САММИТ

Борис Немировский

gЛидеры «Большой Семерки» собрались в первую среду июня в Брюсселе на свой традиционный саммит. На этот раз – уже без России.

Для тех, кто по каким-либо причинам не посвящен в тонкости преферанса, следует пояснить: в контексте этой замечательной карточной игры термин «болван» не несет в себе ни малейшего негативного значения. Имеется в виду, что игроки сидят за столом и играют так, как будто их – на одного больше, как будто еще один любитель поворошить картишки незримо присутствует рядом. Именно он, этот «полувоображаемый» игрок и есть болван.

Примерно такую же роль играла до сих пор Россия и в политической игре под названием G8: семь ведущих промышленных стран мира пригласили ее в свой клуб, как не раз подчеркивалось, в качестве признания ее политического веса и значения, так как с экономической точки зрения РФ не в состоянии сравниться даже с истерзанной финансовым кризисом Италией. Таким образом, пока лидеры большой восьмерки обсуждали хитросплетения мировой политики, они оставались восьмеркой, но как только речь заходила о финансах и, в особенности, о затратах, от нее немедленно отваливался «болван», и она превращалась в традиционную семерку.

Теперь же лидеры входящих в этот клуб держав окончательно стали именно семеркой: после того как «болван» аннексировал Крым и развязал против соседней Украины «гибридную войну», его членство в G8 было, согласно вежливому эвфемизму, примененному в официальном заявлении, «приостановлено». Запланированный для Москвы июньский саммит был перенесен в Брюссель, и даже повестка дня его полностью изменилась.

Украина шагает впереди

Вынужденные перенести свою очередную встречу из российской столицы в столицу Евросоюза, лидеры G7 также оказались перед лицом необходимости полностью изменить повестку дня. Готовясь принимать у себя заморских гостей, Владимир Путин собирался говорить с ними о борьбе с терроризмом. Теперь же в списке тем, предложенных к обсуждению в Брюсселе, эта вообще не значится – уж скорее, руководителям стран и правительств семерки придется обсуждать методы борьбы с самим Владимиром Путиным. Причина – конечно же, украинские события.

Именно эти события стали центральной темой как в первый, так и во второй день встречи, и даже традиционный заключительный ужин в четверг ознаменовался обсуждением ситуации в Украине. В своих выступлениях и интервью большинство лидеров семерки подчеркивают, что их позиция по украинским вопросам едина – России были выдвинуты четыре условия, которые следует выполнить, чтобы были отменены санкции. Впрочем, насчет единства – это европейские лидеры, конечно же, сильно погорячились. Полного единства среди них как не было, так и нет. Скажем, тот же французский президент Франсуа Олланд поспешил заявить, что его страна-де все равно продаст России пресловутые легкие авианосцы «Мистраль», если мол не будут введены общие санкции. Как бы война войной, а гешефты гешефтами. Другое дело, что подобные санкции по-прежнему висят в воздухе дамокловым мечом (или, применительно к России – дамокловым топором) и в любую секунду могут пасть на и без того избитую российскую экономику. Какую отговорку придется придумывать Олланду в этом случае?

Тем не менее, лидеры семерки проявляют, как минимум, достаточно единодушия, чтобы объявить о неизбежности третьего пакета санкций в случае, если Путин продолжит свою игру на нагнетание напряженности. Канцлер ФРГ Ангела Меркель выразила общую точку зрения, высказавшись в стиле «войны не хотим, но к отпору готовы»: «Мы их не желаем (новых санкций против РФ – прим. ред.), мы хотим тесного партнерства с Россией. Но если санкции станут неизбежными, то мы примем на этот счет единодушное решение».

«Чего желать вам от России?»

От брюссельского саммита, собственно, никто и не ожидал ни ужесточения санкций, ни их смягчения. G7 – неформальная организация, решения принимаются в других форматах. Для ужесточения санкций нет пока поводов, для их смягчения – тем более, невзирая на российские заявления о том, что РФ «уважает» украинское волеизъявление на выборах 25 мая. Как это «уважение» проявляется, можно видеть по официальным каналам «Киселев-ТВ», где избранного украинского президента называют исключительно «взявшим власть олигархом» и, в лучшем случае, «фактическим президентом Украины». Семерка же полагает, что итоги украинских выборов следует не «уважать» (термин, не имеющий никакой юридической силы), а признавать – именно таково первое из четырех требований, предъявленных к Кремлю. Семерка предлагает послать на инаугурацию Петра Порошенко высокопоставленного члена правительства РФ – только, скорее всего, не вице-премьера Дмитрия Рогозина, который, как известно, накануне застрял в танковом люке, возможно, его еще не успели оттуда вытащить и пересадить, согласно высказанному им в «Твиттере» желанию, в окоп под Славянском.

Кроме того, лидеры G7 требуют, чтобы Кремль публично открестился от действующих на Востоке Украины сепаратистских банд, осудил их и прекратил оказывать им материальную и пропагандистскую поддержку. Плюс, усилил (а точнее, возобновил) контроль на российско-украинской границе, чтоб не шастали беспрепятственно в Украину колонны КАМАЗов с оружием, боеприпасами и «мирными отчаявшимися гражданами» с купленными в ближайшем гастрономе автоматами АК-100, гранатометами и зенитно-ракетными комплексами.

В случае же, если подобное «уважительное отношение» будет продолжено, вот тогда третий пакет санкций может очень быстро воплотиться в реальность. При этом следует отметить, что для введения в действие этого пакета достаточно не только каких-то враждебных действий Кремля, но и его бездействия, то есть сохранения существующей практики поддержки террористов в восточных областях Украины. Примечательно, что европейские члены G7 при этом стараются всеми силами снять с себя обвинение в нерешительности: мол, США реагируют на «гибридную войну», которую ведет Россия против Украины, куда как жестче, чем трусливая Европа. По словам той же Ангелы Меркель, это происходит от того, что в Америке имеется иная, отличная от европейской, законодательная база, а страны Евросоюза вынуждены придерживаться более сложных и строгих правил.

Возвращение блудного президента?

Что ж, громы и молнии из Брюсселя в направлении Москвы были отправлены. Но саммит – дело скоротечное. Уже на следующий день во Франции прошли запланированы празднества, посвященные 70-й годовщине открытия Второго фронта – высадки сил западных союзников по антигитлеровской коалиции в Нормандии. На эти торжества был приглашен и Владимир Путин.

В четверг российский президент встретился в Париже в Елисейском дворце за рабочим ужином с президентом Франции Франсуа Олландом. Несколькими часами раньше он провел переговоры с премьер-министром Великобритании Дэвидом Камероном. В пятницу Владимир Путин встретился с канцлером Германии Ангелой Меркель и даже обменялся мнениями относительно украинского кризиса с президентом США Бараком Обамой.

Что это – предложение вроде «вернись, я все прощу»? Трудно сказать. Возможно, канцлеру Германии просто потребовалось передать президенту России на словах нечто, решенное на саммите G7, но не подлежащее открытому разглашению? А может, «Железная Фрау» просто желала подтвердить либо опровергнуть для себя лично сложившееся у нее пару месяцев назад впечатление о том, что «Путин живет в какой-то параллельной реальности»?

Интересно, что там же, в Нормандии, присутствовал и новый украинский президент Петр Порошенко. Его пригласил Франсуа Олланд, как утверждается, по настоятельной просьбе Барака Обамы. Дальнейшие события покажут, что последует за всеми этими встречами. Но не исключено, что уже в следующем году, в Германии, где будет происходить очередной саммит, семерка опять превратится в восьмерку. Не обязательно, но и не невозможно.