СЛЕД ЗВЕРЯ

Сергей Турченко

Скрывался ли <нацист n№ 2> в Англии?Английское издательство <Саймон энд Шустер> предало огласке сенсационную информацию: Мартин Борман – ближайший сподвижник Гитлера, руководитель нацистской партийной канцелярии, хранитель тайны золота партии, оказывается, благополучно доживал свой век в глухой английской деревушке и скончался в 1989 году, чуть-чуть не дожив до своего 90-летия.Есть и другие версии судьбы и таинственного исчезновения Бормана в 1945 году. Одна из них изложена в книге <Мартин Борман - советский агент>, название которой говорит само за себя. И поскольку интерес к этой личности не ослабевает, мы решили пройтись по английскому следу самого таинственного персо-нажа из окружения Гитлера.

Версия Крейтона

Все началось с того, что издательство <Саймон энд Шустер> выпустило в свет книгу некоего Кристофера Крейтона, чей отец был врачом Черчилля и будто бы оставил сыну сенсационные документы. Ссылаясь на них, Крейтон утверждает, что в мае 1945 года по приказу Уинстона Черчилля Бормана похитили из гитлеровского бункера и тайно вывезли в Англию, где ему была сделана пластическая операция. Стремясь выведать тайну партийного золота НСДАП, британские власти поместили Бормана в деревушке на границе двух графств – Беркшира и Гэмпшира. Там-то в 1989 году Борман и был похоронен на местном кладбище под чужой фамилией.

После выхода книги в английской прессе поднялся страшный шум. Многие аналитики свидетельствовали, что подобную сенсацию вряд ли можно отнести к разряду вымыслов, если учесть, что <Саймон энд Шустер> пользуется солидной репутацией, к тому же за право публикации рукописи издательство заплатило пол-миллиона фунтов стерлингов. Впро-чем, тайна исчезновения Бормана на протяжении многих десятилетий после войны интересовала не только бел-летристов, но и спецслужбы ряда государств. По сведениям высокопос-тавленного сотрудника ЦРУ Джона Макговери, опубликованным в печати, американские службы, например, разрабатывали четыре версии:

  1. Борман был советским агентом и поставлял сведения о том, что делалось в ставке Гитлера. Пережил войну и скончался под вымышленной фамилией в СССР.
  2. Борман был агентом британской разведки. 2 мая 1945 года ему удалось выскользнуть из Берлина и добраться до Плёна, где он открылся резиденту Интеллидженс сервис, был доставлен в Лондон, там долгое время работал экспертом по германским делам.
  3. Борман бежал на подводной лодке в Аргентину, сделал плас-тическую операцию и долгие годы руководил нацистским подпольем в Латинской Америке.
  4. Борман погиб 2 мая на улицах Берлина.

Интересно, что версия о Бормане как о советском агенте появилась в 1945 году в среде гитлеровских военных чинов, которые пытались оправдать свое поражение тем, что, мол, в высших эшелонах рейха оказались предатели. Но к этим разговорам мало кто относился серьезно. Во всяком случае до тех пор, пока не вышла в свет книга воспоминаний Рейнхарда Гелена <Теперь моя очередь говорить>.

Книга эта и вызвала подлинный сенсационный взрыв. Дело, скорее всего, было не в опубликованной информации, а в фигуре автора. Гелен долгое время служил в гитлеровской разведке. В 1942 году он был начальником восточного отдела аб-вера. А с 1944 года стал начальником (кстати, последним) генерального штаба главного командования су-хопутных войск вермахта.

В апреле 1945 года Гелен бежал с Восточного фронта в Баварию, где и дожидался американских войск. Он предусмотрительно спрятал в надежном месте картотеку своих агентов, а также весь антисоветский архив, дабы прийти не с пустыми руками. Ес-тественно, представители спецслужб США сразу же заинтересовались такой крупной <рыбой>, и Гелен не только избежал плена и заключения, но был рекомендован на должность руководителя разведки Западной Германии. В этой должности он и прослужил до 1968 года, все это время стороной обходя журналистов и храня молчание о своем прошлом.

Но, уйдя на пенсию,<сфинкс> заговорил. Что ни слово, то сенсация. В его воспоминаниях Борман предстал как советский шпион. Правда, в подтверждение – никакой аргументации, кроме ссылки на служебную тайну, нарушить которую он, бывший руководитель разведки ФРГ, был якобы не вправе, даже будучи пенсионером. Гелен ограничился лишь указанием на то, что узнал об этой информации в 50-е годы от двух <заслуживающих доверия осведомителей>.

Между тем в самой Германии в судебном порядке было доказано иное. Во множестве показаний, зафиксированных немецким судом, говорится о факте гибели Бормана. Такие показания давали, в частности, бывший вождь гитлерюгенда Артур Аксман, заместитель Геббельса в министерстве пропаганды Вернер Науман, личный пилот Гитлера Ганс Баур, личный шофер Эрих Кемпке, а также камердинер фюрера Гейнц Линге. Все они после самоубийства Гитлера покинули бункер и ночью отправились к железнодорожной станции Лертер Банхоф. Цель была одна – прорваться навстречу англо-американским войскам. В показаниях Аксмана и Кемпке утверждается, что на Инвалиденштрассе они наткнулись на тело Бормана. По их мнению, он мог погибнуть во время взрыва танка, на котором <наци-2> вырывался из окруженного Берлина. По другим показаниям, причина смерти была иной. Якобы когда Борман и его лечащий врач, который шел вместе с ним, поняли, что вот-вот попадут в руки советских солдат, они приняли яд. Во всяком случае, ни один из свидетелей не сомневался в том, что Борман погиб. И именно 2 мая 1945 года.

Между тем наиболее популярной как в Европе, так и в Латинской Америке оказалась версия о том, что Борман остался жив. Сведения о том, что его будто бы видели то в одном, то в другом конце земного шара, систематически поступали в спецслужбы разных стран вплоть до конца 70-х годов. Там реагировали адекватно, поэтому время от времени в руках следственных органов ока-зывались субъекты, в которых <бдительные> граждане узнавали Мартина Бормана.

Например, в 1971 году в Гватемале арестовали сельскохозяйственного рабочего Хуана Фалеро Мартинеса, в Италии – монаха-францисканца Мартини. Двумя годами позже в Колумбии был схвачен дровосек Иоганн Хартман. Все они действительно имели сходную внешность с Мартином Борманом. Спасло же их то, что прокуратура Франк-фурта-на-Майне располагает истин-ными отпечатками пальцев Бормана. А в этом отношении, как известно, двойников не бывает.

Бум <борманомании> на Западе слегка поутих после публикации там массовым тиражом книги Льва Безыменского <По следам Мартина Бормана>, в которой без всяких ого-ворок утверждалось: Борман погиб. Кстати, и КГБ всегда публично придерживался именно этой версии. Она официально принята и в Германии, где еще в 70-е годы судебные и прокурорские органы поставили на деле Бормана крест. Например, прокуратура Франкфурта-на-Майне в апреле 1973 года в результате длительного разбирательст-ва постановила констатировать смерть Бормана. С тех пор он официально не находится в розыске.

Тайна найденных скелетов

И все же: на чем основано утверждение о гибели Бормана 2 мая 1945 года?

Расследование, проведенное НКВД сразу после войны и позже, выявило:

Берлинский почтовый служащий Аль-берт Крумнов и два его сослуживца 8 мая 1945 года по приказу советских офицеров захоронили тела двух человек, обнаруженных на желез-нодорожном мосту на Инвалиден-штрассе. Позже они указали приб-лизительное место захоронения. Покойные были в солдатских гим-настерках явно не со своего плеча. В кармане у одного из них нашли военную книжку на имя врача СС Л.Штумпфеггера. Крумнов передал ее своему начальству. Оно – советской военной администрации. По случайному совпадению, эта книжка попала в руки оперативнику, которому было известно, что Штумпфеггер являлся лечащим врачом Бормана.

К тому моменту уже был объявлен розыск последнего. За его поимку предназначалась награда в 100 000 марок. Наш оперативник доложил о находке по команде. Но, видимо, в те победные дни у спецслужб было немало других забот. Во всяком случае, Крумнова нашли только через несколько недель. К тому моменту место захоронения на Инвалиден-штрассе превратилось в утюженный-переутюженный танковыми гусени-цами пустырь. Крумнов нарисовал схему погребения. Она легла в папку с делом Бормана. На этом тогда все и закончилось. А поскольку ранее недалеко от Инвалиден-штрассе было найдено кожаное пальто Бормана с записной книжкой, где последняя запись состояла из двух слов: <Попытка выбраться...>, то решили, что вместе со Штумпфеггером погиб и его высокопоставленный пациент.

В начале 80-х годов мне довелось побывать в Германии и познакомиться там с журналистом Францем Концелем, который долгие годы занимался изучением тайны исчез-новения Бормана. Он и рассказал историю, легшую в основу официальной германской версии.

В декабре 1971 года в ходе земляных работ на Инвалиден-штрассе были обнаружены два скелета, облаченные в сгнившие остатки формы. На место был привезен Альберт Крумнов. <Привязали> координаты находки к ранее составленной им схеме. Все совпало. Скелеты сложили в мешок. Прикрепили бирку: <Предположительно Мартин Борман и Людвиг Штумпфеггер>. И направили в институт судебной экспертизы.

Было известно, что Штумпфеггер имел рост 190 сантиметров, а Борман – 168 сантиметров. На основании изучения бедренных костей эксперты установили, что один скелет – останки высокого мужчины, другой – низкого. Однако этого было недостаточно для того, чтобы сделать объективное заключение. Тогда занялись изучением зубов.

Идентификация челюстей Штумпфеггера трудности не составила: в прокуратуре Франкфурта-на-Майне имелась история его болезни. Сравнение одной из найденных челюстей с данными медкнижки и позволило констатировать, что один из об-наруженных скелетов, вне всякого сомнения, принадлежит Штумпфеггеру.

С историей же болезни Бормана связана еще одна тайна. Его медкнижка исчезла в 1945 году. Сохранился лишь схематический рисунок челюстей <наци №2>, сделанный по памяти зубным врачом Гитлера и Бормана Гуго Блашке сразу после войны в лагере для военнопленных. В 1971 году Блашке уже не было в живых, но оставленное им документальное свидетельство сыграло свою роль. Мосты и коронки реальной челюсти и изображенной на схеме в целом совпали. Имелось еще одно косвенное подтверждение. На костях идентифицируемого черепа около правой глазницы была обнаружена явная деформация – предположительно след от травмы, которую Борман получил в свое время, попав в серьезную автомобильную катастрофу.

Так германские власти сделали официальное заключение о гибели Мартина Бормана в мае 1945 года.

А страсти не утихают. Тем не менее в прессе периодически возникают сенсационные всплески вокруг судьбы Бормана и других нацистов. Проходит время, инфор-мация эта опровергается, но остается вопрос: кто и зачем все это инициирует? Трудно сказать, однако очевидно, что <возбуждение> данной темы в первую очередь выгодно представителям неофашизма.

Легендаризация лидеров Третьего рейха привлекает в нацистское движение доверчивую молодежь. Другой, не менее мощный стимул <интереса> связан с чисто меркантильными соображениями. Например, как только английская <Дейли экспресс> начала публикацию сенсационных материалов о Бормане некоего Ладисласа Фараго, ее тираж подскочил на 10 процентов. Сам же Фараго только в счет аванса за гонорар получил 700 000 немецких марок. Такие деньги способны питать любую фантазию.