СО ЩИТОМ И НА ЩИТЕ

Алмат Аскаев

vНемецкий журнал «Шпигель» долгое время поддерживает интересную традицию: в первых числах нового года он составляет списки политиков, добившихся в году минувшем успеха, а также потерпевших поражение. В каждый список входят, соответственно, по пять имен. Кто же, по мнению «Шпигеля» – победители 2013 года, а кто – проигравшие?

Как это ни покажется странным, открывает список «лузеров» прошлого года… российский президент Владимир Владимирович Путин – и это, несмотря на то что «Форбс» назвал его самым влиятельным политиком мира, невзирая на победу по очкам над Евросоюзом в виде спорта, условно называемом «перетягиванием Украины» и даже вопреки новому образу «Путина с человеческим лицом», появившемуся в результате помилования Михаила Ходорковского и участниц Pussy Riot. По мнению Spiegel, финальный «спурт», предпринятый Путиным в конце года, мало что изменил в его плачевной ситуации: пусть российский президент и красуется на фоне сочинского олимпийского огня, – пишет журнал, – многие воспринимают его «показательный проект» бездушным, крайне вредным для окружающей среды и в целом – провальным. «Терроризм на Кавказе, – замечает Spiegel, – вновь набрал силу, мировые цены на газ и нефть катятся вниз, российский госбюджет шатается. Иностранные инвестиции катастрофически сокращаются, миллиарды российских олигархов текут за границу. Усилившаяся оппозиция создает хозяину Кремля не меньше проблем, чем его исчезающее влияние в Центральной Азии».

За номером два в компании проигравших по «Шпигелю» значится турецкий премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган. По мнению журнала, он к концу года оказался, во многом по собственной вине, меж всех фронтов – его ненавидит оппозиция, но и в рядах собственной партии от него отворачивается все большее количество сторонников. Эрдогану не помогли даже его успехи на внешнеполитическом фронте: успешное примирение с израильтянами и гигантская помощь, оказываемая по его настоянию сирийским беженцам. Коррупционный скандал, который вынудил его уже сейчас уволить едва ли не половину министров своего правительства, несмотря на всю свою громкость, лишь только еще набирает силу. «Левые» и либералы, герои летнего противостояния в стамбульском парке Гези (волнения того периода, кстати, весьма негативно повлияли на турецкий рынок туризма, в чем теперь также обвиняют Эрдогана лично), поднялись против него так же, как консервативные исламисты из лагеря его противника, живущего в американском изгнании проповедника Фетуллы Гюлена. Тот факт, что в качестве ответа на любые подобные вызовы Эрдоган до сих пор знал лишь один ответ – репрессии, силовые меры и обвинения в «предательстве страны» – также не прибавил ему баллов на шкале политического успеха. Чем авторитарнее он становится, тем меньше авторитета у него остается – а ведь 2014 год для Турции является годом очередных выборов…

Президент Бразилии Дилма Руссеф, по мнению «Шпигеля», также не может похвастаться особыми успехами, сделанными в минувшем году. Опять же – невзирая на огромную работу, проделанную ею на социальном поприще своей страны, а также на открытое и успешное разрешение целого ряда политических скандалов, связанных с коррупцией. Всего этого, – считают немецкие аналитики, – недостаточно для нового, едва сформированного бразильского среднего класса. Вместо престижных строительных проектов он требует государственных инвестиций в школы и больницы. Дилма Руссеф, по сути, оказалась в положении Владимира Путина: первого критикуют за расточительную сочинскую Олимпиаду, вторую – за не менее расточительный футбольный чемпионат мира. На октябрьских выборах ей, блестящей победительнице выборов минувших, пришлось выдержать унизительный второй раунд – а «вытащило» ее в президенты… подписанное в последнюю минуту разрешение на получение визы Эдвардом Сноуденом.

На четвертом месте в списке проигравших значится ни много ни мало – Папа Римский Франциск I. Несмотря на то что он полон благих намерений и проповедует скромность, пишет журнал, его «медовый месяц» с курией кардиналов очень быстро закончился, теперь система наносит ответный удар. Франциск не может справиться с католическими консерваторами, а реальных либеральных церковных реформ (вроде разрешения предохранения, прав женщин, отмены целибата) он и сам боится, как огня. Католикам, «проспавшимся» после торжественного избрания нового Папы, пришлось констатировать, что все осталось по-прежнему.

И замыкает этот печальный список президент Афганистана Хамид Карзаи. Уж кому не позавидуешь – так это ему. Он ухитрился рассориться с американцами, его попытки хоть как-то навести мосты с «Талибаном» в преддверии окончательного ухода войск западной коалиции потерпели провал, а его собственное, насквозь коррумпированное окружение бежит от него, как крысы с тонущего корабля. Вместе с Карзаем, правда, проиграл весь Афганистан: после того как летом президент уйдет из своего офиса, а американцы с англичанами уйдут из страны – многие предрекают, как минимум, потерю целого ряда провинций, где немедленно вновь воцарятся талибы. У Карзая есть лишь одна альтернатива: либо отправляться в пожизненное изгнание за рубеж, либо становиться жертвой террористов.

Что ж, как говорится – пусть проигравший плачет. Но кто же является лидером, победителем прошлогодней политической гонки?

Абсолютное первое место в этом списке, как считают немецкие журналисты, занял президент Сирии Башар аль-Асад. Это объясняется просто: если в середине года он считался чем-то средним между «сбитым летчиком» и кандидатом в смертники, то теперь он вполне может считаться триумфатором: устроив фарс под названием «президентские выборы» и удивительно ловко, буквально в последний момент, отведя от себя американские ракеты. В глазах Запада Асад преобразился из «кровавого диктатора» в «меньшее зло» по сравнению с контролирующими почти всю сирийскую оппозицию фанатиками из «Аль-Каиды» и десятка других радикальных исламистских организаций – вплоть до того, что беспилотные самолеты-разведчики ЦРУ, запущенные с территории Ирака, снабжают правительственные войска свежей информацией о передвижении повстанческих отрядов. Единственное, чего ему приходится теперь опасаться – это попытки убийства.

В Индии также есть свой проигравший – премьер-министр Монмахан Сингх, вынужденный на днях уйти в отставку. А вот пришедший на его место лидер индусских националистов Нарендра Моди, чья партия победила в мае на выборах с разгромным результатом, напротив, может считаться счастливчиком: он – любимец индийского «большого бизнеса», а теперь – еще и любимец всего народа. Его приход к власти знаменует окончание многолетнего правления династии Неру-Ганди, а также начало либерализации индийской экономики – иностранные инвесторы и местные воротилы бизнеса уже сейчас предвкушают налоговые льготы и ослабление и без того далеко не совершенного трудового законодательства страны. Впрочем, для основной массы населения с приходом к власти националистов мало что изменилось. Поводы для особого беспокойства получили разве что индийские мусульмане, всерьез опасающиеся репрессий.

Подобным же победителем можно считать Хасана Рохани, нового президента Ирана. Прийдя к власти на волне народного протеста против «ястребиной» политики Махмуда Ахмадинеджада, он приступил к реформам в своей стране, а также смог переломить направление переговоров с так называемой «шестеркой». Скорая интервенция Ирану больше не угрожает, как бы ни был раздосадован этим обстоятельством израильский премьер-министр Биньямин Нетанияху, по-прежнему считающий Иран самой серьезной угрозой для своей страны. Испуганный тяжкими последствиями международных санкций, реальный правитель Ирана аятолла Хаменеи, скрепя сердце, позволил Рохани «открыть государство» на Запад, так что новый президент смог укрепить свою позицию по отношению к ультраконсерваторам.

Еще одним политическим победителем стал, как ни странно, не свежеизбранный лидер Китайской Народной Республики Си Циньпин, а его «номер второй» – премьер-министр КНР Ли Кецян. «Коммунистический реформатор», признанный в мире экономист Ли считается творцом нового китайского «экономического чуда»: невзирая на мировой кризис, наперекор скандалам с рабочими и природным катастрофам, китайская экономика вновь набирает обороты. И в этом, как полагает «Шпигель» – прямая заслуга премьер-министра Ли Кецяна, принявшего в стране целый ряд мер по укреплению частного сектора. Китаю осталось совсем недалеко до первой позиции в мировой экономике. Индекс китайских акций с началa года резко пошел вверх – так, что обходит даже своего постоянного конкурента из Индии. Политические скандалы, отражающиеся на репутации Си Циньпина, обходят Ли Кецяна стороной.

Замыкает же успешную пятерку «Шпигеля» лидер французского Национального фронта Мари Ле Пен. Ведущая праворадикальная леди Франции вместе со своим коллегой из Нидерландов Геертом Вильдерсом добилась неожиданно крупного успеха на выборах в Европарламент, которые состоялись в мае прошлого года. Националисты из других стран спешат теперь войти в созданный ими антиевропейский «Союз за свободу». Мари Ле Пен превратилась в настоящее пугало для Брюсселя, Берлина и Парижа – и заодно в реального кандидата в следующие президенты Франции.

Вот такими видятся «Шпигелю» победители и проигравшие на арене международной политики прошлого года. Можно, конечно, задаться вопросом – как же так получилось, что ни в один из списков не попали признанные «сильные мира сего» – президент США, канцлер Германии, премьер-министр Японии? Ничего не поделаешь, – отвечают журналисты, – их политика была в прошлом году настолько слаба, неинтересна и бесцветна, что упоминать о них попросту нет никакого смысла. И это – еще один пример того, что политические ориентиры и политические величины в нашем мире меняются: прочь от привычных «силовых центров» – вперед, к новым лидерам и к новым «звездам».