ГОРОДОК

Хаим Грець

«Дело папы-маньяка», как прозвали австрийские журналисты суд над жителем города Амштеттена Йозефом Фритцлом, наделал немало шума во всем мире. Этот случай уникален в современной юриспруденции не только потому, что монстр в человеческом обличье целых 24 года держал в заточении и насиловал собственную дочь, но еще по целому ряду причин.

Пословицы и поговорки, как известно, частенько называют еще «народной мудростью» – и видит Бог, неспроста. Одна из таких пословиц гласит: «В тихом омуте черти водятся». В очередной раз убедиться, что выражение это несет в себе ту самую народную мудрость, можно на примере нашумевшего дела Йозефа Фритцла. Городок Амштеттен, в котором он и его супруга прожили всю жизнь – наверное, одно из самых тихих и незаметных местечек на Земле. Живут здесь те, кого в странах так называемого «немецкоязычного пространства» (Австрии, ФРГ, Швейцарии, Бельгии) принято называть «brave Bürger» – нечто вроде «приличных граждан». Согласно статистике, у этого райцентра, в котором насчитывается едва 23 тысячи жителей, уровень преступности гораздо ниже, чем в среднем по земле Нижняя Австрия (Niederösterreich), а какой-нибудь весенний праздник местной протестантской общины является ключевым событием, о котором местный бургомистр гордо сообщает всему миру через Интернет.

Именно в этом городишке и разворачивались страшные события, которым, на первый взгляд, самое место в каких-нибудь романах маркиза де Сада или леденящих душу историях о бароне Жиле де Реце. Давайте взглянем на хронологию преступления Йозефа Фритцла.

29 августа 1984 года. 18-летняя дочь четы Фритцлов, Элизабет бесследно исчезает. Родители сообщают в полицию о пропаже, и девушка считается с тех пор пропавшей без вести. Как заявляет ее отец Йозеф, Элизабет примкнула к некоей религиозной секте, какие расплодились тогда во множестве по всей Европе, включая даже запретную на то время еще территорию СССР – достаточно вспомнить хоть бы то же «Белое братство». На самом же деле, никакими сектантами в тихом и сонном Амштеттене даже и не пахло: папаша Фритцл просто заманил свою дочь в подвал, где заранее подготовил нечто вроде средневековой тюремной камеры – без окон, с тяжелой металлической дверью и цепями на стенах. Иные отцы семейств устраивают в подвалах мастерские для своих хобби – нечто похожее совершил и Йозеф Фритцл. С тех пор, в течениe 24 лет, он чуть ли не ежедневно посвящал многие часы собственному «увлечению» – насиловал свою дочь. Обратим внимание, что дом, в котором проживают супруги Фритцл – вовсе не отдельно стоящий мрачный замок или какая-нибудь заброшенная хижина в лесу. Бельгийский маньяк Марк Дютру, устроивший в подвале своего дома камеру пыток для похищенных им маленьких девочек, жил один в собственном доме – и его «хобби» было раскрыто через год. Австрийский маньяк Йозеф Фритцл 24 года обретался в многоквартирном доме, где живут еще 3 семейства. Ни один человек ни разу даже не заподозрил, что в своем подвале, к слову, соседствующим с подвальными помещениями, принадлежащими другим жильцам, он держит в заточении «пропавшую без вести» дочь. Что это – повальная слепота, абсолютная тупость или фанатичное следование принципу «моя хата с краю»? Когда за Фритцлом пришла полиция – соседи были, по их собственным словам, шокированы. Что ж, наверное, это так и есть. В конце концов, в приговоре суда фигурирует исключительно «папаша Йозеф», в то время как даже его супруга осталась «вне игры» – очевидно, за 24 года у нее ни разу не появилось причины спуститься в собственный подвал. Однако, вернемся к нашей хронологии.

В мае 1993 года у порога жилища семьи Фритцл «обнаруживается» девятимесячная девочка. Сопроводительное письмо, написанное почерком Элизабет, сообщает, что «блудная дочь» не в состоянии позаботиться о ребенке и просит родителей взять его воспитание и прокорм на себя. Кроме того, из письма следует, что у пропавшей Элизабет уже имеются двое детей. И снова – никто ничего не видал и не слыхал. В город не приходил бродячий цирк, его не атаковала толпа «свидетелей Иеговы» и никто не видел, как блудная дочь в глухую полночь призраком просочилась в запертый подъезд с корзинкой – кстати, как теперь известно, подкидыш был обнаружен… в собственной бельевой корзине супругов Фритцл. Ну, в самом деле, не тратиться же беглой сектантке на отдельную корзинку – можно и из запертого родительского подвала позаимствовать. Нечему удивляться, право… Йозеф Фритцл, вдоволь наворчавшись по поводу непутевой дочурки, навязавшей на его честную трудовую шею своего очередного отпрыска, удочеряет младенца.

В декабре 1994 года на том же месте обнаруживается еще один ребенок – десятимесячная девочка. И опять – с письмом от матери, вновь сообщающей о материальных затруднениях и невозможности прокормить очередную дочку. Сердобольные Фритцлы вновь оформляют родительские права на подкидыша.

Август 1997 года. На этот раз уже третий ребенок не то оказался подкинут, не то пришел своими ногами – в конце концов, мальчику исполнилось 15 месяцев, и он бойко топал ножками по коридорам и лестницам многоквартирного дома. Многодетные дедушка с бабушкой, «осчастливленные» тремя детишками, ругмя ругали на всех углах непутевую дочурку, похоже, привыкшую подбрасывать своих кукушачьих отпрысков многострадальным родителям. О том, что у Элизабет Фритцл на самом деле имеется гораздо больше детей, чем те трое, что живут на верхних этажах, знает лишь «дедушка-папа» Йозеф: в своей жуткой камере постоянно насилуемая им дочь рожала семь раз – без какой-либо медицинской помощи, без чистого белья. Один ребенок погиб – добрый дедушка отказался доставить его в больницу. Труп он сжег в угольной печке. Трое детей выросли, как уэллсовские морлоки – ни разу не увидев солнечного света. Как, каким образом соседи не заметили ничего – эта тайна, похоже, будет занимать человечество дольше, чем поиск доказательства теоремы Ферма: в конце концов, в наши дни доказательство было найдено, а вот доказательств совершенно поразительного безразличия жильцов ни следствие, ни суд не обнаружили. Все они по-прежнему считаются стопроцентными brave Bürger.

В апреле 2008 года эта жуткая история все же пришла к концу. Старшая не то дочка, не то внучка Йозефа Фритцла (из тех, которые жили в подвале) заболевает и в маньяке просыпается нечто человеческое – а может, он просто соображает, что в данном случае угольная печь окажется слишком мала для того, чтобы сжечь в ней такую большую 19-летнюю девушку. Старшая дочь Элизабет оперативно доставляется «наверх» в качестве очередного подкидыша, после чего отправляется в больницу. Йозеф Фритцл и его супруга публикуют в СМИ отчаянный призыв к Элизабет одуматься и вернуться под родительский кров. Или хотя бы дать врачам пояснения, необходимые для успешного лечения девушки. Естественно, «жестокосердная» блудная дочь на этот призыв не отзывается, однако врачи в больнице приходят к выводу, что попавшая к ним на излечение девушка появилась на свет в результате инцеста. Кроме того, ее поведение и психическое состояние также не могут не вызвать недоуменных вопросов. Йозеф Фритцл, под давлением обстоятельств, доставляет просидевшую 24 года взаперти Элизабет в больницу – предварительно пригрозив ей, что если та проболтается – он убьет и ее, и всех детей. Однако в госпитале их уже ждет полиция – и Элизабет прямо в присутствии отца рассказывает обо всем. Из приемного покоя Йозеф Фритцл отправляется в тюрьму.

В июне 2008 года 19-летняя девушка покидает больницу – она здорова. Элизабет с детьми живут в специализированном санатории, вдали от любопытствующей прессы и «прозревших» соседей, которые зачем-то ошиваются вокруг клиники и наперебой дают интервью журналистам о том, как они ничего не знали и не видели. В конце концов, полицейские переправляют своих подопечных в никому не известное место – публичный интерес становится слишком назойливым для травмированной женщины и ее детей. В ноябре этого же года прокуратура города Санкт-Польтен предъявляет Йозефу Фритцлу официальное обвинение. Психиатрическая экспертиза устанавливает его вменяемость и подчеркивает «высокую степень морального разложения». Через своего адвоката подследственный Фритцл обращается к целому ряду австрийских газет с предложением дать интервью. Представители прессы объявляют о том, что они не намерены общаться с «маньяком из Амштеттена» – этот своеобразный «пакт молчания» поддержали не только все европейские издания, писавшие об этом случае, но даже представители «желтой прессы». Ни один бульварный листок не отправил репортера встретиться с Йозефом Фритцлом. Тем не менее, многочисленные интервью с соседями и женой о том, как они ничего не знали, продолжают появляться.

16 марта 2009 года начинается суд над Йозефом Фритцлом – этот процесс пресса автоматически объявляет «процессом века». Присяжным выделяется 5 дней на слушания. Йозеф Фритцл появляется в зале, пряча лицо за синей папкой, и частично признает свою вину. Частично – это значит, он признает себя виновным в инцесте, лишении свободы, принуждении к сексуальным действиям и изнасиловании. При этом отказывается признать себя виновным в убийстве путем неоказания своевременной помощи (речь идет о ребенке, умершем в подвале и сожженном в печке) и рабовладении. Последнее обвинение, вообще, беспрецедентно: рабовладение как уголовно наказуемое деяние вошло в законодательство еще в ранние времена Австро-Венгерской империи. В современной альпийской республике этот параграф Уголовного кодекса также имеется, однако еще ни разу не применялся. Адвокат Фритцла приводит аргументы своего подзащитного о том, почему его нельзя считать рабовладельцем и убийцей – но, по мнению большинства наблюдателей, сам не верит в то, о чем говорит. Во второй день процесса присяжные просматривают видеозапись с показаниями Элизабет – при этом общественность ожидает сюрприз: 42-летняя женщина находит в себе силы лично появиться в суде. В тот же день выясняется, почему Йозеф Фритцл так отчаянно настаивает на своей, пусть и частичной, невиновности. Оказывается, в «свободное» от дачи показаний время он пытается продать права на будущую книгу о своем «хобби» ряду австрийских и зарубежных издательств. Сумму за мемуары он просит весьма скромную: 4 миллиона евро. В случае, если он полностью признает себя виновным – ему придется раскрыть все подробности своего преступления. А тогда ему, по его мнению, уже нечем будет заинтересовать издателей. Изюминка пропадет.

18 марта 2009 года. Йозеф Фритцл получает отказ от всех издателей, к которым успел обратиться. Как известно на сегодняшний день, некое неназванное издательство из США обосновало свое нежелание печатать книгу воспоминаний о 24 годах изнасилования собственной дочери «физической невозможностью общаться с уважаемым автором, борясь с рвотным рефлексом». Другой издатель, уже австрийский, присовокупил к отказу вежливое пожелание «счастливо сгнить в тюрьме». Так это было или нет – а факт остается фактом: ни одно издательство не пожелало даже вступить в переговоры с «папой-маньяком». В тот же день Йозеф Фритцл сообщает через адвоката, что признает себя виновным по всем предъявленным пунктам.

19 марта 2009 года. Присяжным не понадобились выделенные им по закону 5 процессуальных дней. На четвертый день Йозеф Фритцл был единогласно признан виновным по всем позициям и приговорен к пожизненному заключению. По настоянию психиатров, ему предстоит провести остаток жизни в особо охраняемом заведении, в камере-одиночке, не имея контакта ни с кем, кроме надзирателей и врачей, без возможности когда-либо подать прошение о помиловании. Окон в камере не будет так же, как их не было в подвале, где он 24 года подряд держал собственную дочь.

Маленький, сонный австрийский городок Амштеттен приобрел теперь мировую известность. Впрочем, его жители этому обстоятельству совсем не рады: бургомистру было бы гораздо приятнее по-прежнему объявлять в Интернете о великом событии в жизни города – весеннем празднике. В этом году особого веселья ожидать не приходится.

1 комментарий

  1. А самое главное, не один сосед не мог в нем ни чего заподозрить…

Комментарии закрыты.