УЛЫБКА ЧЕШИРСКОГО ТИГРА

Алмат Аскаев

cВ нарастающем вокруг украинской ситуации напряжении особенно интересна позиция Китая: в то время как в России КНР уже записали в новые союзники в борьбе с США, а на Западе – наоборот, едва ли не в ближа йшие кандидаты в НАТО, сам Пекин предпочитает молчать и загадочно улыбаться…

Резолюция Генассамблеи ООН по Украине наглядно продемонстрировала, какой широкой поддержкой пользуется в мире российская аннексия Крыма: «против» решения, осуждающего действия России, проголосовали 11 стран (включая саму РФ). Среди «верной десятки» – такие гиганты и супердержавы, как Зимбабве, Боливия, Судан… Примечательно, что «в ООНовском раскладе» неожиданно поменялись местами Казахстан и Беларусь: в то время как Назарбаев поспешно признал результаты липового крымского референдума, а Лукашенко с этим делом не заторопился, в Нью-Йорке все вышло наоборот: Белоруссия – в списке поддержавших Россию, а вот Казахстан – в списке воздержавшихся…

Впрочем, российские СМИ этих самых воздержавшихся (а заодно – и те двадцать с лишних стран, чьи представители вообще не голосовали) поспешили также занести в свои сторонники – мол, смело сорвали коварные планы Америки и на весь мир продемонстрировали молчаливую поддержку России. Об этом заявил даже шеф российского МИДа Сергей Лавров – мол, мы одержали моральную победу, вот вам хваленая международная изоляция!

Что ж, делать хорошую мину при плохой игре – это, в конце концов, долг Лаврова как дипломата, нет смысла изливаться в красноречии, уличая его в четком исполнении собственных служебных обязанностей. Гораздо интереснее было бы обратить внимание, как минимум, на одну страну, которая весьма последовательно избегает любых однозначных высказываний на украинские темы, но которую в России также авансом записывают в новые, могучие союзники в борьбе с американским империализмом. Это Китай – страна, как известно, воздержавшаяся от голосования по Украине как в Совете Безопасности ООН, так и на Генассамблее. Пекин не спешит становиться ни на чью сторону. Почему?

Выступая с речью по поводу успешного аншлюса Крыма перед представителями российского парламента в Москве, Владимир Путин поблагодарил Китай за поддержку. Это послание предназначалось явно не столько китайцам, сколько Западу: вот, мол, смотрите, мы тут не одни в поле воины, имейте в виду! Это обращение можно также расценивать и как призыв к Пекину, предложение о более тесной кооперации. В конце концов, не секрет ведь, что обе страны очень часто выступают на международных аренах, таких, как Совбез ООН, со сходными позициями – особенно, если речь идет об интервенциях в другие страны. Авторитарный стиль правления и гневные отповеди на международную критику в свой адрес также роднят оба режима. Опять же – китайская сторона весьма заинтересована в хороших отношениях с Россией – совсем недавно Пекин громко заявил о «новом старте» для связей с Москвой, а первый зарубежный визит нового Председателя КНР Си Циньпина, состоявшийся ровно год назад, в марте 2013 года, привел его именно к Путину.

В начале февраля этого года товарищ Си дал интервью путинскому телеканалу Russia Today, где до небес расхваливал российско-китайские отношения, которые, по его словам, принесли «богатые плоды» в экономике, торговле, а также в области энергетики и обмена технологиями. Си сообщил, что рассматривает связи обеих стран, как «вклад в поддержание справедливости и мира во всем мире». В это время о близящейся аннексии Крыма никто и помыслить не мог.

В минувшие годы отношения между Россией и Китаем и в самом деле улучшались буквально на глазах – в первую очередь, экономические. Для своей энергоемкой (одной из наиболее энергоемких в мире) промышленности Китаю очень нужны полезные ископаемые от соседа: в данный момент российский сырьевой импорт покрывает большую часть китайских потребностей. Посетив Москву год назад, Си Циньпин совершил прорыв также в долгое время «зависавших» переговорах между российским «Газпромом» и китайским энергоконцерном CNPC: самое позднее, в 2018 году газ из Сибири потечет на восток Китая.

Товарооборот между КНР и Россией также поступательно растет: до 2015 года, согласно прогнозам, он должен составить 100 млрд. долларов США. Так что же получается, Китай – и в самом деле теперь мощный союзник России в этой самой пресловутой борьбе против американского империализма и международной изоляции?

А вот это вряд ли. Потому что эта самая изоляция Китаю на руку. Она по сути привязывает Кремль к Пекину. Нынешние международные санкции – это ведь лишь начало. Чем жестче они будут становиться, тем важнее будет выглядеть Китай, как партнер для России, но не наоборот. Пока КНР превращается для РФ в важнейшего торгового партнера, Россия остается для Китая партнером второстепенным. В такой паре Путин вряд ли в ближайшее время играть роль «альфа-самца», как он привык делать.

Зато Россия в роли «номера второго» для Китая – весьма неплохая перспектива. Дмитрий Тренин, директор московского «Карнеги-центра», полагает: «Китай из-за крымского конфликта приобретает для Москвы все большее значение – как рынок, как источник денег, как инвестор. А с Россией, зависимой от Китая, сам Китай получает больше влияния в мире». Уже сейчас китайская роль на мировой арене резко возросла. КНР – важнейший торговый партнер не только для России, но также и для США, и для ЕС. Так что Си Цзиньпин, прибыв в Берлин, точно так же пустился в восхваления связей с Германией, как он это делал во время визита в Москву по отношению к России. При этом он может быть совершенно уверен, что его нейтральная позиция по отношению к крымскому голосованию в ООН вряд ли подвергнется слишком уж острой критике. Потому что в политической драке между Западом и Россией по крымскому вопросу Китай – непричастный третий, за благосклонность которого сегодня соревнуются оба драчуна. И пока китайский тигр улыбается загадочной улыбкой Чеширского кота – его ценность для обеих сторон лишь возрастает, а соответственно – возрастают суммы предлагаемых за поддержку «благ». К примеру, китайские военные заказы, размещенные на украинских оборонных предприятиях: КНР стоило лишь высказать опасения, что, мол, из-за украинской революции теперь, того и гляди, сократятся объемы поставок, как руководство в Пекине получило целый ряд страстных заверений о том, что, мол, не только не сократятся, но и увеличатся, только заказывайте! Причем, что интересно, заверения эти поступили не от украинского руководства, а от американского. Ну, в том смысле, что «Белый дом поддерживает, приветствует» и так далее…

В сухом остатке получается, что Китай своим нейтралитетом в данный момент зарабатывает гораздо больше, чем мог бы, поддержав одну из сторон конфликта. Как тот пресловутый ласковый теленок из украинской поговорки, который «двох мамок ссе» («двух маток сосет»). И поэтому зря, ох, зря в России его спешат записать в союзники, в особенности – в боевые соратники. Вот мнение китайского политолога, доктора Чан Чунхуа, высказанное им в статье для швейцарской газеты «Neue Zürcher Zeitung»: «Россия вряд ли в состоянии согласиться на доминирующую военную роль Китая. Китаю же, к примеру, продажа Россией боевых кораблей и подлодок Вьетнаму и Индии – как кость в горле».

Есть и еще один момент, не позволяющий говорить о том, что Китай готов поддержать Россию по крымскому вопросу. Аннексия Крыма создает опаснейший прецедент для самого Китая. Такой же рефендум, как в Крыму, когда-нибудь может быть организован, скажем, в Тибете. В данный момент это, конечно, маловероятно, но прецедент есть прецедент, а китайцы с их более чем пятитысячелетней историей поневоле научились думать чуть-чуть дальше в будущее, чем обычно. С другой стороны, встать из-за этого на сторону Украины КНР тоже вряд ли поторопится, ведь второй «столп» китайский политики – это невмешательство. И, похоже, именно нейтральный Китай оказывается в этом раскладе тем, кто выигрывает от любого исхода.