ЗАПАД В ОПАСНОСТИ

РЕЧЬ МИЛЕЯ В ДАВОСЕ

С 15 по 19 январе в швейцарском Давосе прошел Всемирный экономический форум, где выступил недавно избранный президент Аргентины Хавьер Милей.  Приводим его речь в сокращении.

Я здесь сегодня, чтобы сказать вам, что Запад в опасности, в опасности потому, что те, кто должен защищать ценности Запада, захвачены видением мира, которое неумолимо – ведет к социализму и, следовательно, к бедности.

К сожалению, в последние десятилетия, одни движимые благородным желанием помочь ближнему, а другие – желанием принадлежать к привилегированной касте, ведущие западные политики отказались от концепции свободы ради различных версий того, что мы называем коллективизмом.

Мы здесь, чтобы сказать вам, что коллективистские эксперименты – не решение проблем, от которых страдают граждане мира, но, наоборот, их причина. Поверьте, никто не знает это лучше, чем мы, аргентинцы.

Мы приняли концепцию свободы в 1860 году, и за 35 лет превратились в ведущую мировую державу, но в последние 100 лет мы, раскрыв объятия коллективизму, наблюдаем, как наши граждане систематически беднели и уже скатились на 140-е место в мире.

Если посмотреть на ВВП на душу населения с 1800 года до наших дней, то мы увидим, что после промышленной революции мировой ВВП на душу населения вырос более чем в 15 раз, породив взрывной рост богатства, благодаря которому 90 процентов населения мира вырвались из нищеты.

Мы никогда не должны забывать, что к 1800 году около 95% населения Земли жило в крайней нищете, а к 2020 году, предшествовавшему пандемии, это число сократилось до 5%.

Как же получается, что научные круги, международные организации, политика и экономическая теория демонизируют экономическую систему, которая не только вывела 90 % населения планеты из крайней нищеты и делает это все быстрее и быстрее, но и является справедливой и более моральной?

Благодаря капитализму и свободному предпринимательству мир сегодня лучше, чем когда-либо прежде. За всю историю человечества не было времени большего процветания, чем то, в котором мы живем.

Это верно для всех, но особенно верно для стран, которые более свободны, где уважают экономическую свободу и частную собственность.

Потому что более свободные страны в 8 раз богаче репрессивных, самый низкий дециль распределения свободных стран живет лучше, чем 90 % населения репрессивных, в них в 25 раз меньше людей, живущих в состоянии бедности, и в 50 раз меньше людей в состоянии крайней нищеты, и в довершение всего граждане свободных стран живут на 25 % дольше, чем граждане репрессивных.

Но если капитализм, свободное предпринимательство и экономическая свобода стали небывало эффективными инструментами, искореняющими бедность во всём мире, и сегодня мы переживаем лучший момент в истории человечества, то почему же я говорю, что Запад в опасности?

Я говорю, что Запад в опасности именно потому, что в тех странах, где мы должны защищать ценности свободного рынка, частной собственности и другие либертарианские институты, представители политического и экономического истеблишмента – одни из-за ошибочных теоретических концепций, другие из стремления к власти – подрывают основы свободного рынка, открывая путь к социализму и потенциально обрекая нас на бедность, несчастье и стагнацию.

Ибо никогда не следует забывать, что социализм всегда и везде был явлением, приводящим к обнищанию, и потерпел неудачу во всех странах, где его пытались применить. Это был экономический провал. Это был социальный провал. Это был культурный провал. И он погубил более 100 миллионов человеческих жизней.

Основная проблема Запада сегодня заключается в том, что мы должны противостоять не только тем, кто даже после падения Стены и неопровержимых эмпирических данных продолжает отстаивать приводящий к обнищанию социализм, но и нашим собственным лидерам, мыслителям и ученым, которые, руководствуясь ошибочной теоретической концепцией, подрывают основы системы, обеспечившей нам величайший рост богатства и процветания в нашей истории.

Перед лицом теоретической демонстрации того, что государственное вмешательство вредно, и эмпирических доказательств того, что оно провалилось — поскольку иначе и быть не могло, — коллективисты будут предлагать не больше свободы, а больше регулирования, порождая нисходящую регуляторную спираль, пока мы все не обеднеем, и жизнь каждого из нас будет зависеть от бюрократа, сидящего в шикарном офисе.

Первым из этих новых сражений стала нелепая и противоестественная борьба между мужчинами и женщинами.

Либертарианство уже установило равенство между полами. Фундаментальный камень нашего вероучения гласит, что все люди созданы равными, что все мы обладаем одними и теми же неотъемлемыми правами, дарованными нам Творцом, среди которых жизнь, свобода и собственность.

Единственное, к чему привела повестка радикального феминизма, — увеличение вмешательства государства в экономический процесс, предоставление работы бюрократам, которые не вносят никакого вклада в общество, будь то в виде министерств по делам женщин или международных организаций, занимающихся продвижением этой повестки.

Еще один конфликт, который поднимают социалисты, — конфликт человека с природой. Они утверждают, что люди наносят ущерб планете и что ее нужно защищать любой ценой, заходя настолько далеко, что выступают за механизмы контроля численности населения или кровавую программу абортов.

К сожалению, эти вредные идеи проникли в наше общество. Неомарксистам удалось кооптировать здравый смысл Запада. Они добились этого путем захвата средств массовой информации, культуры, университетов и, да, международных организаций. Последний случай, пожалуй, самый серьезный, потому что это институты, которые оказывают огромное влияние на политические и экономические решения стран, входящих в эти многосторонние организации.

К счастью, все больше и больше людей осмеливаются высказывать свое мнение. Потому что мы видим, что если не противостоять этим идеям, то единственная возможная судьба — это все большее огосударствление, все большее регулирование, все больший социализм, все большая бедность, все меньшая свобода и, как следствие, снижение уровня жизни.

Запад, к сожалению, уже начал идти по этому пути. Я знаю, что для многих может показаться смешным утверждение, что Запад повернул к социализму. Но это смешно лишь в той мере, в какой можно ограничиться традиционным экономическим определением социализма, гласящим, что это экономическая система, в которой государство владеет средствами производства.

Для нас это определение должно быть обновлено в соответствии с современными обстоятельствами. Сегодня государству не нужно напрямую контролировать средства производства, чтобы контролировать каждый аспект человеческой жизи.

С помощью таких инструментов, как денежная эмиссия, задолженность, субсидии, контроль процентных ставок, контроль цен и регулирование для исправления предполагаемых «провалов рынка», они могут контролировать судьбы миллионов людей.

Таким образом, мы приходим к тому, что под разными названиями и в разных формах большинство общепринятых политических программ, предлагающихся населению в большинстве западных стран, представляют собой коллективистские варианты. Независимо от того, объявляют ли они себя открыто коммунистами, фашистами, нацистами, социалистами, социал-демократами, националистами, социалистами, демократами, христианами, кейнсианцами, неокейнсианцами, прогрессистами, популистами, националистами или глобалистами.

По сути, между ними нет никаких существенных различий: все они утверждают, что государство должно управлять всеми аспектами жизни людей. Все они отстаивают модель, противоречащую той, которая привела человечество к самому впечатляющему прогрессу в его истории.

Сегодня мы собрались здесь, чтобы предложить другим странам Запада вернуться на путь процветания. Экономическая свобода, ограниченное правительство и неограниченное уважение к частной собственности являются важнейшими элементами экономического роста.

Феномен обнищания, порожденный коллективизмом — не фантазия. И не фатализм. Это реальность, которую мы, аргентинцы, хорошо знаем уже как минимум 100 лет.

Потому что мы это уже пережили. Мы прошли через это. Как я уже говорил, с тех пор как мы решили отказаться от концепции свободы, которая сделала нас богатыми, мы попали в ловушку нисходящей спирали, где мы становимся беднее с каждым днем.

Это действительно так: мы уже живем в этом мире. Мы здесь, чтобы предупредить вас о том, что может произойти, если страны Запада, разбогатевшие благодаря модели свободы, продолжат идти по этой дороге и рабству.

Аргентинский пример – это эмпирическая демонстрация того, что неважно, насколько вы богаты, сколько у вас природных ресурсов, насколько квалифицировано население, насколько оно образованно, сколько золотых слитков в казне центрального банка.

Если вы принимаете меры, препятствующие свободному функционированию рынков, свободной конкуренции, свободной системе цен, если вы препятствуете торговле, если вы посягаете на частную собственность, единственный возможный путь — нищета.

В заключение я хотел бы обратиться ко всем присутствующим здесь бизнесменам и тем, кто наблюдает за нами со всех уголков планеты.

Не позволяйте запугать себя политической касте или паразитам, живущим за счет государства. Не сдавайтесь политическому классу, который хочет лишь увековечить свою власть и сохранить свои привилегии.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*