РАССЛАБЬТЕСЬ: ЭТО КЛАССИКА

Павел Овчинников. Фото: Igudesman&Joo

i0Классическая музыка не всегда была таким серьёзным делом для избранных. Это сейчас на концертах все должны сидеть напряжённые, звуков не издавать, не шевелиться. А раньше взаимоотношения между музыкантом и публикой были гораздо более открытыми.

Ференц Лист, например, мог запросто выпить со зрителями или кинуть перчатки в зал, Николо Паганини и другие известные скрипачи часто демонстрировали различные трюки со своими инструментами. Но затем что-то произошло в конце 19 – начале 20 века, и классическая музыка превратилась в закрытый элитарный клуб.

i1Музыканты дуэта «Игудесман и Джу» напомнают, что классическая музыка тоже может быть живой и интересной. На их концертах люди буквально рыдают от смеха. Они назвали свою программу «Маленький ночной кошмар» («A Little Nightmare Music») – ведь в ней собрано всё, чего так боятся концертирующие музыканты. Скрипач Алексей Игудесман и пианист Ричард Юнг-ки Джу – всемирно известные классические музыканты-виртуозы и талантливые композиторы. Им удалось соединить виртуозное исполнение классической музыки с блистательным юмором в лучших традициях комик-труппы «Монти Пайтон».

i2Алексей родился в Ленинграде и в возрасте шести лет эмигрировал с родителями в Германию. В 12 лет он был принят в знаменитую музыкальную школу Иегуди Менухина (Суррей, Англия) и продолжил образование в Венской консерватории. Алексей работает с такими «зубрами» музыкального мира, как Бобби Макферрин, Ханс Циммер, Юлиан Рахлин, Янин Янсен. Сочинения Игудесмана исполняют лучшие симфонические оркестры мира, которые также часто приглашают его и в качестве дирижёра. Ричард Юнг-ки Джу – пианист, композитор и аранжировщик. Ричард, родившийся в Англии в семье выходцев из Южной Кореи, тоже начал своё музыкальное обучение в школе Иегуди Менухина. Из Лондона Ричард уехал в Нью-Йорк, где учился у педагога Нины Светлановой. Он выступает на престижных концертных площадках мира, включая такие известные залы, как Carnegie Hall, Musikverein, Barbican Hall. Легендарный Билли Джоэл выбрал именно Джу для аранжировки и записи своих фортепианных пьес для альбома «Fantasies and Delusions».

Алексей и Ричард подружились ещё в школе Иегуди Менухина и поняли, что они друг друга стоят. На их сайте написано: «Алексей целыми днями читал Оскара Уайльда, Бернарда Шоу и Антона Чехова, что не помогало ему лучше играть на скрипке, но позволяло чувствовать превосходство над соучениками, а Джу, наоборот, чувствовал, что вокруг него сплошные гении и поэтому его скоро выгонят, под воздействием этого ощущения он разработал новый стиль игры на пианино под названием «Karate Piano». В общем, Игудесман и Джу музицировали и шутили с самого раннего возраста, и всё это вылилось в шоу «A Little Nightmare Music», с которым они выступают с 2004 г. О том, что у них получилось, говорит хотя бы такая цифра – 18 млн. просмотров на YouTube! А кроме того, множество отзывов от благодарных слушателей, в числе которых и знаменитые музыканты, и любители классики, и даже те, кто был от неё далек.

Игудесман и Джу воплотили в жизнь их общую мечту: привлечь внимание людей к классической музыке, сделать её доступной и понятной людям всех возрастов, особенно детям и молодёжи. Музыканты искренне верят, что их шоу «Маленький ночной кошмар» усилит любовь к музыке и поднимет настроение.

Название шоу – это не только игра слов по аналогии с «Маленькой ночной серенадой» Моцарта, но и желание показать, что музыка иногда может быть кошмаром, как и жизнь музыкантов. Дуэт черпает вдохновение и в собственных недоразумениях на сцене. «Большая часть материала в наших программах действительно навеяна тем, что мы переживали сами. Наше представление полно ошибок, – говорят они. – Это вообще одна сплошная ошибка. Много раз в наших собственных шоу что-то шло не так, мы ошибались или что-то происходило в зале. Например, у нас есть номер, в котором Джу спит под роялем, а затем просыпается и начинает лёжа играть на нем. Однажды во время этого номера, поднимаясь, он со всей силы ударился головой о дно рояля. Не специально и, кстати, довольно больно, но зрители, наоборот, стали смеяться ещё сильнее»

Музыканты дуэта признаются, что на них оказали влияние не только «Монти Пайтон», но и некоторые классические исполнители. «В первую очередь это известный скрипач и дирижер Иегуди Менухин, который был очень открытым человеком, для него не существовало никаких границ в музыке. Ему было все равно, играть ли классическую музыку, джаз, рок, индийскую музыку – жанр не имел значения. Он также одним из первых серьезных классических музыкантов начал играть с джазменами, например, со Стефаном Граппелли или индийским ситаристом Рави Шанкаром. Его открытость передалась и нам. Нас вдохновляли и другие музыканты, например, Гленн Гульд, который был не только прекрасным исполнителем, но и делал скетчи, вел юмористические радиопередачи, где брал интервью сам у себя. Многие объединяли комедию с музыкой. Это делали ещё и великие композиторы: Моцарт, Гайдн, Бетховен, Шнитке, Прокофьев. Юмор был частью их музыкального языка. Нельзя не вспомнить и датского пианиста и комика Виктора Борге и многих-многих других, кто смешивает музыку с юмором. Мы считаем себя внебрачными детьми всех этих людей, так что у нас много родителей, дедушек и прочих предков», – говорят Игудесман и Джу. «Мы никогда не смеёмся над классической музыкой, мы смеёмся вместе с ней», -признаются они.

Их шоу «Маленький ночной кошмар» состоит из множества коротких сценок, в которых одновременно проявляются и музыкальные, и комедийные таланты артистов. Иногда они танцуют, могут даже немного подраться, ну а мимике музыкантов позавидуют лучшие комики мира.

В начале концерта они просят зрителей ни в коем случае не отключать звук на мобильных, а потом и сами залихватски наяривают тему телефонов Nokia. Рояль Джу частенько требует кредитную карту «для подпитки», и пианисту приходится вводить код (тема из 5-й симфонии Бетховена) и долго утомительно регистрироваться. Он переворачивает пюпитр, и Моцарт превращается в «Smoke on the water».

Скрипка Игудесмана изображает голоса животных (коровьи и кошачьи) и массу других звуков – храп, например. Вообще звуков, которых не мог скопировать инструмент Игудесмана, в природе не существует.

Коронный номер дуэта – «У Рахманинова были большие руки», в котором Игудесман, стоя за спиной Джу, подкидывает ему кучу деревянных заготовок, чтоб у того получались «большерукие» рахманиновские аккорды. Вот так, с огромной долей самоиронии делается настоящее искусство.

Фантастический «музыкальный кошмар», в котором изумительным образом сочетаются прекрасная музыка и искрометный юмор, виртуозное мастерство музыкантов и великолепная актёрская игра, будет показан в Сан-Антонио 18 января в McAllister Auditorium (San Antonio College), а в Остине 21 января в Long Center.

1 комментарий

  1. Видел их в прошлом году в Галвестонской Гранд-опере. Чертовски талантливые ребята!

Комментарии закрыты.