколько слов поддержки в противовес заказным статьям и ругани тех, кто, лежа на продавленных диванах, чувствовал классовую ненависть к «олигарху, который у них все своровал». Самое смешное, что мое письмо не только дошло, но я получила на него ответ с благодарностью за слова поддержки.

Кстати, это письмо мне припомнили в Российском консулате, когда я пришла туда получать загранпаспорт.

А потом были долгие годы заключения, «второе дело ЮКОСа», поддержка его семьи, интервью матери и жены, опубликованные статьи и письма из тюрьмы, очень глубокие и умные. Чувство бессилия, и слова моей мамы: «Я Путину Ходорковского никогда не прощу!»

Мама у меня человек с достаточно четкой политической позицией, мне это, видимо, тоже передалось по наследству. А вот сестра политикой особо не интересуется, но почему-то именно она попала «под раздачу» в связи со вторым делом ЮКОСа. Сама имея больного ребенка, она занималась благотворительной помощью больным детям через молодого человека, работавшего в фонде Ходорковского «Открытая Россия». В один прекрасный день к нам домой в московскую квартиру заявился участковый, а на следующий день в 7 утра в лучших чекистских традициях нагрянул обыск. Сестра, будучи юристом, проверила бумаги, нашла процессуальные ошибки, и провинциальные сыщики, собранные в Москву со всех регионов, ретировались, жалуясь напоследок, что у них в регионах куча нераскрытых дел, а они тут время теряют не пойми на что.

После этого я еще сильнее задумалась о «деле ЮКОСа». Все это было бы смешно, если бы не было так печально.

Михаил Борисович так и не признал своей вины и однозначно ответил, что если бы условием помилования было признание вины, то никакого прошения с его стороны не было бы.

После выхода из колонии он дал сразу несколько интеревью. Я не успевала их читать, они выходили одно за другим. За долгие годы у него наконец-то появилась возможность высказаться и рассказать свою сторону истории. Удивительна его работоспособность. Только на свободе, а уже столько встреч с прессой, слов благодарности всем поддерживающим и попытки объяснить себя.

А тем временем интернет взорвался, дебаты бушевали нешуточные. Спектр эмоций – от ненависти до абсолютной восторженности. Но мне запомнился всего один комментарий, и я хочу его привести здесь, потому что мне кажется, что именно он очень важен в оценке фигуры Ходорковского:

«Я из Томска. В г. Стрежевой нашей области на его деньги и под его руководством существовал интернат для детей-сирот. Типичные проблемы таких заведений (дедовщина и т.д.) он решил простым способом – у каждого своя комната и ключ. И у каждого был компьютер. Конец 90-х. И в Томске им финансировалась лучшая больница. И другие образцовые детские дома были в Подмосковье, например. И ведь вы это знаете всё, и знаете, как с сиротами поступает второй персонаж этой истории. И ничего – главное, что банкир из 90-х. Вот что действительно поражает».

20 декабря 2013 года я сделала в своем фейсбуке такую запись: «Из e-mail моей сестры сегодня утром: «Сегодня в 12:20 (по московскому времени) Ходорковский покинул колонию!» Ура!!! Какой хороший день! Как я рада!» Это был действительно очень хороший день! Лучший день в этом году!


x1Анна Щелокова, Хьюстон

Для меня освобождение МБХ стало неожиданным и прекрасным подарком к Рождеству и Новому году. Спасибо всем, кто помог в этом.

Ходорковского помиловали без требования признания вины, что в юридической практике редкость, но в этом случае, это было непререкаемым условием освобождения, потому что он не виноват. Я это знаю не понаслышке, так как работала в ЮКОСе.

Его обвиняли в неуплате налогов, но ЮКОС платил огромные деньги в бюджет. Да, были схемы уменьшения налогооблагаемой базы, но они были легальными, начиная от офшоров и заканчивая благотворительностью. Здесь в США этому учат на первом курсе любой бизнес-школы. Это нормальный процесс, когда вы в налоговой декларации списываете с налоговой базы свои расходы на дом, на образование, на лечение. Вас же никто не сажают в тюрьму за укрывательство налогов. Ведь что такое налоги? Это суммы, которые должны быть направлены на улучшение условий жизни.

Ходорковский понимал, что заплатив деньги в бюджет, все они пойдут в карманы чиновников и их приближенных, а совсем не на образование, лечение, спорт или культуру. Поэтому он занимался благотворительностью напрямую. Сколько образовательных и научно-исследовательских программ он спонсировал, сколько театров, музеев и больниц поднял с колен, сколько стадионов восстановил – не сосчитать. Самара, Саратов, Томск, Иркутск, Новосибирск, Омск – позвоните любому ректору или главному режиссеру театра и спросите, кто для них Ходорковский. Конечно, многие испугались, после того что с ним случилось. Но порядочные люди остались до сих пор ему благодарны. «Это все слова», – скажете вы. Я хочу привести личные примеры.

Конец 90-х. У меня за плечами два высших образования – инженерное и бизнес, знание двух иностранных языков, стажировки в США и Китае. Какие перспективы? Никаких. Работы по специальности нет, бизнес разорен из-за дефолта. Есть только голова, выживаю на копейки бизнес-консультанта.

x_aИ тут меня приглашают на работу в только что открывшийся образовательный центр ЮКОСа при нашем Томском политехническом университете. Им нужен человек, который смог бы помогать с разрешениями на работу для профессоров Британского университета Хериот-Ватт. При ТПУ существовал целый отдел, который этим занимался, но они не могли обеспечить того уровня эффективности, который требовался. Кроме знания языка, требовались знания международного, миграционного, трудового и налогового законодательства и умение взаимодействовать c посольствами, миграционной, налоговой и таможенной службами, службой занятости и администрацией региона. Я, как выпускница международной школы бизнеса, все это знала изнутри и быстро наладила процесс. Потом я занималась пиаром центра, ездила по регионам, отбирая будущих студентов.

x_a1Я видела, скольким талантливым ребятам наша школа дала путевку в жизнь – позволила получить не диплом западного образца, а полноценную степень Магистра нефтяного инженера одной из лучших школ планеты в этой области абсолютно бесплатно (ЮКОС оплачивал обучение $25000, проживание в прекрасных условиях и выплачивал стипендию около $300). Затем у нас в центре начинает работать научно-исследовательский отдел в области оценки запасов. И в октябре 2003 все это оказывается под угрозой. Ребята, преподаватели, научные работники могут быть выброшены на улицу. Другие культурные, образовательные, научные проекты в городе тоже в таком же положении. Что же делать? Мы пытаемся выжить. Весной я с другими преподавателями и руководителем центра везу выпускников на торжественное вручение дипломов в посольство Великобритании в Москве. Вместо Ходорковского на церемонии присутствует 1-ый вице-президент “ЮКОС ЭП (Exploration&Production)” Ю. А. Бейлин, там я встречаю вице-президента по добыче Джо Мака. Он приглашает меня на работу в Московский офис. Все выпускники тоже распределяются в Москву для прохождения практики под руководством Карена Пайразяна, а потом их посылают на предприятия ЮКОСа от Стрежевого до Нефтеюганска.

x_a2Я начинаю работать в главном офисе на Дубининской в мае 2004, где рядом на 9-м этаже был уже пустой кабинет МБХ, там же сидели финансисты. Каждое утро к нам приходил вооруженный ОМОН и уводили кого-то из службы финансов и бухгалтерии на допрос. К нам не заходили, т. к. у Джо было четкое правило – никогда не подписывать никаких документов. Он считал, что каждая подпись – шаг к тюрьме, как оказалось, не без основания. Он говорил, что наше дело «уголь в топку кидать», мы и кидали. Добыча ЮКОСа была одной из самых высоких и постоянно росла за счет привлечения ведущих западных технологий и экспертов. Джо, конечно, возмущала вся эта ситуация, но дальше нашего кабинета эти разговоры не шли, кто его будет слушать, он же экспат из какого-то там Техаса, ну и что, что он добычу компании поднял в четыре раза и увеличил приток денег в бюджет, количество рабочих мест и уровень жизни, он же мало того, что американец, он еще и миллионер…

Джо оставалось только возмущаться на совещаниях у Стивена Тиди, который возглавил компанию, и повел себя очень малодушно в этой ситуации. Мне же терять было нечего, поэтому в один из дней я не стала молча проходить мимо толпы западных журналистов, постоянно толпившихся у входа (внутрь их не пускал ОМОН), а взяла да и сказала немецкому телеканалу все, что об этом думала. Я сказала, что Путин совершил ошибку, и он добьется только того, что лучшие умы уедут из страны. Это выступление многие запомнили, так как после этого по компании было разослано письмо по электронной почте с просьбой не общаться с журналистами.

x_a3Мое предсказание сбылось, все инженеры с хорошим знанием языка постарались устроиться в западные компании и уехать. Почти все выпускники программы Хериот-Ватт сейчас находятся здесь в США. Все, ради чего Ходорковский столько работал, пестуя интеллектуальную элиту и стараясь ее сохранить, ездил по стране, помогая и поддерживая, понимая, что это единственное, что поможет развитию, а не просто выживанию, было в одночасье разрушено. Конец истории.


Айгуль Костиновская, Хьюстон

В 2001 году в г.Томске был создан Центр подготовки специалистов нефтегазового дела по соглашению между нефтяной компанией ЮКОС и двумя университетами: Heriot-Watt University (UK) и Томским политехническим университетом (Россия). В результате конкурса формировалась группа слушателей из 40-45 человек, представляющая несколько регионов России. Это были молодые люди до 35 лет, в основном, имеющие техническое, математическое, физическое или нефтегазовое инженерное образование. Идея проекта заключалась в том, чтобы подготовить специалистов нефтегазового дела для компании ЮКОС по программе магистратуры университета Heriot-Watt, являющегося одним из лидеров в подготовке инженеров-нефтяников международного класса. Слушатели, получившие дипломы магистра, становились сотрудниками компании ЮКОС и распределялись для работы в офисы компании как в Москве, так и в регионах России.

x2Вот так и вышло, что моим первым местом работы стала компания ЮКОС. После получения диплома Master of Science in Petroleum Engineering, весь наш поток в сентябре 2003 г. направили в Москву на годовую стажировку, которая включала в себя дополнительный тренинг в различных областях нефтегазового дела и работу над проектами компании. Несмотря на арест Михаила Борисовича в октябре 2003, наша стажировка закончилась в 2004 году, как и планировалось. К сожалению, к концу 2004 г. нам всем пришлось искать работу, потому что уже было понятно, что у компании большие неприятности. Кстати, все нашли работу достаточно быстро, и сейчас мои однокашники работают по всему миру в добывающих и сервисных компаниях, таких как Shell, BP, Chevron, Schlumberger, Halliburton, Maersk, Marathon, Repsol, Роснефть, Газпром и т.д. Не последнюю роль в этом играют хорошее образование и опыт работы, полученные благодаря компании ЮКОС. Я действительно считаю, что компания дала мне отличный старт в карьере, благодаря чему я сейчас занимаюсь тем, чем мне интересно заниматься, и живу там, где мне нравится жить.

Как я отнеслась к освобождению МБХ? В свете последних 10 лет первой реакцией было недоверчивое «неужели?», а уже потом – «ну наконец-то, слава Богу!» Я очень рада за Михаила Борисовича, это умный, интеллигентный, мужественный и очень достойный человек. Хотелось бы от всей души пожелать ему и его семье здоровья и удачи! И еще, сказать спасибо за тот старт, который был в моей жизни 10 лет назад.

1 комментарий

  1. Моим первым местом работы в условиях рынка стал центр НТТМ (научно технического творчества молодёжи) организованный Ходорковским. Задачей такого центра было простое обналичивание государственных финансовых средств. Работы выполнялись трудовыми коллективами гос. предприятий, на их материальной и технической базе, но почти все деньги уходили Ходорковскому и товарищам, задача которых была лишь ставить печати на договора. Сам авторский коллектив получал сначала 20%, потом 40% от договора.

    Затем Ходорковский организовал банк Менатеп (там у меня работали друзья). Отличием этого банка было в том, что именно он, в отличие от других коммерческих банков, аккумулировал и легализовал личные финансы высшего партхозактива СССР. Это и дало возможность
    Ходорковскому занять лидирующее положение в приватизации.

    После приватизации вспоминаю ток-шоу на НТВ с присутствием Ходорковского – он тогда с помощью графиков на листочках А4 доказывал, что нефть в России добывать почти не прибыльно, доходов у ЮКОСА практически нет и платить в бюджет нечего. И неудивительно т.к. нефть продавалось под видом “скажинной жидкости”, а это уже даже не уход от налогов, а прямое мошенничество.
    Напоминаю, что после осуждения Ходорковского ВВП России увеличился примерно в 10 (!) раз, а умиления по поводу его благотворительности просто несостоятельны – это ведь доли процента от его доходов.

    Кроме того прочитайте интервью “Авен – Собчак: Березовский собирался управлять Россией вместе с Ходорковским”. Полное интервью, без купюр, на сайте http://ursa-tm.ru.
    Всё это лишь мизерная часть того,что я мог бы рассказать о Михаиле Борисовиче.

    Поверьте – мы в России знаем о наших делах на порядок больше чем вы – эмигранты, пережили это всё на своей шкуре и и сделаем ВСЁ что бы подобное никогда не повторилось.

    P.S. Кстати за подобные нарушения в США получают вроде по 150 лет тюрьмы, например – Bernard Lawrence Madoff

Комментарии закрыты.