АМЕРИКА СМОТРИТ ФАРЕНГЕЙТ

А. Кавторина Хьюстон, Ривер Оакс, суббота, 27 июня 2004 года.

Картинки с выставки

В пятницу 25 июня на экраны вышел скандально знаменитый фильм Майкла Мура «Фаренгейт 9/11», получивший Золотую пальмовую ветвь в Каннах и кучу проклятий со всех сторон.

Поскольку я не сторонница замечательной фразы «Я не читал (не смотрел), но осуждаю», то, раздираемая любопытством, в субботу решила отправиться и поглядеть сей, то ли провокационный, то ли гениальный киноопус. Так как в расположенных неподалеку кинотеатрах фильм не шел, пришлось отправляться на Ривер Оакс, тем более, что там фильм шел аж в двух залах, так что был больший шанс попасть.

Приехали. С трудом нашли парковку. Подошли к кинотеатру и увидели то, что совершенно не входило в наши планы увидеть – длиннющую очередь, широкой лентой опоясывающую целый квартал.

На два ближайших сеанса билеты были проданы. Мы купили билеты на семь вечера и получили вдогонку добрый совет: «Приходите где-то за час до начала, займите очередь, а то в зал не попадете».

Что ж, как говаривал незабвенный гоголевский Ноздрев, «…давненько я не брал в руки шашек!..». Ну а я давненько не стояла в очередях. А что делать? Охота пуще неволи.

Покружили по городу, подъехали еще раз, послушно пристроились к концу очереди. Стою, как говорится, обозреваю окрестности, наблюдаю за народом. Народ в очереди – самый разный. От зеленой экстравагантно одетой молодежи до седых холеных старушечек в бриллиантах. И какие-то у всех у них другие лица… Ну, словом, не те, которые мы наблюдаем каждый божий день, скажем, в Вол-Марте.

Хоть по преданиям американской прессы Мур снимает для контингента, презрительно именуемого «white trash», смотрит его фильмы, в основном, все-таки интеллигенция левого толка.

Наконец-то открылись двери, и народ начали запускать в зал. Рассаживались возбужденно, совершенно незнакомые люди переговаривались друг с другом.

– Свободно? – спросил меня бородатый тип в гавайской рубахе и, недослушав мой ответ, плюхнулся рядом. – Надо же! И когда в последний раз вы видели такую очередь на документальный фильм?

– Не знаю, наверное, когда ходила смотреть «Россия, которую мы потеряли» в Москве в начале девяностых, – ответила я.

– Так вы из России? А как вы относитесь к Бушу?

– Никак. Я не гражданка этой страны и, наверное, не имею права как-то относиться к ее президенту.

– А зачем вы сюда пришли?

– Из любопытства, – с досадой ответила я.

Честно говоря, ни в театрах, ни в кинотеатрах, ни в общественном транспорте я не люблю излишне разговорчивых соседей. И заставить замолчать невозможно, и разговаривать неохота.

Но, слава Богу, реклама закончилась, началось кино, и сосед умолк.

На эпизоды фильма зал реагировал весьма и весьма бурно: где одобрительно свистели, где кричали что-то типа «Долой!», а где и апплодировали. Не говоря уж о том, что громко и охотно хохотали.

Было совершенно понятно, что кино пришли смотреть ярые сторонники автора, а никак не его противники. Противникам, по-видимому, было и так все ясно.

Я намеренно не анализирую в этой короткой заметке фильм Мура ни с политических, ни с эстетических позиций. Не хочу. По моему скромному мнению, фильму не помешало бы, если бы автор делал его чуть более отстраненно, что ли… Есть затянутые интервью, временами хромает ритм монтажа, есть и излишне дешевые публицистические приемы. Но, в целом, Муру никак не откажешь в виртуозном умении работать с хроникальным материалом, в таланте «разговорить» людей, вовремя вставить ехидный комментарий. Приятно поразило меня, что в фильме было гораздо меньше кровавых, бьющих по нервам кадров, чем могло бы быть в произведении на тему войны и террора.

Фильм – на экранах. Кому захочется посмотреть, тот свое мнение о нем составит сам. К тому же необходимо учитывать, что «горячая» тематика редко оставляет зрителю пространство для непредвзятого, чисто эстетического суждения. Любой, даже самый искушенный зритель в этом случае будет все равно судить не кино как таковое, а политическую позицию автора по типу согласен – не согласен.

Последний эпизод фильма, где Буш запутался, цитируя известную американскую поговорку, вызвал в зале приступ радостного хохота, переходящего в бурную овацию. Люди покидали зал в таком приподнятом настроении, как будто сходили на успешную демонстрацию, которую, к тому же, не успели разогнать.

А вокруг кинотеатра снова стояла толпа.

– Ну, как кино? – спрашивали люди.

– Сейчас сами увидите, – загадочно отвечали им.

– А стоит стоять-то?

– Стоит, стоит…

Голосующая твердым трудовым баксом Америка решила, что выстаивать очереди, чтобы поглядеть фильм Мура, стоит.

Несмотря на то, что фильм массового проката не получил (шел по Америке и Канаде всего в 868 кинотеатрах), он вышел за этот уик-энд в чемпионы проката, собрав 23,9 миллиона долларов. Что, кстати, еще раз доказывает старую истину – во все времена и при всех режимах, от Древней Греции до наших дней ничто так не привлекало народ, как нечто скандальное, полузапрещенное и направленное против действующей власти.