КЛЯНЕМСЯ, КЛЯНЕМСЯ, КЛЯНЕМСЯ…

А. Кавторина

Верховный суд постановил, что все мы останемся «под Богом»

14 июня Верховный суд, наконец, вынес решение по делу о клятве верности (Pledge of Allegiance case) и, дарованной ему народом властью, повелел: словам «Под Богом» (Under God) быть.

Скорее всего, отнюдь не все читатели «Нашего Техаса» следили за ходом этой казуистической схватки убежденного и последовательного атеиста Майкла Ньюдоу, бившегося не на жизнь, а на смерть со школьным районом Элк Гроув, расположенным в Калифорнии. За что же судился Ньюдоу со школьной администрацией и почему этот, на первый взгляд, сугубо местный судебный процесс так захватил всю Америку?

Дочь Майкла Ньюдоу, ученица начальной школы, принадлежащей району Элк Гроув, как и все прочие американские школьники, традиционно начинала свой школьный день с произнесения клятвы верности американскому флагу. Те из наших читателей, у кого есть дети или внуки, разумеется, в курсе, с чего начинается день в американской школе. Дети встают, прижимают ладошки к сердцу и произносят нестройной скороговоркой: «I pledge allegiance to the flag of the United States of America and to the Republic for which it stands, one nation, under God, indivisible with liberty and justice for all.» Не знаю, как там в Калифорнии, а у нас в Техасе еще такой же скороговоркой добавляют клятву верности Техасскому флагу: «Under the Texas flag, I pledge allegiance to thee, Texas, one and indivisible». Майкла Ньюдоу, как убежденного атеиста напрягало выражение «under God». Ему казалось, что это выражение противоречит конституции, нарушает свободу вероисповеданий (подразумевающую на равных правах и атеизм), а также противоречит закону, по которому религия отделена от государства, а школа – от церкви.

Противники же Майкла твердо стояли на позициях, что ни к какой религии произнесение клятвы отношения не имеет, равно, как не имеет никакого отношения к религиозным чувствам и надпись «In God we trust» на американских банкнотах. Атеистам эта надпись никак не мешает пользоваться денежками, хоть и породила в народе фразу-ответ «Others pay cash».

Произнесение клятвы, как и надпись на деньгах – это всего лишь дань традиции, ритуал, выражение патриотических чувств и так далее, в том же духе. А атеисты – люди суть непонятные и опасные, и не пошли бы они подальше, коли недовольны. Внушительная группа сенаторов-республиканцев даже заявилась в суд, где господа-сенаторы, трогательно прижав ладони к одышливым грудям, громко проскандировали слова клятвы, а затем демонстративно удалились.

Забавно, что ни у атеиста Ньюдоу, ни, тем более, у его оппонентов не возник вопрос, а насколько вообще законно подвергать всех без разбору детей процедуре произнесения клятвы верности американскому флагу? Ведь по данным статистики в США полно школьных районов, в которых не граждане США составляют от тридцати до пятидесяти процентов детского населения.

Как показывает судебно-бюрократическая практика, родителям-иностранцам оказывается куда легче в борьбе за гражданские права их детей, чем родителям-атеистам.

Судите сами: если вы заявите в администрацию школьного района, что ваш ребенок гражданин иной страны (не США) и что произнесение слов клятвы входит в противоречие с его патриотическими чувствами по отношению к его истинной Родине, ребенок от произнесения клятвы будет официально освобожден. А вот если вы пойдете заявлять, что вы и ваш ребенок – атеисты, то школьная администрация попросту решит, что вы странный тип и выступаете не по делу.

Право слово, в современной Америке гомосексуализм оказывается качеством куда более простительным и менее презираемым в обществе, нежели атеизм. В ряде школ, например, из программы исключена теория происхождения видов по Дарвину. Причина подобного негативизма проста: Дарвин противоречит Библии.

Впрочем, изыски американской школьной программы – не суть темы этой статьи. Вернемся к клятве верности. Если обратиться к истории модификации клятвы, то станет ясно, что слова «под Богом» в тексте изначально не существовали, а появились лишь в 1954 году, в разгар холодной войны. Подредактирована клятва была с простой целью: показать этим безбожникам-коммунистам, что мы-де под Богом, наше дело правое, и мы победим.

Дабы не быть превратно понятой читателями, хочу заметить, что к коммунизму не испытывала и не испытываю никаких теплых чувств. Но при этом являюсь противником насильственного насаждения религии, особенно среди детей. Когда население страны начинают массированно обращать к Богу, то начинают происходить всякие неприличные и антиэстетичные штуки. Те, кто перебрался из России не так давно, наверное, помнят кадр телехроники начала девяностых: Ельцин, Руцкой и примкнувший к ним генеральный прокурор Зорькин дружно крестятся на Пасхальном богослужении в Елоховском соборе… Как вспомнишь, так вздрогнешь. Так и хочется воскликнуть при взгляде на подобную чертовщину: «Свят, свят, свят!» да и переметнуться поближе к последовательным атеистам. Ну, это так, наши, российские, реминисценции о «религизации» всей страны. Американцы практически все в религиозных традициях выращены, и вид крестящихся сенаторов у них не вызывает тех чувств, что у нас вид совершающих подобные действа бывших членов политбюро.

Внимательно следя за ходом судебного процесса о Клятве, я задалась целью собрать кое-какие данные о том, а как с этим патриотическим актом обстоят дела в разных штатах? Везде ли дети начинают свой день с публичного выражения лояльности?

Оказалось, Америка – страна удивительного разнообразия даже в том, что касается самого святого – выражения патриотических чувств. Например, в штате Миссури школьники произносят клятву не каждый день, а раз в неделю. В Миссисипи же – и того реже – раз в месяц. Из пятидесяти американских штатов в тридцати трех клятва верности законодательно утверждена к произнесению, в шести – не рекомендована, а в остальных одиннадцати – дело пущено на самотек, то есть вопрос, клясться или нет в верности американскому флагу, администрация каждой школы решает самостоятельно. Причем в четырнадцати штатах (из тридцати трех) произносится старый, изначальный вариант клятвы, в коем Бог не упоминается.

В ответ на отказ Верховного суда признать слова «под Богом» противоречащими конституции страны Майкл Ньюдоу заявил, что ничего иного и не ожидал. То есть, он был бы, конечно, очень рад, если бы слова «под Богом» из клятвы выкинули в законодательном порядке, но его основной задачей было привлечь внимание общественности к все более укрепляющейся практике изживания атеизма на законодательном уровне.

Забавна была первопричина, по которой господину Ньюдоу отказали в его иске. Дело в том, что Майкл с дочерью живет врозь, хоть и активно участвует в ее воспитании. Выступать от лица девочки имеет право лишь ее мать Сандра Баннинг. Госпожа Баннинг, в свою очередь, на всех углах трубила, что клятвой она, дескать, премного довольно, а с этим скандалистом-атеистом, отцом ребенка, Ньюдоу, даже брак никогда не регистрировала.

Дело закрыто. Проблема осталась.

Публичные выражения патриотических чувств как акции, конечно, хороши, даже незаменимы в плане воспитания подрастающего поколения в духе лояльности, однако, отдают дурновкусием в эстетическом плане и коробят демократически и нон-конформистски настроенных граждан. Таких в Америке не так много, но все же есть, и их гражданские права тоже каким-то образом должны соблюдаться.

Самый же горький, на мой взгляд, парадокс ситуации с делом о клятве состоит в том, что ломают из-за нее копья взрослые дяди и тети, преследуя свои взрослые и, порою, весьма корыстные цели. И никому не приходит в голову подумать о том, что ничто так не способствует воспитанию цинизма в детях, как каждодневное, бездумное повторение всяческих высоких слов и клятв.

У нас, русскоязычных жителей Америки, что и говорить, есть печальный опыт в этом деле. «…Пионер, в борьбе за дело Коммунистической партии будь готов! – Всегда готов!» Как-то до дрожи похоже… Недаром оригинальнее всего отреагировали на дело о клятве в России: Никита Михалков, например, заявил, что неплохо бы и современной России перенять американский опыт с клятвой, сочинить что–нибудь подобное и «построить» российских детей, а то, дескать, подраспустились на свободе перестройки.

И в деле патриотического, и в деле религиозного воспитания излишний нажим на личность и упорное желание «всех построить» дает, порою, эффект бумеранга. И воспитателям, и охранителям норм общественной морали неплохо бы об этом помнить.

С чего начинается Родина? С картинки в твоем букваре… Старо, банально, а верно. Важно только, чтобы картинки не были сильно слащавыми. А то от Родины может и затошнить.