АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ ШТАКЕНШНЕЙДЕР

Сима Плакс

Имя петербургского архитектора середины XIX века Андрея Ивановича Штакеншнейдера знакомо далеко не всем. А ведь он был одним из самых знаменитых зодчих своего времени.

Будущий архитектоп родился 22 февраля 1802 года под Петербургом в усадьбе своего отца Ивановке. Мальчиком он любил рисовать, с увлечением строил игрушечные сооружения. Отец обратил внимание на склонности сына и отдал тринадцатилетнего Андрея в Академию художеств Петербурга, которую тот закончил в 1820 году.

Первое время после окончания Академии художеств А.И. Штакеншнейдер имел лишь небольшие частные заказы, жил в нужде. В январе 1821 года он поступил чертежником в Комитет строений и гидравлических работ, а через четыре года его приняли архитектором-рисовальщиком в Комиссию по возведению Исаакиевского собора. Там Андрей Иванович проработал несколько лет под руководством Огюста Монферрана, автора Исаакиевского собора и Александровской колонны на Дворцовой площади.

Работа с прославленным архитектором была не просто хорошей школой для молодого архитектора. Огюст Монферран его заметил и стал его покровителем. Он привлек А.И. Штакеншнейдера к переделке комнат императрицы Марии Федоровны в Зимнем дворце уже в качестве архитекторского помощника, помог получить первую самостоятельную работу – строительство павильона в виде античного храма в имении барона Николаи под Выборгом.

В 1831 году А.И. Штакеншнейдер уволился из Комиссии, получив опять же по рекомендации О. Монферрана заказ на перестройку усадьбы графа А.Х. Бенкендорфа под Ревелем (так в те времена назывался город Таллинн – столица Эстонии). Бенкендорф представил Андрея Ивановича царю – Николаю I, который заинтересовавшись работой молодого архитектора, привлек его к дворцовому строительству в Петербурге.

В 1833 году Андрей Иванович работал на одном из островов Петербурга – Каменном острове, который принадлежал великому князю Михаилу Павловичу. В послужном списке отмечено, что работа над этим ответственным заказом была выполнена с совершенным искусством, прочностью и с соблюдением при том «экономии».

В 1834 году А.И. Штакеншнейдер сделал серию рисунков для люстр и канделябров по заказу Императорского стеклянного завода. Примером работ архитектора в прикладном искусстве являются хранящиеся в Эрмитаже торшеры из малахита и бронзы, созданные по его рисункам в 1836 году.

В 1834 году А.И. Штакеншнейдер получил звание академика архитектуры. В этом же году он женился на Марии Федоровне Холчинской, дочери петербургского чиновника. В 1836 году у них родилась старшая дочь Елена, мемуары которой дают яркую картину жизни петербургского общества того времени. А всего в семье было восемь детей: четыре сына и четыре дочери. А.И. Штакеншнейдер был заботливым и любящим отцом. Все дети получили хорошее образование. Старший сын Николай занимался в университете и одновременно в Академии художеств, стал архитектором. К сожалению, таланта своего отца он не унаследовал, и достоверных сведений о его работах нет.

В 1837 году А.И. Штакеншнейдер поехал в Европу. Почти год провел он в Италии, Франции и Германии, изучая различные памятники архитектуры. Сохранилось много выполненных карандашом и акварелью зарисовок, особую живость которым придают окружающий пейзаж и люди. Рисование занимало редкий досуг зодчего всю его жизнь.

По возвращении в Россию Андрей Иванович продолжил строительную деятельность. В конце 30-х годов он проектирует и начинает строить Мариинский дворец. Этот дворец создавался для дочери Николая I, Марии, что и определило его название. Ансамбль Исаакиевской площади к тому времени еще не сложился, сам Исаакиевский собор был в строительных лесах. Разрабатывая план дворца, А.И. Штакеншнейдер учел все особенности его местоположения, поэтому Мариинский дворец хорошо сочетается с собором и является второй по значимости частью ансамбля площади.

Несколько асимметричный план Мариинского дворца – его левое крыло и средняя часть намного длиннее правого крыла – был определен очертаниями участка. Более того, правое крыло расположено слегка под углом к площади, так как к нему примыкали служебные постройки.

Для отделки главного фасада Мариинского дворца, обращенного к Исаакиевской площади, А.И. Штакеншнейдер использовал местный недорогой камень-песчаник, который добывали под Петербургом на реке Луге и по воде легко доставляли в город. Архитектор считал, что песчаник прочнее и красивее кирпича и штукатурки, не теряет форму и не требует ежегодного ремонта. В оформлении Мариинского дворца использован также и металл – вазы на ограждениях лестниц и канделябры главного подъезда сделаны из цинка, а зонтики у входов в боковые подъезды отлиты из чугуна. В боковых арках удачно установлены высокие светильники с фонарями. К аркам центральной части здания ведут ступени широкой лестницы, с боковых сторон сделаны пологие спуски для экипажей. К достоинствам планировки Мариинского дворца относится компактное расположение небольших и уютных парадных залов и продуманная отделка всех помещений.

Мариинский дворец был построен всего за пять лет, несмотря на вполне солидные размеры самого дворца, сложность внутренней отделки и одновременное строительство служебных корпусов – конюшен, кухни, помещений для слуг… Объем работ был огромный, требовал большого штата помощников. Андрей Иванович всегда их сам тщательно подбирал. При этом он смело брал на работу молодых выпускников Академии художников, которых по-отечески опекал и которым всячески помогал.

«За особое искусство и отличные познания в архитектуре», обнаруженные при строительстве дворца, А.И. Штакеншнейдер получил звание профессора Академии художеств. У него появилась еще одна обязанность – он стал преподавателем архитектурного класса Академии художеств. Учиться к нему шли охотно, чувствуя его внимательное отношение и заботу. В 1858 году у А.И. Штакеншнейдера обучалось более шестидесяти воспитанников, гораздо больше, чем у трех других профессоров архитектуры, вместе взятых.

Поражает необычное трудолюбие Андрея Ивановича. Кроме того, что он много и плодотворно работал сам, выполняя заказы двора и частные заказы не только в Петербурге и его пригородах, но и в разных уголках России (в частности, он много работал в Крыму), помимо преподавательской деятельности, он как член различных комиссий и комитетов, должен был участвовать в заседаниях, участвовать в приемке построек других архитекторов.

Работы и забот стало еще больше, когда А.И. Штакеншнейдера назначили заведовать всеми работами по загородным императорским дворцам. Он и сам много там работал как архитектор. Андрей Иванович сыграл решающую роль в парковом строительстве Петергофа XIX века. По его проектам были обновлены многие фонтаны и созданы новые в Нижнем парке, переделаны фонтаны вдоль Морского канала. Развитие камнерезного искусства позволило ветхие фонтаны из покрытого свинцом дерева заменить новыми из гранита и мрамора. Перед Большим каскадом появились два фонтана Мраморных скамей, и получилось, что через 113 лет в 1854 году осуществилось желание Петра I.

По проектам А.И. Штакеншнейдера были не только обновлены старые, но и построены новые дворцы и павильоны. Зодчий надстроил восточное крыло Большого Петергофского дворца и очень бережно обновил отделку многих его помещений.

Большие работы по проектам Андрея Ивановича были проведены по дороге из Санкт-Петербурга в Петергоф, вдоль которой со времен Петра I были дворцы и парки членов царской фамилии и вельмож. Здесь, как и в Петергофе, многое было обновлено и много построено нового с учетом того, что было сделано ранее, характером местности и требованиями времени и владельцев.

Эти работы еще продолжались, велись работы в Павловске, другом пригороде Петербурга, а А.И. Штакеншнейдеру поручается новое важное и ответственное задание – перестройка дворца князей Белосельских-Белозерских, расположенного на углу Невского проспекта и набережной Фонтанки. Сегодня этот дворец привлекает внимание величественным обликом. Но, выделяясь оригинальностью, он не подавляет соседние постройки, хорошо вписывается в облик Невского проспекта. Интересна и внутренняя отделка дворца, особенно парадных помещений.

Недалеко от дворца князей Белосельских-Белозерских на Невском проспекте в доме при лютеранской церкви Петра и Павла несколько лет находилась квартира Штакеншнейдеров. Для большой семьи зодчего она стала тесна. И в 1852 году Штакеншнейдеры купили недалеко от Дворцовой площади старый дом, который был полностью перестроен по проекту и под руководством самого хозяина. Трехэтажный особняк стал не только домом многочисленной семьи, но и местом чертежных мастерских самого архитектора и его помощников.

Этот дом постепенно стал одним из центров культурной жизни Петербурга. Здесь по субботам собирались писатели и поэты, художники и актеры, скульпторы и архитекторы. Был организован в доме и домашний театр. Все это требовало больших расходов, и, несмотря на большие заработки архитектора, денег стало не хватать. Поэтому сначала была продана построенная по проекту архитектора собственная дача в Петергофе, а потом семья рассталась и с домом, переехав в любимую архитектором Ивановку, полученную в подарок от отца. Здесь А. И. Штакеншнейдер родился, здесь он провел и три последних года своей жизни.

К моменту переезда Штакеншнейдеров в Ивановку было завершено строительство Ново-Михайловского и Николаевского дворцов, названных по имени их владельцев: первый из них создавался для великого князя Михаила Николаевича, а второй – для великого князя Николая Николаевича.

При возведении дворцов А. И. Штакеншнейдер использовал все технические новшества того времени. Во всех городских и загородных дворцах зодчий сооружал водопровод, который еще не был обязателен даже для городских строений; для отопления использовал не только камины, но и пневматические печи. Однако это не лишало зданий индивидуальности.

Ново-Михайловский дворец расположен на Дворцовой набережной, его главный фасад обращен к Неве. Центральный вход с легким козырьком, опирающимся на тонкие чугунные колонны, украшен ажурными решетками с витыми столбиками для фонарей. На втором и третьем этажах – окна с нарядными наличниками. Своеобразный балкон с декоративными вазами завершает главный фасад дворца. Отделка внутренних помещений созвучна их названию. Особенно торжественен второй этаж с парадными гостиными, столовой, танцевальным и банкетным залами.

Николаевский дворец, построенный на Благовещенской площади, которая выходит к Неве, напоминает Ново-Михайловский, но облик его строже, он не так монументален. Этот дворец также имеет три этажа. Как и в Ново-Михайловском, в Николаевском дворце парадные помещения располагались на втором этаже, поэтому он выделен высокими окнами. Главный фасад Николаевского дворца обращен к площади. Над главным входом расположен большой балкон с ажурной решеткой. Парадный двор отделен от площади высокой оградой на гранитном цоколе – ажурную решетку поддерживают чугунные столбы с декоративными вазами. При оформлении парадных помещений А. И. Штакеншнейдер широко использовал лепные украшения, а в отделке дворцовой церкви – мотивы допетровского зодчества России.

Весной 1865 года после тяжелой болезни Андрей Иванович в сопровождении старшей дочери Елены поехал в Самарскую губернию для лечения кумысом. На обратном пути при остановке в Москве 8 августа 1865 года зодчий скончался. Он был похоронен под Петербургом на кладбище, которое не сохранилось. Памятником этому удивительному человеку стало все, созданное его талантом, знанием и умением.