ЗАМЕТКИ ПУТЕШЕСТВЕННИЦЫ ВОКРУГ СВЕТА

Ирина Сидоренко

5 мая 2017 года я села в машину, посадила рядом свою преданную попутчицу собаку Грету и умчалась из Москвы. Умчалась, чтобы совершить путешествие, о котором мечтала много лет. За 2,5 года я проехала 122 тысячи километров и посетила 65 стран Европы, Африки и Азии. Сейчас я нахожусь в Хьюстоне, вместе с Гретой мы ждем, когда через океан на грузовом корабле будет доставлена моя машина.

Фактически процесс подготовки к кругосветному путешествию занял четыре месяца, но морально я больше года настраивалась, тестировала автомобиль и собаку, как они будут вести себя в дальних поездках. Но даже при самой тщательной подготовке невозможно все предусмотреть. В дороге встречается много непредвиденных ситуаций и приходится на месте принимать решения, зачастую нестандартные.

Конечно, сбор документов, оборудования, и сама подготовка – ресурсозатратное дело, требует много сил, времени, денег и концентрации. Не все складывалось именно так, как я хотела, расходы на порядок превысили первоначальный бюджет, но подготовка шла своим чередом. Да, я пробовала найти спонсоров и партнеров, в лучшем случае ответом было молчание, в худшем – насмешливый отказ. Основной посыл был примерно такой: ну, ты ж не Федор Конюхов, как нам на этом заработать? Ну, тебя ж не показывают и не снимают федеральные каналы? Я рада, что так сложилось. Потому что иначе это было бы не мое путешествие, а отработка спонсорских пакетов.

Я выехала из Москвы, имея на руках $1000 от компании «РегионСервис» и два договора на оплату публикаций моих путевых заметок на сайте Forbes.ru и в журнале «Кузбасс 21 век». Часть средств я зарабатываю в дороге как журналист, колумнист и блогер. Но это незначительный доход по сравнению с расходами, которые необходимы в путешествии моего формата. В основном мне помогают близкие, друзья и совершенно незнакомые люди, узнавшие о проекте #сГретойВокругСвета из соцсетей или в СМИ. Кругосветное путешествие – мечта многих, но не каждый готов решиться поехать сам. Я расцениваю помощь моих друзей как своего рода приобщение, участие в исполнении этой мечты. Ведь если у меня получится, то и у других есть шанс. Я в это искренне верю и радуюсь, когда слышу, что мой личный пример вдохновил других отправиться в путешествие или решиться на то, что откладывал много лет. И таких примеров я вижу все больше и больше. Особенно приятно, когда люди пишут тебе об этом и делятся своими успехами.

Я не знаю, сколько еще времени продлится мое путешествие и удастся ли совершить задуманное в полной мере. Я посвятила его моему дому, которого у меня нет. Как-то не складывалось, странным образом. Все, что я считала своим родным домом, исчезало. Навсегда. Родительский дом сгорел при пожаре, и на его месте сейчас растет полынь. Свой семейный очаг мне не удалось сохранить, а построить или приобрести новый не получилось. В какой-то момент я поняла, что мой дом – там, где я сейчас. И если это так, что мне мешает чувствовать себя как дома там, где я сейчас? И что мне мешает быть сейчас там, где может быть мой дом?

Наверное, это действительно не женское дело – оставить все и уехать. Одна, с собакой, за рулем автомобиля… Но я отправилась в это путешествие в женском состоянии, намерена пройти его в

женственном контексте. Жизнь научила меня не продавливать пространство, людей, события, а двигаться в потоке. Именно так я и передвигаюсь по дорогам мира.

Несколько коротких историй из моего путешествия.

Турция-Израиль. Первая большая неудача

После путешествия по Кавказу и Турции стояла задача перебраться в Африку. Паром Турция-Египет отменили из-за политических неурядиц, поэтому я решила поехать в Египет через Израиль. В портовом Мерсине зашла в первую открытую дверь и спросила, могу ли я в ближайшее время добраться до израильской Хайфы. Вся история с переговорами заняла не более часа. Так легко? Мне казалось это неправдоподобным. Впоследствии мои сомнения подтвердились. Нас не пропустили в Израиль по банальной причине: сотрудникам таможни не понравились ветеринарные документы на мою собаку. Ветеринарный сертификат должен быть выдан не позднее, чем за 10 дней до прибытия в страну. Даже если мчаться из Москвы до Мерсина без остановок, а потом еще два-три дня по морю, с учетом времени на погрузку/разгрузку и очереди на стоянку в порту – это из области фантастики. «Вы сами можете посетить Израиль, но в порту нет места для передержки собаки», – таков был окончательный вердикт таможенной службы. Пришлось вернуться на этот же корабль и плыть обратно в Турцию.

Русская «Калинка» в Сенегале

Я остановилась в случайном месте, уже в сумерках, чтобы полюбоваться на полную луну. Вдруг услышала звуки настраиваемых инструментов и сильный мужской голос, говорящий в микрофон. Где-то рядом явно готовились к концерту. И тут голос запел. Откуда он доносился, можно было только догадываться, потому что никаких признаков жизни с дороги не просматривалось. Я пошла на голос из любопытства. В двух шагах оказалась деревня, и там был настоящий праздник. Все произошло, как в кино, когда ты из одной реальности моментально попадаешь в другую. На импровизированной сцене в центре деревни играли музыканты, высокий сенегалец с сильным голосом солировал, а вокруг него люди кружились в танце. Для участников действа я тоже появилась из ниоткуда, они тут же окружили меня, кольцо танцующих сжималось и становилось все плотнее. А потом вдруг музыка остановилась и образовался большой круг. У меня в руках оказался микрофон. Минутное замешательство – что делать? И я запела русскую «Калинку». Музыканты тут же подхватили несложный мотив, добавив в него африканские нотки, а стоящие хороводом люди принялись задорно притопывать и прихлопывать в такт.

Нападение в Гвинее

После четырех дней езды по жестоким грунтовкам я честно собиралась сделать паузу в столице Гвинеи, Конакри. Но вселенная решила по-другому и подкинула мне забастовку в Боке. Я попала в самый эпицентр. Я много раз видела такое в кино, читала в книгах и в газетах. Признаюсь, и сейчас это происходило, как в кинофильме. Будто и не со мной вовсе. Или со мной, но на экране кинозала, а я играю там роль российской туристки, попавшей в круговорот бурных событий, всколыхнувших относительно спокойный регион Западной Африки. Я резко нажала педаль тормоза, когда увидела обезумевшую молодежь с палками и камнями. Подростки 14-17 лет летели навстречу внезапной добыче, окружили, стали дергать ручки заблокированных дверей. Неудачные попытки открыть машину взбудоражили разъяренную толпу еще сильнее, в стекла полетели булыжники. Банда разбойников схватила все, что им бросилось в глаза в салоне, и скрылась, вероятно, делить добычу.

Бездорожье в Сьерра-Леоне

В сезон дождей обильные осадки размывают дороги, а большегрузы разбивают их в пух и прах. 44 километра до границы с Либерией оказались адовыми, и по сравнению с ними гвинейское бездорожье может показаться прекрасным скоростным шоссе. Почти сразу автомобиль забуксовал. Меня вытолкнули мотоциклисты. Один из них, Хасан, сел за руль и проехал этот самый сложный участок на моей Элантре. И дальше, вплоть до границы с Либерией, я сидела на заднем сидении с Гретой, а он пробирался через ямы, лужи, грязь и прочие радости внедорожья сезона дождей в Африке, ходил в разведку и изучал глубину двадцатиметровых луж и прощупывал ногами их дно, чтобы колеса машины не попали на камни под водой.

Мы застревали еще несколько раз, но я смирно ожидала в машине, а Хасан сам договаривался и организовывал схемы спасения, нас опять вытаскивали с помощью троса, один раз под ливнем, но к пяти часам вечера мы уже были на границе, потеряв колесо. Сама бы я ни за что не смогла проехать. А если бы и смогла, то не раньше чем через пару-тройку дней.

Баррикады в Нигерии

В небольшой деревне я попала в странную пробку. Впереди тихо-тихо идет бульдозер. Объехать его невозможно – справа и слева сплошь ямы и рытвины, сзади поджимает большегруз. Нервничаю, тихо возмущаюсь, но плетусь потихоньку. Бульдозер приостанавливается – дорога впереди перегорожена бревнами, местная молодежь тормозит проходящие мимо машины и собирает дань за проезд по деревне.

Только бульдозер большой и тяжелый все равно пройдет через баррикады, а потому дорогу пришлось быстро освободить и пропустить с миром грозную технику. Грузовик, следовавший за мной впритык, даже не успел притормозить. Мой маленький седан мог бы стать источником добычи «разбойников на дороге», но затесался между двумя великанами и проскочил мимо с ними заодно. Вот так едешь и не знаешь, где тебе бог соломку подстелет, а где на руки возьмет и пронесет через препятствие. Сиди и не ворчи, говорю себе, вспоминая свое раздражение из-за идущего передо мной тихохода.

Слоны в Ботсване

Кемпинг по-африкански – это когда ты заходишь в душ, а мимо проходит… слон. Ты стоишь, разинув рот, потому что картина как в кинотеатре на большом экране: обзорная кабина с видом на слонов! Сначала я подумала, что у меня галлюцинации. Но слон оказался вполне реальным. Утром он вновь пришел на водопой к озеру, на берегах которого стоит кемпинг.

Ботсвана – первая страна в Африке, где я встретила слонов, прогуливающихся в естественной среде обитания просто так, а не в заповеднике или не в национальном парке. Это тот самый случай, когда предупреждающий знак «осторожно, слоны» никакой не розыгрыш, а самая что ни на есть правда. На трассе, где разрешенная скорость 120 километров в час, они могут разгуливать не торопясь и совсем не обращать внимания на проезжающие автомобили, ну прямо как коровы в деревнях где-нибудь в российской глубинке.

Встреча с Ириной Сидоренко состоится 14 января в 7:30 вечера в Русском культурном центре «Наш Техас». Вход свободный.

Ирина Сидоренко

#сГретойВокругСвета

@sgretoyvokrugsveta

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*