О ЧЕМ ГОВОРИЛ ВЛАДИМИР ПУТИН

Н.Т.

p04 марта президент России Владимир Путин выступил на пресс-конференции перед журналистами о ситуации в Украине.

Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов прокомментировал выступление Путина, отвечая на вопросы Инессы Землер и Алексея Голубева. Мы публикуем его комментарии в сокращенном варианте с разрешения автора.

И.ЗЕМЛЕР Алексей Алексеевич, выступление президента дало ли ответ на какие-то вопросы последних двух дней?

А.ВЕНЕДИКТОВ Я думаю, что не эта была задача выступления президента. В своей резиденции он отвечал на вопросы журналистов кремлевского пула, касаясь исключительно Украины. Это была не конференция, а разговор. Такой для президента неожиданный масштаб. Вывод: президент деэскалирует ситуацию. Причем, это не только слова – сегодня утром или, вернее, вчера вечером он принял решение – увести войска в казармы, касаясь этих широкомасштабных маневров у границ Белоруссии и так далее. Понятно, почему и понятно, для чего. Значит, было решение, после чего президент сегодня сделал несколько заявлений.

p1Конечно же, он сначала расставил точки над «и» по позиции России, он еще раз сказал, что был государственный переворот вооруженным путем, и что Россия абсолютно легитимно может использовать войска на всей территории Украины, если ситуация станет трагической. Вот, собственно говоря, что он сказал. Это исключительный случай – подчеркнул он. Он мотивировал эту позицию, чего не было сделано на протяжении двух недель. Российская власть, принимая те или иные решения, абсолютно не мотивировала позицию. Сейчас он ее мотивировал. И второе: он деэскалировал, прежде всего, в отношении с Евросоюзом и США, а также, что очень важно – внимание! – с украинскими властями.

И.ЗЕМЛЕР С теми, кто сейчас называет себя действующими властями.

А.ВЕНЕДИКТОВ Да, во-первых, он признал частично легитимность Верховной Рады, которая избрана всенародным голосованием, во-вторых, он напомнил в ответе на вопрос: А считаете ли вы правительство Яценюка легитимным? – «Вы меня плохо слушаете, вы не слышали – я дал поручение правительству Медведева восстановить контакты с соответствующими министрами, дабы не прерывать те или иные связи». То есть, частично легитимным является и правительство Яценюка. И, наконец, третье: он несколько раз подчеркнул, что власти должны ускорить украинские выборы. Если выборы президента, которые назначены на 25 мая, пройдут в правовом поле, то Россия признает их результаты. На сегодняшний день легитимным президентом он называет Януковича. При этом он несколько раз сказал, что у Януковича политическое будущее – ноль, к власти он не вернется… Понятно, что Путин ищет некую компромиссную позицию, не отступая от позиции России, тем не менее, открывая двери, открывая ворота для украинских партнеров, для западных партнеров к дальнейшим переговорам.

И.ЗЕМЛЕР Сам Путин отказался отвечать на вопрос, кого он там видит в будущем руководстве.

А.ВЕНЕДИКТОВ Э-э нет, в тот самый момент, когда он сказал, что «я не буду отвечать на этот вопрос», опытные журналисты кремлевского пула, которые с президентом в поездках – я их всех хорошо знаю – тут же вбросили Юлию Тимошенко, в ту же секунду.

Насколько я знаю президента, он прекрасно понимает, что там не будет комфортных собеседников, кто бы ни был избран – хоть Сергей Аксенов. Никто не будет наиболее комфортным, потому что уже неоднократно каждый президент постсоветской Украины беспрестанно сталкивался с интересами России, потому что они украинские президенты , а это другая страна, и интересы России не всегда совпадают с интересами Украины. Поэтому Путин это прекрасно понимает, он, действительно, ищет человека, который, во-первых и в главных, не является идеологическим противником, как Ющенко.

Путин понимает, что одно дело Тимошенко – премьер, где ей нужно наполнять бюджет, вести переговоры, а другое дело Тимошенко – президент, которая будет заявлять о том, что Украина идет на запад, евроатлантическая солидарность, НАТО и так далее. Поэтому комфортного собеседника нет. Видите, он даже развел руками, когда его спросили. Комфортных собеседников, вообще, не бывает в политике, так же, как у нас нет комфортного собеседника с американцами – другие интересы.

Но вот здесь, конечно, сейчас Путин будет искать минимизации потерь. Потери есть уже. Я обращаю ваше внимание, что самый тонкий измеритель – это биржа. Это подтверждение моего тезиса о том, что Путин выбрал путь деэскалации – немедленно, просто в ходе пресс-конференции, тут же рынки пошли в другом направлении, потому что это шаг от военного конфликта, это шаг в признание отношений экономических Европейского союза и США с Россией, то есть, шаг назад от возможных экономических санкций. На самом деле и рынки оценили правильно, и мы оценили правильно, что это шаг к деэскалации. Как говорит сам Путин «ну, заигрались».

А.ГОЛУБЕВ Алексей Алексеевич, но мы же знаем, что Путин назад обычно не идет. Вы сказали «деэскалация» – это значит, пошел на попятный?

А.ВЕНЕДИКТОВ Нет! Вот в том-то все и дело. Я хотел бы обратить внимание, что это первое выступление Путина за долгое время. Не было мотивации, и поэтому каждый трактовал его действия, как хотел. Вот завтра танковая 7-я бригада войдет в Киев, а 8-я пойдет на Львов… И это тоже была трактовка возможного. Когда у нас Совет Федерации принимает решение, а Путин выступает только сегодня, то каждый трактует ситуацию по-своему. История заключается в том, что именно мотивация является деэскалацией. Никаких других решений Путин не принял. Он не сказал: «Нет, войска не пойдут». Он оставил такую возможность. Нет – не то и не то. Он не принял ни одного нового решения, не объявил о нем сегодня, но он раскрыл информацию, что у нас налаживаются контакты. Мы знали, что между Медведевым и Яценюком был один телефонный разговор. Он еще раз подчеркнул, что налаживаются контакты на уровне министерств, он сказал, что мы готовы, чтобы Юлия Тимошенко приехала в Москву, но, правда, «кто она сейчас? – но мы не будем этому препятствовать» – это приглашение, если кто не понял.

А.ГОЛУБЕВ Но при этом четко сказал, что Россия не будет в себя Крым включать, хотя парламент у нас параллельно рассматривает закон о присоединении новых объектов…

А.ВЕНЕДИКТОВ Это тоже открытие возможностей. А теперь мы возвращаемся к Крыму. Там, какой вопрос-то вынесен на референдум? Разве вопрос о независимости? Нет.

На референдуме не будет приниматься решение, остается ли Крым в составе Украины. Он даже не рассматривается. Значит, в каком-то смысле, Крым признает киевскую власть. Вот это очень важная история, и Путин это понимает. Хотя, конечно, некоторые факты, о которых Путин говорит, они мне кажутся сомнительными и информационно необеспеченными. Вот то, что он рассказывает и не вспоминает, где это, что это – свидетельствует о том, что он, конечно, обладает огромным объемом информации, но, мне кажется, что достаточно искаженным.

И.ЗЕМЛЕР Я бы хотела еще вернуться к подготовке к выборам, которые дадут нового легитимного президента в Украине. Что значит, с точки зрения Путина, «не в обстановке террора»?

А.ВЕНЕДИКТОВ Это означает, что все кандидаты должны быть допущены до выборов в соответствии с законом; что всюду должны быть наблюдатели, что отряды самообороны в Киеве или отряды «Правого сектора» должны разоружиться и покинуть столицу. И это наше посольство будет отслеживать и докладывать.

И.ЗЕМЛЕР Как вы думаете, готова ли Украина пойти на некую изоляцию этих вооруженных отрядов?

А.ВЕНЕДИКТОВ Нет, конечно. Эти вооруженные отряды «Правого сектора» вооружены, но не так все-таки, как МВД украинское – они составляющая часть коалиции, пришедшей к власти. Правда, их представители не вошли в состав кабинета министров, они не преобразовались пока в политическую партию, но чем черт не шутит, они могут выдвинуть своего кандидата в президенты, и кто им может запретить? И если уж там такая демократия, если можно Тягнибоку, почему нельзя Ярошу? Если можно Тимошенко, почему нельзя – я не знаю – тому же Аксенову, предположим? Весь вопрос в том, насколько это будет сделано прозрачно – я не скажу – демократично, я скажу – прозрачно.

И.ЗЕМЛЕР Оставляет ли эта формулировка Москве шансы для маневрирования по итогам?

А.ВЕНЕДИКТОВ Да, я думаю, что шансы для «петляния» сейчас президент в своей конференции чрезвычайно расширил. Он все время говорил о возможностях, он все время говорил о непредопределенности тех или иных действий России: если вы так, то мы так, а если так, мы так – выбирайте. И, конечно, повышение цен на газ, вернее, – президент поправил коллегу из «Блумберга», Илью Архипова…

Конечно, здесь было определенное лукавство, но реально все-таки президент не сказал, что 50% долга выплатили – 1,3 миллиарда из полученных денег. Этим, безусловно, воспользуются и окажут давление на новые власти, в политике бывают степени давления экономические. Но лучше экономические, чем введение танковых бригад, согласитесь, если уж надо давить.

А.ГОЛУБЕВ Президент при этом не ответил на вопрос, поддержит ли Россия решение, если на референдуме в Крыму проголосуют за отделение Украины.

А.ВЕНЕДИКТОВ Для него нет такого вопроса. Если он сейчас это скажет, значит инициирует сепаратизм, и, как только он инициирует сепаратизм в одной из точек Европы, немедленно сепаратисты в Российской Федерации обретут поддержку. Путин к сепаратизму относился всегда плохо, и ему сейчас некомфортно.

С одной стороны, политически выгодно сейчас на каком-то плече поддержать Крым в отделении, в обособлении от Украины, а с другой – бумеранг вернется, и он это хорошо понимает, он проходил Чечню. Представьте себе, что Крым повел себя как Чечня, и что он должен делать, и что должен делать будущий украинский президент? Поэтому Путин очень осторожен, он не поддерживает сепаратистов. Он говорит: «Да, вот широкая автономия – мы поддержим». И если, вообще, говорить без всякой ерунды, он, правда, два раза «отпетлял» от этого вопроса – Россия считает, что федеративное устройство Украины – это нормально. Потому что там существуют разные субъекты, разные регионы с разной историей, разной культурой и с очень ограниченными полномочиями.

И.ЗЕМЛЕР Но ведь это логично ведет к тому, что Украине лучше преобразоваться в федерацию.

А.ВЕНЕДИКТОВ Ну, что значит, «лучше»? Теоретически – лучше. Путин этого не может сказать, но мы можем, и, я думаю, что это было бы нормально. Украинская власть этого чрезвычайно не хочет, потому что а)видит в этом элемент распада и б)видит, что это рычаг для России в юго-востоке: отдельные области смогут заключать какие-то свои отношения.

Я думаю, что, когда Путин говорил о том, что Украина должна провести референдум по новой Конституции, это совет. Он дает совет Верховной Раде и будущему президенту. Это все, что он может сделать. Он сказал: «Хорошо бы, если бы они написали новую Конституцию – читай: федеративного устройства – и приняли ее на референдуме. Он же все время говорил: «Надо, чтобы люди в каждом уголке страны та-та-та…» Причем сам, конечно, Владимир Владимирович по взглядам отнюдь не федералист, а унитарист – надо это очень хорошо понимать.

И.ЗЕМЛЕР Он поставлен в условия, что приходится как-то с этими управляться.

А.ВЕНЕДИКТОВ Да, политическая целесообразность. Поэтому еще раз вернусь к главной мысли. Мы – я и рынки или рынки и я – считаем, что Путин деэскалирует ситуацию в отношениях: а) с новым украинским руководством, и б) с западными партнерами, которым он, кстати, там пару раз только высказал грозно, а так – очень уважительно. Да, и еще одна важная вещь – он очень уважительно говорил о Майдане.

Когда была проанализирована вся история, он абсолютно правильно говорил, что люди на Майдан вышли, возмущенные коррупционностью, слабостью и – тут уж я добавлю от себя – нелегитимным поведением этого правительства. И Путин понимает, что ни за одни «печеньки» Госдепа стотысячные толпы не выйдут. И Путин понимает, что половина голосов Украины всегда голосовало против Партии регионов. Он понимает, что это объективный процесс и , конечно, его перекладывает на Россию, потому что он три раза сказал, что «у нас такие же проблемы, только не так остро стоят», «но не так остро стоят, но они такие же…» – это он вбивал просто…

И.ЗЕМЛЕР Конечно, я впервые слышу от него это признание.

А.ВЕНЕДИКТОВ Он вбивал это просто молотком, он очень опытный полемист, он это через журналистов транслировал: «Ребята, я понимаю, я понимаю ваши проблемы, мы их будем решать не как Янукович без внимания к вам, а как я – Путин с вниманием к вам». То есть, эта штука была еще внутрироссийская.

Обама прокомментировал высказывания Путина

Путин на пресс-конференции охарактеризовал происходящее на Украине как вооруженный захват власти и сообщил, что из сформированных на Украине органов власти считает отчасти легитимным парламент, а остальные – нелегитимными. Относительно возможности введения войск на Украину, на которое была получена санкция Совета Федерации, Путин сказал: «Пока такой необходимости нет, но возможность такая есть».

«У президента Путина, вероятно, другой набор юристов. Может быть, у него другой набор интерпретаций. Но я не думаю, что это может кого-то одурачить», – заявил Обама, выступая в Вашингтоне. По его словам, действия России относительно Украины оттолкнут от нее другие страны. «У стран, что вблизи России, есть глубокая обеспокоенность и подозрения относительно подобного вмешательства в дела», – сказал Обама. «Это оттолкнет многие страны подальше от России», – добавил президент США. Ранее 4 марта США объявили о пакете помощи Украине размером в 1 миллиард долларов.

Пока верстался номер:

В Крыму 16 марта должен состояться референдум по будущему статусу территории. В бюллетень будут включены два вопроса: «Вы за вхождение АРК в качестве субъекта в состав РФ?» и «Вы за восстановление Конституции Крыма 1992 года и сохранение Крыма как составной части Украины?».
6 марта парламент Крыма единогласно высказался за вхождение полуострова в состав России и направил соответствующую просьбу президенту РФ Владимиру Путину. Официального ответа на это обращение Москва пока не давала.