НАСИЛИЕ В СЕМЬЕ – ЗЕРКАЛО НАСИЛИЯ В ГОСУДАРСТВЕ

Н.Т.

В России есть поговорка: «бьет – значит любит». У кого-то она вызывает ужас, но очень большое количество людей все еще склонно оправдывать так называемой традицией насилие в семье. Консорциум женских неправительственных организаций провел исследование и выяснил, что 66% всех убитых в России за последние десять лет женщин стали жертвами домашнего насилия. Из них 81% убиты их партнерами. При этом в стране даже нет закона о домашнем насилии: его со скрипом заворачивают уже много лет.

Сейчас на выборы в Госдуму выдвигается правозащитница Алена Попова – она была соавтором законопроекта, который группа юристов подготовила для внесения в парламент. Устав бегать за депутатами, Попова и команда экспертов, адвокатов и юристов решили, что необходимо иметь в Думе своего депутата. Некоммерческие организации по помощи пострадавшим от насилия поддержали кандидатуру соавтора законопроекта Алены Поповой.

Мы с ней побеседовали о том, каково избираться в России оппозиционному кандидату, как она ведет кампанию, почему закон о домашнем насилии надо было принять еще 7 лет назад и почему сейчас крайне важно его вынести на чтения в Государственную Думу именно в идеальной редакции, сформулированной командой адвокатов.

В российском парламенте прошлых созывов закон постоянно прятали под сукно и откладывали в долгий ящик. За последние 10 лет 40 раз вносились в Думу разные варианты законопроекта о домашнем насилии, но ни один из них не был вынесен на Пленарные заседания. Почему Вы уверены, что у Вас получится внести его в комитет и на Пленарные заседания, если Вы станете депутатом?

– Мы всей командой в этом абсолютно уверены, потому что не существует никакой причины, чтобы мы сделали даже шаг назад в своей борьбе за защиту пострадавших от насилия. Мы за эти 7 лет беготни за депутатами в Госдуме поняли, какие инструменты работают, как стоит законопроект двигать в самой ГосДуме. Единственное, что сейчас важно, чтобы у нас как у соавторов законопроекта был мандат. Почему? Когда мы вносили законопроект через депутата, то мы сразу теряли связь с текстом законопроекта, потому что депутат по нашим законам – это субъект законодательной инициативы, а не мы. А наше главное опасение – это как раз урезание текста, изменение законопроекта в сторону его ухудшения для пострадавших. Если у нас есть наш мандат, то тогда мы и влияем на сам текст, можем отстаивать в Думе именно наши формулировки, биться за его внесение уже напрямую, а не через других депутатов.

– Расскажите, что за история Маргариты Грачевой? 

— Это шокирующий случай, который попал в СМИ. Муж угрожал жене, избивал ее, порвал ей паспорт, она жаловалась в полицию, но участковый лишь опросил супругов – вместе больше не живут, общаются из-за детей. А в один из дней муж увез Маргариту в лес, где отрубил ей кисти обеих рук, крича, что если она не будет принадлежать ему – будет жить инвалидом. Он готовился к преступлению: изучил вопрос, перетянул руки жгутами, чтобы она не умерла от потери крови, он хотел именно наказать ее – он сам отвез ее в больницу и выбросил на пороге. Одну руку Маргарите удалось собрать буквально по лоскутам, вместо второй у нее протез.

Девушкам часто говорят «сама виновата», но в данной истории факт сопротивления налицо – они разъехались, в полицию заявление было подано. Если бы у Маргариты был охранный ордер, а у агрессора – браслет, он бы не чувствовал себя безнаказанным, не смог бы Риту похитить, не смог бы ее истязать, не смог бы сделать то, что он сделал. Остается только в ужасе воображать, что пережила Маргарита в этом лесу, как она мысленно попрощалась с двумя детьми, когда их отец около десяти раз бил ее по рукам топором. Рита сейчас – мое доверенное лицо кампании. Она много сделала для продвижения закона о домашнем насилии. И она – сильнейшая личность, невероятный пример воли, меняющей реальность. Но вообще наше государство обязано было Риту защитить, а не ставить ее на грань жизни и смерти.

– Почему в России так упорно сопротивляются этому закону? Ведь очевидно, что домашнее насилие – зло? 

– Я думаю, что любое насилие – это скрепа системы: насилие в семье – зеркало насилия в государстве, кулак в семье – это кулак государства. Попытка отстоять право на насилие в семье каким-то образом коррелируется с претензией государства на возможность применения насилия к своим гражданам. Это замкнутый круг: мы даем вам право на насилие в семье, а вы даете нам право на насилие со стороны государства.

Поэтому в нашей инициативе охранители видят угрозу самой системе, а по нам танком едут везде, где мы появляемся. Мне, например, на этих выборах сожгли машину. Это совпало с поток угроз «резать мою семью’ со стороны такой экстремистской организованной группы радикалов под названием «Мужское государство».

Сотни заявлений подают уже несколько лет пострадавшие женщины, которым эта группировка угрожает, которых преследует, чьи данные незаконно распространяет в сети, но правоохранители упорно закрывают глаза на все происходящее. Из-за чего у этой группы лиц возник флер безнаказанности. И сегодня они могут жечь машину, а завтра – убивать. Все это и есть попустительство насилию и особенно насилию над женщинами.

– Что еще входит в вашу программу? Это для вас новые темы? 

– У нас довольно большая и хорошо проработанная социальная программа. На самом деле, это все для меня не новое. Ведь в чем лежит корень домашнего насилия? В бедности (в России более 21 млн человек проживают за чертой бедности, 67 % из них – это женщины с детьми, 12 млн детей проживают за чертой бедности); в алкоголе (у нас в стране водка продается по цене шоколадки); в плохой работе полиции.

Например, несколько месяцев назад полиция не выехала на вызов соседей Веры Пехлетевой, которую несколько часов истязал (бил, резал) ее бывший молодой человек. 1,5 часа соседи вызывали полицию, но в итоге полиция не отреагировала, а когда соседи сами выломали дверь, они нашли тело Веры, задушенное шнуром от утюга. Сейчас я скажу самое адское: эти полицейские, которые не приехали на вызов, до сих пор работают в полиции. Я на связи с мамой Веры. И это все, конечно, за гранью добра и зла.

Мы предлагаем ввести ответственность за нереагирование полиции на сообщения о преступлениях – это очень больная тема в нашей стране. Кроме того, я уже много лет занимаюсь разработкой и продвижением закона о фудшеринге: чтобы супермаркеты передавали нераспроданную еду с истекающим сроком годности (то есть, пока срок еще не истек) людям, которым не хватает денег на питание (это 8% населения России). Сегодня они вынуждены ее уничтожать. Более 700 000 тонн еды производители еды ежегодно именно уничтожают.

Около нашего штаба, например, есть магазин, который каждый вечер выбрасывает еду в помойку, а прекрасная женщина Галина (она великолепно говорить по-немецки, очень интеллигентная, но ей не хватает денег на еду) вынуждена забирать эту еду из помойки. Почему? Ведь она могла бы получить эту еду прямо из магазина, из фудбанка, но не из помойки. И, знаете, когда в Думе был наш круглый стол на эту тему, мне депутаты говорили (такие холеные и довольные жизнью): Алена, это плохая идея, наш народ любит халяву, если Вы начнете раздавать людям еду, то экономика рухнет. Это их цитата обобщенная. У меня не хватает слов, чтобы прокомментировать такое отношение депутатов к людям и к борьбе с бедностью. Напомню, что при этом Россия – одна из лидеров по росту количества долларовых миллиардеров.

Если вернуться к программе – я собираюсь бороться за отмену ряда репрессивных законов, которые были приняты в последние годы – об обнулении президентских сроков, об иностранных агентах, о посадках за репосты. Прямо есть целый пул законов, которые превращают страну в концлагерь.

– Не секрет, что оппозиции в России приходится непросто. Как проходит ваша кампания?

– Несмотря на то, что нам не дают вешать билборды и препятствуют в установке кубов, мы ведем активную кампанию. Конечно, в России низкий уровень доверия к политике в принципе – и с этим тоже надо бороться. У меня большой штаб единомышленников. Я абсолютно каждый день провожу в округе, общаюсь с людьми, мы разговариваем, я объясняю нашу позицию, я вижу большой отклик, запрос на защиту от насилия и запрос на реальную юридическую экспертизу.

Большой плюс, что я и наша команда – практикующие юристы. Мы ведем кампанию только на массовые сборы, люди со всей страны присылают нам пожертвования и пишут такие невероятные сообщения поддержки. Например, сегодня утром девушка из Новосибирска прислала нам 10 000 рублей со словами: «Дорогая Алена, дорогая команда Алены, только ради нашей победы я пока держусь и верю, что появится закон, который сможет меня защитить от моего мужа-тирана».

А сейчас я выложила в свой инстаграм текст от другой девушки, которая описала, как мы с ней встретились в редакции одной газеты в 2014 году: «Здравствуйте, Алена! У Вас все обязательно получится. Я почему-то непоколебимо в этом уверена. Правда за Вами. А правда – это сила. И спасибо. Году эдак в 2014 вы приходили в редакцию одной городской газеты. и рассказывали про проблемы домашнего насилия. В нескольких метрах от Вас сидела девушка. С замазанными следами пальцев на лице. В тот момент она впервые подумала, что то, что с ней происходит, ненормально. До выхода из насильственных отношений было еще полгода. Но Вы стали первым человеком, кто открыл мне глаза. Я Ваш подписчик с того дня. И я верю Вам и в Вас».

Вот именно такие: сильные, яркие люди с нами. И мы должны все вместе уложить зло на лопатки. И победить. Ради всех нас. И я в это сама и вся наша команда очень верим.

Справка: Алена Попова – кандидат в депутаты Госдумы от партии Яблоко проходит по Преображенскому избирательному округу N205, к которому приписаны российские граждане, проживающие в штатах консульского округа Генконсульства в Хьюстоне. Ее конкуренты: Анатолий Вассерман (самовыдвиженец), Юлия Гладкова (РПСС), Вячеслав Демченко (Новые люди), Надежда Загордан  (Зеленая альтернатива), Никита Ищенко (Гражданская платформа), Наталья Корягина (Партия роста), Марина Костычева (Родина), Антон Медведев (ЛДРП), Сергей Обухов (КПРФ), Ярослав Сидоров (Коммунисты России).