УРОК АНГЛИЙСКОГО

Владимир Бурд

(Печальный юмористический рассказ)

O том, что Америка – страна эмигрантов, хорошо знают все, кто приезжает сюда. Что удивительнее, те, кто здесь родились и долго живут, тоже не забывают об этом. Здесь все эмигранты, разных поколений только. Ты сегодня прилетел в Америку, а он здесь с рождения, и оба сразу равны – ты эмигрант и он эмигрант, какие счёты? Различие лишь вот какое.

У него ещё прадедушка переплыл в барже океан, а у тебя . . . – ты сам прилетел. Объявился только.

То ли беспечен был твой предок, то ли старуха его в Америку не пустила. А может и жил он в Старом свете припеваючи, или считал так. А последствия вот какие. За него, приятеля твоего, здесь рождённого Американца, прадедушка толковый язык английский отработал, внуков, правнуков от хлопот избавил, а у тебя….

У тебя вот как.

… В компании, где я служил, открылись курсы английскогo языка. «English as a Second Language» называются. Набралось таких, у кого английский – 2-й язык, человек 12 прилежных учеников и ещё ученица одна. Педагога из университета прислали.

Педагог сразу всем понравилась, женщина эта. Она как вошла, так сразу стул свой учительский далеко в угол отбросила и на пол села.

Удобно ей чувствуется, привычно. В одной руке Cola со льдом

в другой – сигарета длинная дымится.

– Feel comfortable, everyone – с пола приободряет.

А ученики на стульях сидят, слушают. Мохамед из Бангладеш слушает. Мохамед из Пакистана слушает. И из Египта тоже Мохамед и тоже слушает.

Из Бомбея – индусы в чалмах, ловко закрученных карандашики наготове держат. Два аргентинца притихли, чуть слышно ногами ритм тревожно отбивают. Похоже – медленное танго.

Китайцы с Тайваня – те замерли.

Всем aнглийский язык позарез нужен. Тихохонько сидят.

Ну и мы с Мишей сосредоточились. Барышня сзади от нас сидела

с Кубы. Вот мы на ней и сосредоточились. Красивая дико и скромная, видать. И имя у ней незатейливое запомнилось сразу: Флоринда Де ля Круз Монтес Де Оса. Вот так, все ученики на пол внимательно глядят, где училка сидит, а мы назад на соученицу таращимся.

– She is not bad- Миша говорит с лёгким акцентом среднерусским.

– Why not – без акцента со всем соглашаюсь.

– Леди и джентельмены – начала педагог наш – все вы великолепно и уверенно говорите по-английски. Единственное, в чём каждый из вас, вероятно, нуждаетесь –это улучшение вашего не совсем ещё совершенного произношения. И педагог объяснила нам программу, которая быстро поможет исправить наше не совсем совершенное

произношение на совершенное совсем.

Просто донельзя! Два человека разговаривают, и речь их записывается на магнитофон. Говорят о чём угодно. Затем оба прослушивают, находят друг у друга ошибки и исправляют их.

– Это очень хороший метод, – пояснила она бодро, – позже я прослушаю записи сама и буду знать, над какими звуками работать с каждым из вас: носовыми ли, гортанными, нёбными.

– Берите магнитофоны, разбивайтесь по парам, начинайте, друзья.

Педагог звонко хлопнула в ладоши.

Вскочили ученики, не мешкая, каждый себе пару искать. Засуетились по училкиной команде. Только ученица, красавица с Кубы одна! Окружили её и каждый себя в пару предлагает. И мы с Мишей, конечно, к ней попрыгали. Да замешкались, видать. И не углядеть её из-за китайско-индусской стены стало. Августо, однако, парень ловкий из Аргентины протиснулся, за локоток взял, шепнул слова испанские и увёл от всех нас остальных на магнитофон наговаривать.

Остались мы с Мишей вдвоём, глядим друг на друга не по- товарищески как-то. Скукота да полынь.

– Давай с тобой, что ли, произношение отрабатывать, – предлагаю.

– А, давай, – вяло согласился.

Уселись в сторонке, включили магнитофон, зашуршала плёнка.

– Начинай, сэр моржовый , начинай – Мише ногой на ногу жму.

– Лучше ты начинай – отдёрнулся – не знаю я чего говорить.

– ОК – не спорю.

Взял микрофон крепко двумя руками и Мише культурно:

– Have a nice weekend.

Удивился, Миша, чертыхнулся, дёрнулся даже.

– Какой к чертям weekend, среда сегодня, среда, сэр хреновый!

– Еexcuse me Michael, – поправляюсь. – Have you nice среду, четверг и пятницу. Аs for weekend I said before.

Подумал чуть и добавил совсем приветливо:

– Everything is so nice, Michael.

– Чего before, чего nice? Mишаня сердится, он вообще-то нервный сэр.

О чём бакланишь, непутёвый сэр?.

Тут я и сам вспылил – Да ты – ору – культурный разговор понимаешь ли?

– Привык там – рукой на Восток показываю – к мату-перемату.

– Чего nice?- передразниваю

– У, деревня, в Америку попёрла, сэр, называется !

Стоп !- Миша руками замахал – Зачем по-русски бормочешь? Записывается всё, училка слушать будет, проверять!

Excuse me Michael, еxcuse me – я тоже вспомнил, зачем мы здесь.

– Говори по-английски, отрабатывай произношение.

– Всё, наговорился я, теперь ты, Михей. Долгие звуки тяни, окончания не проглатывай. Pronunciation is very important.

– Чего импортант.

– Чего ты расчевокался. Не видишь, что ли, плёнка крутится.

– Глазенапы открoй и по-английски баклань, про звуки не забывай,

про нёбо.

– Какое ещё нёбо? Где оно, небо это, сэр?

Изловчился я, пальцем ткнул, попал куда надо.

– Вот оно, – говорю, – нёбо твое, недотёпа.

– Ты зачем, – дышит тяжело – мне палец в рот засунул.

– И что за палец у тебя такой – кривится.

Excuse me Michael, I am sorry, sir – я сморщился, вытащил и обтёр

сильно обкусанный палец.

– Вчера машину чинил, как раз этим пальцем подшипник отковыривал.

– Да будешь ты говорить по-британски. Полплёнки уже прокрутилось,

чего училка слушать будет. Бормотания твои придурочные, да?

– А чего говорить-то? – опять сник.

– Да, Господи, – стараюсь не злиться. Да чего хочешь. Вот спроси меня about something.

Abouт something – обрадовался- это мы умеем. И сразу спросил.

– Where are you from? – надумал, наконец, чего спросить, сэр, несчастный.

– Не понял, – холодно отвечаю. – Ты что, сам не знаешь?

– Where are you from? – упрямо повторил Мишаня, с сильным акцентом. Почему-то для храбрости, что ли, он напирал особенно на звук «ррр».

– Да оттуда, откеда ты, – отвечаю, совсем без акцента, – не придуривайся.

– Эх Миша, Майкл, Михей, вспоминаешь, небось, Красную Пресню, а?

– По-английски отвечай, по-английски, – шепотом молит, – запись идёт,

– идиотина , протоколируется всё, нахрен.

Ехcuse me, Michael, – вновь завыл я и тоскливо искал продолжения.

– I am ..

– Слушай, – перебивает, – а ты что, тоже с Красной Пресни?

– Чего ж ты темнил-то, сэр-темнила!

– Да, отвечаю с Красной Пресни – на магнитофон шуршащий покосился

и быстро исправился – from Krasnaya a Presnia District, neighborhood,

то есть.

– I am from Krasnaya a Presnia, neighborhood too, – это у меня Миша микрофон вырывает, по-английски говорить надумал.

– А ты, Мишаня, на какой улице жил-то?

А ты на какой? – перебивает.

– По-английски отвечай, прo произношение помни.

– I has had live – lived, – медленно и прилежно затянул я, следя

вовсе не за изяществом повествования, но за тем лишь, чтобы в нужных местах правильно подбросить утомлённый язык мой к деснам или к нёбу или грамотно протиснуть шершавый сквозь зубы.

Михей по-бабьи, жалостливо глядел на меня, но терпел недолго.

– И чего ты мычишь, занудливый сэр – не выдержал – на Демьяна Бедного, что ли.?

– И ты там жил, сэр!!! – завопил я!

– Да выключи, сэр, ты этот магнитофон дурацкий. Откуда он тут взялся? Шипит и поговорить по душам не дает.

Соученик мой с готовностью и силой вжал большой палец в красную

клавишу «Стоп». Я вздохнул, расправил челюсти и поцокал языком по высохшему нёбу, ОК.

– А с нашей улицы двое уже здесь живут – по-русски я заговорил много быстрей и свободней. Так интересно всё стало. Недотёпистый и скучный сэр исчез. Напротив меня сидел мой друг, милый Мишаня.

– Кто это? – Может и я их знаю, выключив магнитофон, Мишаня тоже изрядно оживился. Он обтёрся платком и хорошо выкашлялся.

– Сапожник Илья на углу жил, где аптека, и ещё один искусствовед известный, профессор.

Нет, не припомню, ну и как они ?

– Илья – великолепно, – отвечаю, – теперь у него своя фабрика модельной обуви. Европейский стиль, нарасхват!

– А профессор ?

– И он неплохо. Илья его к себе на фабрику взял. Охранником.

Сутки отдежурил, двое дома, красота. Форму выдали, фуражку, еще…

…..

– Gentlemen- голос за спиной прозвучал неожиданно и строго.

– Почему ваш магнитофон выключен, gentlemen?

Мы и не заметили, как педагог наш, неслышно ступая по коврy, остановилась рядом.

– Ну вот – я не мог скрыть досады – просил же тебя по-английски говорить, произношение отрабатывать. Выгонят теперь к чертям

с курсов этих и из компании тоже! Чего делать?

– Конечно, выгонят, – Миша рассердился ещё больше.

– Из-за тебя и выгонят. Ты зачем магнитофон выключить велел? Сапожника Илюшу этого, какого хрена приплёл. Причём он к английскому произношению с обувкой своей модной?

И профессор-охранник причем?

– Связь какая? Связь?

Педагог, оторопело, молча слушала нас и что-то соображала.

– Какое-то странное произношение у вас, джентльмены, и очень,

очень похожее.

Длинная полоска холодного пепла с её сигареты упала на давно выключенный магнитофон, когда она вдруг громко и облегчённо засмеялась.

– Мне кажется вы оба, джентльмены, из одной этнической группы.

Не так ли? – опытный наш педагог не скрывала гордости своим открытием.

Не успели мы с Михеем сообразить, соглашаться ли с этой её этнической догадкой или изо всех сил отрицать, как она круто повернулась и пошла вдоль рядов. Шла она медленно и подолгу

разглядывала каждую отделившуюся пару учеников. Стало совсем тихо. Ученики, странно одновременно и испуганно, замолчали.

Шуршала только плёнка. Бедный Михей и я оказались лишь первыми.

B течение нескольких последующих минут все, без исключения, этнические группы подверглись страшной чистке.

Пылкий Август из Аргентины ни за что не хотел расставаться с красавицей кубинкой. Они о чём-то не договорили по-испански, и он

опустил её руку, лишь добившись обещания встретиться после занятий и уже не расставаться никогда.

К Михею проницательный педагог наш привела слабо упирающегося в высокой чалме индуса. Обычно смуглый индус этот был слегка бледен. Его только что разлучили с другой чалмой из их этнической группы. Легче всех перенесли чистку два невозмутимых китайца. Оба сэра без видимых сожалений расстались друг с другом, хотя перед этим долго и по-китайски напевно о чём-то оживлённо болтали.

Теперь мне предстояло отрабатывать совершенное английское произношение с одним из них.

1 комментарий

Комментарии закрыты.