СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ У ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ УРНЫ

Ассоль Кавторина

У входа в здание
Сергей Парсегов член счетной комиссии

Ходила в воскресенье голосовать.  Не хотела, честно говоря, но ходила.

Как-то неудобно мне было не пойти. И даже не перед теми друзьми-приятелями, кто звонил и спрашивал: «Ну что, голосовать идешь? Когда? Увидимся там?», а перед самой собой, – той наивной девчонкой, которая тридцать с гаком лет назад, в марте восемьдесят девятого, шесть часов месила снег с грязью на площади подмосковного Зеленограда, стояла в очереди, чтобы попасть на избирательный участок и проголосовать за Гдляна. Тогда казалось, что придут к власти новые, честные люди, и вся наша жизнь изменится. Для меня это было жизненно важно. Я была беременна и одержима идеей, чтобы моя дочь жила в другой, новой, честной, справедливой России.

Гдляна избрали. Жизнь менялась, но совсем не туда, куда хотелось бы. Долго ли коротко ли, как говорится в сказках, но мы уехали… Дочери мои выросли в Америке, и я исправно здесь голосую, потому что все еще одержима идеей, чтобы мои дети и внуки жили в честной, гуманной и справедливой стране. Вот такая я старомодная женщина.

Наблюдатель Катя Кузнецова

За всю мою американскую жизнь я впервые участвовала в российских выборах. Сразу скажу, что нас там таких было немного. Я проголосовала в час дня и поинтересовалась, сколько народу уже воспользовались своим избирательным правом. Сотрудники консульства любезно сверили свои регистрационные книги и ответили: 75 человек. При всех моих сомнениях голосовать или не голосовать такой низкой явки не ожидала даже я.

Не будем задаваться вопросом, почему люди не голосуют. На то есть сотни причин: воскресенье, жара, ковид, «от этих выборов ничего не зависит», «голоса все равно посчитают, как им выгодно», «а есть ли у нас моральное право решать, как жить людям в России» и так далее и тому подобное. Гораздо интереснее спросить, почему люди, живущие так далеко от России, все-таки голосуют, что я и сделала.

На подъезде к зданию консульства развевались российские флаги и пестрели знаки политической агитации на газонах по обеим сторонам улицы. Из окна машины было не очень видно, за кого агитация, поэтому, припарковавшись, я подошла поближе. Агитация оказалась вовсе не за, а против. Читатели и сами понимают, против кого. Вообще все эти выборы были построены на волеизъявлении против определенных партий и сил. Одна моя приятельница поделилась со мной в соцсетях пространной инструкцией о том, что голосовать надо за кого угодно, хоть за КПРФ, но только чтоб меньше мест досталось «Единой России». Да, подумалось мне тогда, достали единороссы народ, если либеральная интеллигенция готова и за коммунистов голосовать. А что поделаешь? Все равно «Единая Россия» победит, так хоть пару-тройку мест отвоевать.

У входа в здание

– Я вот спросить хотела, – поинтересовалась я у группы людей в белых футболках с логотипом «Хьюстон экзитпол», – что вас побудило провести свой выходной день здесь, на жаре?

– Мы просим выходящих с избирательного участка людей анонимно ответить на вопросы, как они голосовали, чтобы потом сравнить с результатами консульства. Я, например, сюда из Колорадо приехала, чтобы проголосовать, – поделилась одна из активисток.

– А побудила меня к этому злость на то, что творится в России, – добавила другая молодая женщина. – Я считаю, что люди в России заслуживают лучшей жизни, лучшего будущего. Я сама недавно оттуда. Я знаю.

Группа активистов на улице

Я оставила активистам экзитпола номер своего телефона и попросила дать знать, совпадут ли их результаты с результатами консульства. Активисты любезно согласились и связали меня с Катей Кузнецовой, активисткой, организатором акции протеста в защиту Навального и одной из лидеров нашего техасского движения за честные выборы. Кстати, именно от Кати я и узнала о предстоящих выборах, за что ей большое человеческое спасибо, как и за все то, что она делает для русскоязычной общины, поднимая нас на акции и протесты.

– Скажи мне, Катя, только честно, зачем тебе все это? – спросила я. – Ты давно здесь живешь, прекрасно состоялась и реализовалась в американском обществе. Обратно, скорее всего, не собираешься. Неужели тебя настолько волнует ситуация в России, чтобы тратить время и силы на организацию акций и вдохновление народа на голосование?

– Для меня переломным пунктом стала ситуация с Навальным. Мы организовали акцию протеста, и пришло довольно много молодежи из тех, кто недавно приехал из России. Им не все равно. И это вселяет надежду на перемены. У всех нас там остались друзья, родные, за которых болит душа. Понятно, что все наши усилия здесь – это маленькая песчинка, но со временем количество этих песчинок перевесит, и в России что-то начнет меняться.

– Легко ли было добиться, чтобы ваших наблюдателей допустили в консульство?

– Нет, не легко. Нас, конечно, с полицией никто из консульства не выпроваживал, но побороться за свои права пришлось. То бумаг каких-то не хватало, то печатей. Но мы своего добились.

– А вы думаете, что результаты могут быть искажены? Зачем? Такая низкая явка, что подтасовывать что бы то ни было просто бессмысленно. Да и сдается мне, что дипломаты к русской диаспоре в Техасе относятся вполне уважительно. Вот я появилась на выборах без всякого предупреждения, попросила разрешения задать пару вопросов, и консул меня принял и на вопросы ответил. А имел, между прочим, полное право и не принимать.

– Я не думаю, что результаты будут искажены. Но мы осуществляем свое легальное право.

– А как ты думаешь, есть ли у нас моральное право участвовать в российских выборах? Мы свой выбор давно сделали, и мы там не живем.

– Это каждый решает для себя сам.

Какой процент российских граждан решил воспользоваться своим легальным правом и проголосовать, мы узнаем только после выборов. А пока я пишу эту заметку, мои соотечественники идут и голосуют. И я не спрашиваю их, за кого, поскольку и так знаю. Неважно, за кого они голосуют, а важно против кого. Важно, что им будущее России не до лампочки. Раз они идут голосовать, значит они надеются и верят. А по вере нашей и отмерено будет нам…

Я безмерно благодарна всем моим знакомым и незнакомым людям, к которым я приставала с расспросами, почему они голосуют, а люди не высылали меня, а отвечали всерьёз, пространно и искренне. Ведь это трудный и неприятный вопрос. Мы знаем, что те, за кого мы голосуем, не пройдут, однако, упрямо идем и ставим галочку в квадрате против их имён. Что нами движет?

– Порядочные люди должны голосовать, – сказала мне моя подруга Вика Остин. – А как же иначе? Знаешь, там подросла потрясающая молодежь. Они уже росли при интернете, при свободе путешествовать. Думаю, они ни за что не захотят этой свободой пожертвовать. И мы должны голосовать ради них. У меня отец и тетя погибли в Луганске, и я ничего, ничего не могла отсюда сделать. Никак невозможно было поехать и вывезти их. Страшное чувство бессилия… А когда голосуешь, ты как бы защищаешь тех, кто там.

Мне очень понравилась идея, что порядочные люди должны голосовать. Я верю в то, что порядочные люди и есть сдерживающий механизм любой власти. И пока порядочные люди будут голосовать, протестовать и не бояться выражать любой власти свои недовольства её действиями, в мире будет сохраняться хотя бы надежда на баланс сил.

Мне хотелось бы поблагодарить не только граждан России, пришедших на выборы, но и сотрудников консульства Российской Федерации в Хьюстоне за то, как четко и эффективно эти выборы были организованы. Наше консульство, в котором не хватает, по словам генерального консула Захарова, трети сотрудников, обслуживает очень много штатов. Раньше они организовывали выездные сессии во время выборов, но в этом году из-за пандемии они на подобные действия разрешения от местных властей не получили. Людей в консульстве не хватает, поскольку, отслужив трехлетний срок, сотрудники должны покидать США, а новым не дают въездных виз из-за пандемии и осложнившихся международных отношений. Консульство переживает сейчас нелегкие времена. Мне кажется, что было бы неплохо их как-то поддержать.

Ведь мы же хотим прийти на следующие выборы, не правда ли?

Справка: 4 активиста из Хьюстона наблюдали за проведением голосования в стенах консульства. Сергей Парсегов входил от наблюдателей в счетную комиссию. Добровольцы на улице опрашивали проголосовавших на выходе.

Результаты голосования по одномандатному округу:

Сергей Обухов (КПРФ) – 89 голосов; Алена Попова («Яблоко») – 23; Анатолий Вассерман (самовыдвиженец) – 19. Остальные кандидаты набрали от нуля до 5 голосов.

По партийному голосованию:

КПРФ – 85 голосов; «Яблоко» – 21; «Единая Россия» – 20; «Справедливая Россия» – 12; ЛДПР – 9; «Новые люди» – 7; остальные партии набрали от нуля до 5 голосов.

Как видно из приведенных данных, избиратели решили последовать совету «умного голосования», разработанного командой Навального, чтобы не распылять голоса, а  отдать их самому сильному противнику партии «Единая Россия».