НЕ ОЧЕНЬ БЕЗЗАЩИТНЫЙ ЗАПАД

Алмат Аскаев

rzПутин ввел в мировой обиход новый стиль войны – анонимные боевые действия, когда соседнее государство атакуют отряды без опознавательных знаков, выдаваемые за «местных ополченцев». Есть ли противоядие этой необъявленной агрессии?

Восточная Украина и Крым, пожалуй, должны войти в учебные пособия для будущих военных: здесь впервые была применена новая тактика ведения войны – анонимная война. «Зеленые человечки» без опознавательных знаков, отряды диверсантов, работающие под видом местного населения на чужой территории – пожалуй, все это было бы невозможно, если бы речь шла о любой другой стране, а не о ближайшем соседе России. Полностью инфильтрированные за долгие годы украинские силовые структуры, отличное знание мельчайших украинских реалий позволяют диверсантам не только чувствовать себя, как дома, но и проводить операции, совершенно немыслимые в условиях любого другого государства – разве что, за исключением Белоруссии.

И дело тут не в пресловутом русскоязычном населении. Скажем, в том же Казахстане выдать себя за местного «отчаявшегося русскоязычного» не получилось бы: местные русские все-таки гораздо сильнее отличаются от россиян, чем те же крымские жители. Не говоря уже о странах Восточной Европы: здесь появление «вежливых вооруженных людей», сверяющих время по Москве, не вызвало бы никаких недоуменных вопросов, а констатировало бы факт: это оккупация, это война. Со всеми вытекающими последствиями.

В Восточной Украине это получается. Можно прислать из Москвы офицеров ГРУ, которые организуют в Славянске и Краматорске несколько сотен бандитов и объявят себя «независимой республикой». Можно собрать в Одессе пришлых в надежде выдать их за местных, а когда местные дают отпор, немедленно возрыдать над трагической судьбой «жертв нацистов-бандеровцев» – в самом деле трагической: вряд ли погибшие в одесском Доме профсоюзов наемные боевики рассчитывали на сколько-нибудь серьезное сопротивление и на возможность собственной гибели – иначе бы не приехали в Одессу ни за какие деньги. И можно, конечно же, «отжать» Крым. Как там теперь поют веселые российские КВНщики: «Просто забрали полуостров»… В самом деле, просто. Хи-хи, ха-ха…

В принципе, маскировка всегда была сильной стороной чекистов еще со времен создания СССР, так что удивляться или возмущаться подобному нет смысла: они так работают по сей день. Но европейцам, оказавшимся в непосредственном соседстве от этой «работы», стоило бы задаться вопросом, что можно противопоставить «политике локтей» в кремлевском исполнении? Большинство политиков, по крайней мере, на сегодняшний день, выглядит так, словно смирилось с ролью безучастных зрителей: ни уговоры, ни слабенькие санкции никакого впечатления на Кремль не производят, разве что время от времени Сергей Лавров сделает несчастное лицо и спросит в очередной раз: «За что ж вы нас так не любите-то?»

На первый взгляд, это и в самом деле так: а что может поделать Запад? Его и так уже обвиняют в «покупке» майдановцев, бандеровцев, Правого сектора, черта лысого – оптом и в розницу. Запад беспомощен перед лицом дестабилизации или даже возможной аннексии Восточной Украины. Санкции Путину по барабану – по крайней мере, в краткосрочной перспективе, а начинать военные действия ради Украины никто не собирается. Так что российский президент по-прежнему остается на шаг впереди. Но этот вывод – всего лишь своего рода «моментальная фотография», не учитывающая более длительных сроков затеянного Москвой силового противостояния.

Нынешний конфликт, к огромному сожалению, невозможно разрешить, во-первых, быстро, во-вторых, путем открытой конфронтации. Но он в любом случае не развеется быстро, словно пыльное облако в донецкой степи. Уже сейчас понятно, что в том или ином виде он затянется на годы и станет одним из определяющих факторов мировой политики. Слишком много международных принципов, на которых зиждется послевоенная мировая политическая система, оказались нарушены – и среди них важнейшие, считавшиеся сами собой разумеющимися, такие, скажем, как принцип неприкосновенности границ. В определенной мере ситуация напоминает зиму 1946 года, запечатленную на бумаге заместителем посла США в Москве Джорджем Кеннаном. Он писал тогда, что западные страны-победители оказались слишком ослаблены Второй мировой, чтобы оказать сопротивление СССР, подмявшему под себя Восточную Европу. Но терпением, выдержкой и мудрой осторожностью, – писал Кеннан в своих ставших знаменитыми «длинных телеграммах» – США и их союзники выиграют в долгосрочной перспективе. Разработанная им стратегия сдерживания предусматривала так называемое «подвижное противодействие», опирающееся на собственные силы. Пока Москва делала ставку на подавляющее преимущество своей армии, Америка вместе с армией мобилизовывала свои политические, экономические и культурные резервы.

У Евросоюза также есть целый спектр невоенных средств, описанных Кеннаном в 1946 году. Россия вынуждена будет столкнуться с последствиями изоляции: падающими биржевыми курсами, растущими процентами по госзаймам, утечкой капитала и кредитным рейтингом на грани банкротства. Это все, конечно, выглядит весьма бледно сейчас, когда льется кровь и гибнут люди, но, как известно, наиболее страшные последствия войн – далеко не всегда видимы. Патриотический угар, переживаемый в данный момент российским обществом, – вещь не самая редкая даже для новейшей истории, в других странах подобное наблюдалось и наблюдается, вспомнить хотя бы всенародную поддержку аншлюса Австрии или вечную радость северокорейских трудящихся по поводу каждого нового решения каждого нового «светозарного вождя».

Россия – не Северная Корея. Там полно ура-патриотов, а также вполне вменяемых людей, попавших под каток ТВ-пропаганды, но ни эти вменяемые, ни ура-патриоты не захотят добровольно отказываться от того, от чего отказались последователи чучхе. Проклинаемый Евросоюз по-прежнему остается магнитом, привлекающим своим благополучием среднестатистических граждан. Как раз в эти дни ЕС отмечает десятилетие своего расширения на Восток, и россияне, несмотря на страшилки о тотальном кризисе и скорейшем развале Европы (которого русофилы-почвенники ждут вот уже более трехсот лет), вполне в состоянии оценить путь, пройденный странами-новичками Европы. Как живется балтийским государствам, бывшим советским республикам? А ведь и там живут русскоязычные меньшинства, которые Кремль вполне может захотеть «защитить». Что, невозможно? У целого ряда западных разведок – иное мнение: они предостерегают о том, что российские войска проводят учения, направленные на отработку возможной оккупации Балтики и Восточной Польши. Правда, с этими странами тактика «откусывания кусочков», пока что успешно применяемая против Украины, вряд ли сработает – это ведь страны НАТО, связываться сразу со всеми 28 членами этой организации у Путина кишка тонка.

Пожалуй, если бы в далеком теперь 2005 году это самое НАТО проявило дальновидность и, как минимум, выдало «дорожную карту» в свои ряды Грузии и Украине, сегодня картина также была бы совершенно иной. Вряд ли российским политикам удалось бы рассуждать нынче о «зонах влияния» и обосновывать право Кремля распоряжаться всеми поступками чужого, хоть и соседнего государства. Но история, как известно, не терпит сослагательного наклонения и ситуация такова, какова она есть. Что же касается европейцев – им придется противодействовать возрождению этой самой брежневской доктрины о «зонах влияния» (сильно смахивающей на гитлеровскую доктрину «жизненных интересов»). Противодействовать не ради украинцев – тут нечего обольщаться – но ради самих себя.

Что же касается НАТО – этой организации придется вернуться к собственным традициям. С уходом войск из Афганистана вновь на первое место выдвигается концепция защиты территории стран-участниц Альянса. Давние просьбы балтийских государств об усилении военной поддержки вдруг оказались услышаны: в качестве первой меры, НАТО усиливает контроль над воздушным пространством. Все без исключения государства Альянса запланировали на будущий год увеличение расходов на свои армии. Путинская страсть к «собиранию земель» логично привела к возрождению логики Холодной войны. Министр иностранных дел Польши Радослав Сикорски требует размещения в его стране двух дополнительных бригад НАТО – так, как когда-то Западная Германия требовала усиления американского военного контингента на своей территории. Логика польского правительства такая же: кто держит войска в «прифронтовой полосе», в случае чего не бросит в беде ни их, ни ту страну, где они находятся.

Еще один важный момент – это сохранение доверия к самому Альянсу, к его гарантиям безопасности. По этой причине, кстати, ни Украине, ни той же Грузии вступление в НАТО не светит – они не в состоянии сами себя защитить, а членство в НАТО предполагает совместную защиту, а не отношения «патрон-клиент». А ведь член НАТО, согласно пункту пятому устава этой организации, в случае нападения на свою территорию вправе рассчитывать на защиту гораздо более действенную, чем слабенький «ай-яй-яй» со стороны союзников. У Альянса с этим туговато еще с грузинской войны – в 2008 году, чтобы не раздражать Россию, не был разработан конкретный план возможной защиты балтийских стран от вторжения. Теперь подобная «тактика успокоения» уходит в прошлое. До сих пор НАТО не размещало свои боевые части на восточных границах – нынче ситуация меняется на глазах. Со своей стороны, в этих «спорных» регионах Россия до сих пор вообще ни в чем себя не ограничивала. Размещение ракет в Калининградской области, наступательные маневры и учения – все это вряд ли хоть как-то состыкуется с нынешними заверениями в том, что, мол, Запад ну так сильно притеснял в последние годы Путина, что тот просто вынужден был принять ответные меры. Эти ответные меры принимались хоть так, хоть эдак.

Точно так же возвращается к жизни и так называемая «доктрина сдерживания», которая, казалось, мирно почила в бозе добрых два десятка лет назад. «Пражской мечте» Барака Обамы о безъядерном мире на глазах пришел конец. США и Россия, обязавшиеся сократить свои ядерные потенциалы, теперь, скорее всего, пересмотрят эти благие намерения. В свою очередь, европейские государства-члены НАТО всерьез задумывались о конвенционном оружии – точнее, о его наращивании и усовершенствовании, и это после того как они же десятки лет все это железо переплавляли и конвертировали. По Европе опять начал бродить призрак – призрак конфронтации. И опять же: лучше всего к новому противостоянию в данный момент оказалась подготовлена Москва – собственно, аннексией Крыма она к нему и привела. Но все тот же старик Джордж Кеннан, находясь в куда более тяжелом положении, был убежден, что Запад «с мужеством и верой в собственные силы должен держаться за свои убеждения». С момента падения Берлинской стены бывшая «зона влияния» СССР бесповоротно изменилась. И эти изменения не в состоянии повернуть вспять никто – даже суперкрутой кремлевский… чуть не написал «Генсек». Президент. Конечно же, президент…