КОРОТКИЕ РАССКАЗЫ

Владимир Листенгартен

Паспорт

Изольда относилась к той категории женщин, которые всегда опаздывают. И хотя она знала, что для регистрации на международные авиарейсы необходимо прибыть в аэропорт не позднее чем за 2-3 часа, она приехала в международный аэропорт Хьюстона меньше чем за час до вылета.

К счастью, регистрация пассажиров еще не закончилась. Таких, как она, оказалось немало – на регистрацию стояла очередь, времени оставалось мало, все пассажиры нервничали, а работники авиакомпании торопились.

Изольда сдала чемодан в багаж, получила посадочный талон и вскоре уже подымалась на эскалаторе на второй этаж, где находились выходы на посадку.
В самолете она быстро уснула. Ее разбудила стюардесса, разносившая еду. Изольда поела, немного почитала захваченную с собой книгу и снова уснула.

И вот уже аэропорт Франкфурта. Тому, кто попадает сюда в первый раз, нелегко. Аэропорт очень большой, отыскать что-либо трудно. Надо подыматься на эскалаторах, снова спускаться. Изольда выяснила, что для посадки на рейс до Баден-Бадена, куда она летела, необходимо первым делом выйти из международной зоны. На выходе из этой зоны надо пройти паспортный контроль. Хотя виз для поездок в Европу гражданам Америки и не требуется, но полагается предъявить свой паспорт, в который ставят печать о въезде в Германию.

Здесь тоже была очередь, но вскоре Изольда уже протягивала паспорт пограничнику. Тот посмотрел в паспорт и сказал по-английски:
– Что вы мне даете, это же паспорт мужчины!

Изольда взяла паспорт и с удивлением увидела, что пограничник прав: на нее с фотокарточки смотрел парень 17-18 лет. Изольда была в растерянности. Она отошла в сторону, прислонилась к стене и стала думать, что же произошло. По-видимому, ей где-то, вероятно при регистрации, подменили паспорт. Но что же теперь делать? Из международной зоны аэропорта она выйти не может, лететь обратно в Хьюстон ей тоже без паспорта не разрешат. Так и жить ей в этой международной зоне аэропорта? Она вспомнила кинофильм «Приключения итальянцев в России», где у одного из героев украли и выкинули паспорт. Его не выпускали из самолета, и он был вынужден летать туда и обратно: из Италии – в Россию, а из России – в Италию.

В это время Изольда услышала как какой-то мужчина лет 50, стоявший в окружении своей семьи у кабинки пограничника, громко ругался по-русски:
– Это безобразие, что значит «чужой паспорт», они его подменили, а мы должны расхлебывать? И что нам теперь делать?

Изольда подошла к мужчине и поинтересовалась у него, в чем дело?
– Да вот, кто-то подсунул моему сыну паспорт какой-то старухи, и теперь нас отсюда не выпускают!
– Ну-ка покажите мне паспорт, «дедушка» – попросила Изольда, – Да это мой паспорт, отдайте мне его!
– Какой я тебе дедушка!
– А какая я тебе старуха!
Мужчина зло посмотрел на нее и сказал:
– Старуха и есть!
Изольда выхватила у него паспорт и быстро прошла паспортный контроль. Она подумала: «Так тебе и надо, оставайся без паспорта сына, сиди в этой международной зоне! Это надо же, назвать меня старухой!»

Но вскоре Изольда остыла, отдала паспорт молодого человека в представительство авиакомпании и пошла на посадку в самолет, вылетающий в Баден-Баден. Она вспомнила анекдот:
«Новый русский», одетый в красный пиджак и увешанный золотыми цепочками, пришел в туристическое бюро. Работница бюро:
– Я могу вам предложить поездку в Баден-Баден.
– Ты что, за лоха меня держишь, ты что два раза мне название города повторяешь?!

Изольда подумала: «Вот приеду в Баден-Баден, найду себе нового русского и проведу с ним время весело и приятно. Это же надо было назвать меня старухой, и это в мои-то годы, когда мне всего только 65 лет!»


lБриллиант

Вадим, как Евгений Онегин, «наследник всех своих родных», был поздним ребенком в семье. Когда ему было чуть больше двадцати лет, скончалась его мать, ненадолго пережил ее и отец. Вскоре Вадим похоронил своего любимого дядю, который был бездетен, а еще через некоторое время отошли в мир иной две его незамужние тетки. Все они были людьми не бедными, всю жизнь проработали на высокооплачиваемых должностях. Сам Вадим закончил вуз и работал в научно-исследовательском институте, где защитил кандидатскую диссертацию и стал старшим научным сотрудником. В 27 лет он женился, и вскоре у счастливой пары появились дети, все как по писаному – мальчик и девочка. Когда Вадиму исполнилось 42 года, он и его жена решили эмигрировать. Однако основной неразрешимой проблемой стал вопрос о том, что же делать с дорогими картинами, старинным фарфором и серебром, что делать с ювелирными украшениями и другими ценностями, полученными в наследство? И, наконец, что делать с деньгами, которые он получит, продав мебель, вещи и трехкомнатную кооперативную квартиру? Все это было приобретено тяжелым трудом нескольких поколений, но взять что-либо из этого с собой было невозможно: даже в перестроечные времена советские законы не давали такой возможности.

Вадим знал известный в те времена анекдот:
Еврей уезжает из СССР на постоянное жительство за границу и пытается вывезти с собой любимого говорящего попугая.
Таможенник: Вывозить живых птиц запрещено, можно только тушки или чучела.
Попугай: Пусть тушкой, пусть чучелом, только вывози меня отсюда!

Но все бросить и уехать в чем мать родила было и жаль, и очень обидно. В какую бы страну они ни приехали, там надо было обустраиваться с самого начала, выучить язык, купить машину, и лишь после всего этого могла появиться хотя бы теоретическая возможность найти работу, а жить на что-то всей семье надо было уже сразу же по приезде!

Один приятель подсказал Вадиму выход:
– Продай все, что имеешь, купи один бриллиант, он будет дорогим, но не таким уж большим, когда будешь проходить таможню засунь его под язык, вот и все.

Вадим долго сомневался, но затем пришел к выводу, что другого выхода у него нет. Сказано – сделано. Все, что можно, продано, все деньги вложены в один большой бриллиант. Вадим начал тренироваться. Клал его под язык и пытался часами не вынимать. Это оказалось трудной задачей. Как только он начинал говорить, бриллиант из-под языка попадал за щеку, а оттуда на язык. Кроме того, Вадим не столько боялся его проглотить, сколько опасался, что он им подавится. Ничего не получалось, а время поджимало: у Вадима были уже на руках билеты на поезд до Вены. Тут на помощь пришла его жена, Света. Она сказала:
– Раз у тебя ничего не получается, давай попробую я.
Как это ей удалось, Вадим понять не мог, но факт оставался фактом: Света засовывала бриллиант под язык и свободно говорила, могла хоть лекцию читать. Бриллиант у нее не выпадал.

Покупка бриллианта, особенно большого, была в СССР делом сложным. В ювелирных магазинах их не продавали. Надо было найти ювелира, у которого был бы подходящий бриллиант, купить его, чтобы тебя при этом не надули, подсунув стекляшку. Проделать это тайно было очень трудно, в дело вынужденно оказались посвящены несколько человек. Кто из них предал Вадима, он так никогда и не узнал. Но на таможне им устроили «шмон». Все вещи из чемоданов выкидывали на стол, проверяли, ощупывали и только убедившись, что в них ничего нет, бросали обратно в чемоданы. Но этим таможенники не удовлетворились, они заставили Вадима, его жену и детей пройти личный досмотр. Их раздели догола, все вещи тщательно проверили, но ничего не нашли. Когда семья Вадима прошла паспортный контроль и они оказались в «нейтральной» зоне, он тихо спросил жену:
– Как тебе удалось это сделать, что они его не нашли?
– Я не знала, заставят ли меня открыть рот и поэтому, на всякий случай, бриллиант проглотила!

Начались малоприятные будни: Света принимала слабительное, а потом они каждый раз искали бриллиант. Но день шел за днем, а найти им ничего не удавалось. Света говорила мужу:
– Я не виновата, наверное он застрял где-нибудь в моих кишках, ведь у человека есть аппендикс, может, его туда занесло. Надеюсь, ты не станешь меня ночью резать?!!!

Прошло несколько месяцев, они уже давно были в Израиле. Бриллиант искать им надоело, да и возможности такой уже не было, нельзя же из-за этого все время сидеть дома. И, как обидно им ни было, пришлось-таки им начинать все с нуля. Сейчас Вадим работает в Университете, Света тоже не сидит без дела, живут они в собственной новой большой квартире, купили машину. Дети окончили школу, сын пошел в армию и скоро туда должна пойти и дочь. Единственным последствием всей этой истории, стало то, что Вадим с тех пор зовет Свету не иначе как «мой бриллиант», и самое смешное – что это не метафора!

3 комментария

  1. пожалуй на “онегина” в прозе не автор чуть-чуть не дотянул, а вот на шолом- алехема с лихвой, с той только разницей, что еврейский писатель собирал свои образы путешествуя по просторам красавицы украины, черты оседлости, а уж затем иммигрировал в североамериканские соединенные штаты; а автор, сначала унес ноги с горячо обожаемой родины; а уж потом, стал искать темы для своих бессмертных произведений, на русскоязычных, эмигрантских форумах; не станем думать , что для пущей художественной достоверности, пока, не признаный мастер русской художественной прозы, взламывал чужие персональные компьютеры, в поисках большей правды жизни; я, так не думаю, тот кто пронизан великим гуманизмом русской литературы, не способен на столь низкие поступки;
    хотелось бы отметить, русская классика дает нам не забываемые, правдивые образы, чистых борцов за русскую правду; таких, к примеру, как студент раскольников, исключительно по доброте душевной и в поисках великой истинны, угрохавший топориком двух надоедливых старушек; но, какие муки студент потом испытал, сколько нестерпимых страданий; воистину “красота спасет мир”;
    в рассказе “паспорт” чувствуется влияние талантливого, истинно русского классика второго эшелона , всеволода михайловича гаршина; видно, что, автор до сих пор не выпускает их рук его “лягушку путешественницу”; хоть он и не настолько правдив как рассказ про попадью, страдающую запойном алкоголизмом, и впоследствии наложившей на себя руки; но видимо именно “лягушка путешественница”сыграла в творческом становлении автора решающую роль; надеюсь, автор не повторит печальной судьбы своего литературного кумира, всеволода михайловича гаршина, и не попадет в дом душевных больных, страдальцев, и конечно же автор просто не сможет броситься головой в темный лестничный пролет; как это сделал всеволод михайлович гаршин, поскольку нынче таких лестниц не строят; но автор, может попробовать свои силы на крыше, благо в североамериканских соединенных штатах полно небоскребов; правда, это будет уже не гаршин а астрид линдгрен…

  2. Баранов, что сказать-то хотели? Ничегошеньки непонятно. Что вы все валите в одну корзину. Вы хоть предложения отделяйте друг от друга точками, а потом желательно писать с большой буквы, возможно что-нибудь и прояснится.

  3. houstonchanka, то что сказал; но, если у вас с этим сложности, попробуйте свои не заурядные умственные способности в кроссвордах или погрузитесь в лирику гороскопа; даме в такой чеховской шляпе, как на вашем юзепендрике, подошло бы еще нюхать кактус на фоне заката, под грустную мелодию “мадам, уже падают листья..”

Комментарии закрыты.