ПОЧЕРК РУССКОЙ МАФИИ

Валентина Бакмастер

cleopatraЖурналистское расследование

Волна открытия русских ресторанов на Брайтон Бич прокатилась еще 30-40 лет назад. В 2001 году россияне начали обслуживание любителей экзотики в Лондоне, Мадриде и Австрии, в 2004 году – в Женеве. Готовятся открыть двери 7 кафе в Каире и еще один ресторан в Лондоне. По мнению специалистов, работа даже лучших российских ресторанов за рубежом больше похожа на учебу, чем на настоящий бизнес. Например, после презентации ресторана японской кухни «Сумосан» в Лондоне, рецензии местных критиков были разгромными: плохое освещение, еда остывшая, слишком высокие цены.
Холдинг «Росинтер Ресторантс» пытался завоевать Западную Европу еще в 2001 году. Его рестораны T. G. I. Friday’s и «Планета Суши» просуществовали в Испании и Австрии до 2004 г., а потом все их пришлось закрыть. О потерях холдинга статистика умалчивает. Известно только, что, хотя в настоящее время компания и продолжает вести бизнес в нескольких странах, однако большую часть своих доходов она по-прежнему зарабатывает в России.
Что происходит в сфере мелких семейных ресторанов, каких великое множество во многих странах мира? Может быть они своим вниманием очаровали клиентов?
К сожалению, нет. Русские рестораны стоят полупустые, а основной доход владельцам обеспечивают договоры на приготовление обедов для детских садиков и домов престарелых. То есть в настоящее время даже крупные капиталовложения не помогают российскому ресторанному бизнесу завоевать симпатии избалованных жителей Запада.
От добра добра не ищут… Зачем россияне открывают рестораны за рубежом?
Причины разные. Одна из них – «неудовлетворенность художника». В России не знают имен шеф-поваров, да и не хотят знать. К категории fine dining здесь относят не рестораны с лучшей кухней, а те, где модно провести вечер, те, где средний чек составляет 80-150 долларов.
Другая причина – это расширение сети дешевых кафе за пределами России с целью удовлетворения амбиций: «…пусть всего один ресторан в Лондоне, пусть основные доходы идут из России, но зато имеем статус международного проекта».
Открывают рестораны за границей и с целью иметь площадку для своего творчества. Например, в Филадельфии есть ресторан «Пале Рояль», его хозяин днем готовит обеды для домов престарелых (честно говоря, не очень хорошо готовит, много нареканий), а вечером играет в своем ресторане джаз. Джаз – это основная идея его жизни, а ресторан дает возможность ей состояться. В Балтиморе открыл свой ресторан Зураб Соткилава, который вместе с Вахтангом Кикабидзе, Нани Брегвадзе пел в одном из первых в Союзе вокально-инструментальных ансамблей «Ореро». Многие обращаются к нему, когда нужно найти артистов для выступления.
Есть и криминальные причины. Например, на фиктивной перепродаже доли ресторана «Клеопатра» в Филадельфии ее владелец делал деньги. Он ухитрился продать свой ресторан 5 раз, не потеряв при этом ни единого процента своей доли. Разорил множество семей, которые намеревались сделать инвестмент в прибыльное дело. Вот подробности этой детективной истории.

Русская мафия

Эта история произошла в Филадельфии. Сложно предсказать дальнейшее развитие событий, поэтому некоторые имена действующих лиц изменены.

В ресторан «Клеопатра» я заехала случайно… На всякий случай… Совершая очередную попытку получить с хозяина деньги за рекламу в журнале. Получить оплату с него всегда было крайне сложно: то он не хотел отправлять чеки почтой, то чековая книжка кончилась, то «письмо, где вы просите денег, я не получал», то в рекламе по какой-то причине нет двух слов, которые ему нужны, а потому он платить не будет… Редакции приходится иметь дело со многими людьми. Аркадия мы отнесли к разряду «мелких жуликов» и постоянно ждали от него подвоха, но мы ошиблись…

В ресторане меня встретили незнакомые люди. Они представились как теперешние хозяева и попросили срочно дать в номер рекламу с обращением к посетителям. Разговорились… Ситуация в ресторане сложилась неординарная. Несколько раз уже приходилось вызывать полицию для разрешения конфликтов: то на один и тот же столик было принято несколько заказов, то посетители сообщали, что уже заплатили за ужин Аркадию… А предыстория этой критической ситуации такова…

Рождение Клеопатры

Борис Холоденко вот уже около 3-х десятков лет живет и работает в Филадельфии. Борис художник, причем необычный – он создает свои картины на стекле и зеркалах. Он изучает историю различных культур. Особенно ему нравится древняя история, история Египта. Его работы пользовались успехом, поэтому он открыл магазин, где выставлял их для продажи, брал заказы. Дела шли успешно.

Однажды в магазин пришли два мужчины. Они ходили по магазину, по мастерской, присматриваясь к помещению, потом попросили разрешения посмотреть комнату, где до сих пор хранилось кухонное оборудование, оставшееся от прежнего хозяина. После осмотра сделали Борису предложение открыть в этом здании ресторан на долевой основе. Борис отказался, но они приходили вновь и вновь в течение нескольких месяцев. Пока, наконец, не добились желаемого.

Даже сейчас Борису сложно сказать, почему он согласился на это предложение. Может быть, в нем заговорил художник-декоратор, захотелось самому оформить будущий ресторан… В голове независимо от сознания рождался один проект за другим. Борис решил сделать зал в русском, экзотическом для Америки, стиле. Нечто, напоминающее лаковую шкатулку. Для росписи Борис придумал использовать пластик. Своды стен и колонны, декорированные таким образом, выглядели, как палехские лаковые миниатюры. Доминирующим цветом был «русский красный» – такой красный, который обычно используется для покрытия шкатулок изнутри. Эта необычная русская «шкатулка» получила название «Баян». Борис думал, что ресторан «Баян» станет местом встреч русских в Филадельфии. Местом, где можно поговорить, попеть русские песни…

Но все стало складываться в несколько другом направлении. Водка, завеса из дыма сигарет… Вместо места встреч получилось место для выпивки. Репутация ресторана не складывалась. Да и с партнерами работать становилось все сложнее и сложнее. И Борис понял, что вместо «отрады для души» его «шкатулка» приносит одни неприятности. Он ушел из ресторана, попросив в качестве выплаты его доли вернуть те деньги, что он вложил в переоборудование, не больше… Даже за свой труд оплаты не попросил.

Время шло, но зародившаяся идея сделать ресторан-клуб не оставляла Бориса. И вот он увидел, что на Бастлетоне (район русскоязычной Филадельфии) сдается в аренду огромный зал в новом здании. Зал не был достроен, только стены. Столько места для полета фантазии… И, конечно, Борис не утерпел. Арендовал помещение и засел за чертежи, стал работать над дизайном. Очень многое сделал своими руками. Борис любит работать руками. Кстати, все его идеи рождаются именно в этот момент.

Вскоре ресторан был открыт. Это был китайский ресторан с хорошей едой и обслуживанием. В ресторан приходили поужинать жители из прилегающего многонационального района: украинцы, русские, литовцы, корейцы. Но через некоторое время рядом были построены еще два китайских буфета, и доходы от бизнеса начали падать. Стало ясно, что нужно искать другие формы работы. В это время Борис познакомился с Аркадием Звездным.

Захват Клеопатры

Аркадий Звездный – это человеком с мягкими манерами, хваткой бизнесмена и большим даром убеждения. Он стал уговаривать Бориса в корне перестроить работу ресторана: от дизайна и кухни до концертной программы. Он говорил, что у него множество друзей в Нью-Йорке, множество знакомых артистов в Москве, что они помогут сделать великолепное шоу по выходным, когда много посетителей. В будние же дни огромный зал ресторана можно сдавать знаменитым гастролерам из России для выступлений.

И убедил… Решено было переделать дизайн в египетском стиле, кухня должна быть русской, а руководство… Договорились, что будет два владельца ресторана, причем 75% акций станут собственностью Звездного, он же оплатит и перестройку здания.

Работа закипела. Опять Борис засел за рисунки, очень многое, как обычно, делал своими руками. Для сооружения большой сцены в торце зала была нанята бригада рабочих. То есть обязанности были разделены. Дизайн и декоративные работы – на Борисе, хозяйственные работы – на Аркадии.

На время перестройки работу ресторана пришлось остановить. Это означало, что дохода никакого, а расходы велики. Финансы поджимали. Звездный с выплатой своей доли тянул, а потом и вовсе сказал, что для того чтобы закончить переоборудование, ему придется взять себе компаньонов из Нью-Йорка. Респектабельного бизнесмена из Филадельфии, предложенного Борисом, он отверг, а привез своих друзей Гену и Розу.

Пара оказалась совершенным кошмаром, с очень «грязными ртами» – разговаривали они исключительно на повышенных тонах и преимущественно матом. С их появлением идея сделать ресторан культурным центром русскоязычной общины стала меркнуть. Гена с Розой оплатили ремонт, но по поводу и без повода начинали кричать, что работы обошлись гораздо дороже, чем договаривались.

Борис обратил внимание, что рабочие, нанятые Звездным, были, в основном, «нелегалами». Кроме того, заставило призадуматься вроде бы незначительное происшествие… Один из рабочих вручил ему пачку чеков из «Home Depot» с просьбой передать их Аркадию. Выяснилось, что тот параллельно имеет и другой бизнес – ремонтный. Но зачем чеки за материалы на ремонт частных подвалов передают сюда, в ресторан… Не хотелось думать плохо.

Чтобы благополучно завершить строительство, необходимо было каким-то образом приостановить выплату долгов. Было решено начать процедуру оформления банкротства. Рассчитывали, что пока медленная бюрократическая машина «провернется», они успеют рассчитаться с долгами и начать другую процедуру – процедуру выхода из банкротства.

Детали всех этих процедур настолько сложны и многочисленны, что в них могут разобраться только адвокаты. И вот по предложению адвоката, нанятого Аркадием, было решено в официальных документах в графе «владелец ресторана» на момент выхода из банкротства поставить только одну фамилию – Звездного, а позднее все вернуть «на круги своя».

Так все и сделали, однако на следующий день после открытия ресторана под новым именем Борис не смог попасть в его зал. Как обычно, рано утром он приехал на работу, вставил ключ в замок… но тот не поворачивался. Решив, что замок сломан, Борис направился к другой двери. Там то же самое. Не отворилась и третья дверь. Все замки были заменены.

Разговор со Звездным состоялся на улице. В ответ на прямой вопрос Бориса маленький кругленький человек втянул голову в плечи и коротко бросил, «что ничего не поделаешь… таково решение партнеров. Если не нравится, иди в суд».

И суд начался. В ходе подготовки документов выяснилось, что бесследно исчез договор о партнерстве. Доказывать партнерство приходилось с помощью свидетельских показаний. Суд тянулся долго, но решил, что право владения рестораном принадлежит Аркадию Звездному. Подали на пересуд. Три года семья работала на оплату судебных расходов, пока судьба сама не подсказала решение этой проблемы…

Продолжение следует

4 комментария

  1. Wau, pryamo detektovnaya istoriya. A u nas v Texase kak-to vse ochen poxozhe. Von nekiy Sasha v Dallase uzhe beschetnoye kolichestvo restoranov otkril, potom prodal i t.d.

  2. Ага, ДЕТЕКТИВА… Скорее “Похождения Шлимазла”. Этот Борис, которому автор явно сочувствует,- хрясть! на одни и те же грабли- раз, да ещё! Как говорится, то в партию, то в говно… А продолжение следует…

  3. Это точно подмечено, Ку, что дважды, да на одни грабли… Свинья грязь найдет… Жалко, что грязь большая и реальная. Жалко, что много в этой грязи искупались в первый раз… Да, они не наступят больше на эти грабли, они почище, чем Борис, но дорогой урок… Особенно для тех, кто далек от мафиии. Мы всегда думаем, что все неприятности происходят с другими, с нами ничего случиться не может… К сожалению, от сумы и от тюрьмы не зарекайся

  4. Дорогие читатели, сегодня вышел свежий номер газеты “Наш Техас”. Читайте продолжение истории с “Клеопатрой” на сайте через два часа.

Комментарии закрыты.