CША ФИНАНСИРОВАЛИ В УХАНЬСКИЙ ИНСТИТУТ

Вадим ЯРМОЛИНЕЦ

Американское правительство финансировало через организации, входящие в  в систему здравоохранения США, опасные вирусологические исследования в китайских лабораториях. Об этом сказал бывший госсекретарь США Майк Помпео в беседе с журналисткой Барри Вайсс.

Ответ госсекретаря пролил свет на недавнюю беседу сенатора-республиканца Рэнда Пола с советником президента по вопросам здравоохранения доктором Энтони Фаучи. В этом разговоре сенатор Пол задал вопрос знал ли Фаучи о том, что Национальный институт здравоохранения США финансировал Опыты по усилению исследования функции (Gain of Function Research – GoFR) в Вуханьском институте вирусологии. В ходе этих опытов в лабораторных условиях оказывается давление на микроорганизмы, которое вызывает их мутации и  увеличивает их патогенность и трансмиссивность. Ученые проводят эти опыты, чтобы предсказывать появление новых вирусных мутаций и иметь возможность подготовиться к борьбе с ними.

Фаучи ответил, что Национальный институт здравоохранения никогда раньше и теперь не финансировал GoFR в Вуханьском институте вирусологии. Это не совсем так. Национальный институт здравоохранения (НИЗ) предоставил большой грант международной некоммерческой организации EcoHealth, которая финансирует GoFR. Но какая часть этого гранта могла попасть в Вуханьскую лабораторию – неизвестно. Как только мир узнал о пандемии, администрация Трампа немедленно заморозила это финансирование.

Пол спросил Фаучи о финансировании через EcoHealth, и тот признал, что американские вирусологи должны были следить за работой с новыми коронавирусами, понимая их опасность. Известно, что Вуханьский институт располагал самой большой в мире коллекцией коронавирусов летучих мышей. Естественно это привлекало и американских исследователей.

В разговоре Пола и Фаучи прозвучало имя доктора Барика. Кто это? Доктор Ралф С. Барик работал в одной группе с известным  китайским вирусологом доктором Ши Чженли из Вуханьского института. В 2015 году журнал Nature Medicine опубликовал коллективную статью о коронавирусах. Среди авторов статьи Барик и Чженли. В статье шла речь о возможной передаче вируса от летучих мышей человеку.

Пол спросил Фаучи финансировал ли он работу д-ра Барика? Тот ответил, что д-р Барик не занимался GoFR, а если и занимался, то не в Китае, а в университете Северной Каролины, где он занимает должность профессора.

Следующий вопрос сенатора Рэнд Пола я переведу целиком:

«Такие как вы правительственные чиновники, защищающие опыты GoFR, говорят, что мутации вируса редки и не могут быть получены искусственным путем. Но интересно заметить, что д-р Барик разработал технику получения форсированных мутаций посредством нескольких проходов через клеточную культуру, из-за чего эти мутации выглядят природными. Д-р Барик назвал эту технику “no seem” – невидимой…». Николсон Бейкер из журнала «Нью-Йорк» сказал по этому поводу: «Никто не узнает, что вирус был изготовен в лаборатории, а не появился в природе».  

Понятно, что техника GoFR, применяется вирусологами во всем мире и носит чисто научный характер. Ее цель – «изготовление» новых более опасных мутаций вируса. Но этот вирус может быть использован как оружие. Это неизбежно ставит вопрос о том, была ли утечка в Вуханьской лаборатории умышленной или случайной. Если случайной, то следующий вопрос – почему власти Китая не закрыли международное авиасообщение, закрыв внутреннее?

Китайское правительство сделало все возможное, чтобы ликвидировать любые материалы, указывающие на то, чем занималась лаборатория накануне пандемии. К расследованию не были допущены специалисты из других стран, критически относящиеся к официальным заявлениям Пекина.

У конспирологов в ходу мнение, что новый вирус дал возможность нового заработка международным фармацевтическим компаниям, при этом часть нового пирога в равной мере доставалась и китайским, и американским, и европейским участникам «проекта», в жертву которому принесли три миллиона человек.

Но есть еще один вопрос, ответ на который получить легче, чем на вопрос о «мировом фармацевтическом закулисье». Доктор Энтони Фаучи знал об американском финансировании и американском участии в опытах с коронавирусами в Вуханьской лаборатории с 2014-2015 года, а может быть и раньше. Когда США узнали о пандемии, он постоянно находился рядом с президентом Трампом в качестве его главного советника по вопросам вирусологии и эпидемиологии. Видимо, это именно на нем лежит ответственность за тот уверенный и успокоительный тон, который американская администрация взяла с начала пандемии. Какова его квалификация, если он спокойно насаждал мнение о том, что Америке вирус не страшен?

Сейчас, когда история с американским финансированием опытов в китайских лабораториях перестала быть тайной, она неизбежно станет объектом новых журналистских расследований. И доктор Фаучи из национального лекаря может превратиться в виновника трагедии, постигшей эту страну. Заметьте – в последнее время он стал появляться на телеэкране очень редко. В одном из последних своих выступлений он нес совершеннейшую околесицу о том, что пандемия носит чисто расовый характер. Если это так, то ему, наверное, придется отвечать и за то, что черная раса понесла непропорционально большие потери.

Из этой истории следует еще один вывод. Глобализация и слияние экономик стран с различной идеологией ведет к тому, что такие страны как Китай могут начать пользоваться общими научными достижениями в своих национальных и идеологических целях. На наших глазах вирус остановил американскую экономику. Может быть следует более осторожно отбирать лаборатории, которые получают американские гранты?