СКАЗКА ПРО БЕЛУЮ ВОРОНУ

Валентин Лебедев

f1Жила-была стая городских ворон. Шумная и нахальная, как все вороны. Каждую весну в вороньих гнездах появлялись птенцы. Они быстро подрастали, становились на крыло и с врождённой мечтой о серебряной ложке задиристо включались круговорот птичьей жизни. Собственно, кроме восторга полётов, им мало что было известно о жизни, ибо вороньи учителя всю историю с географией излагали неусидчивой и самовлюбленной молодежи в простой формуле: жизнь – помойка, помойка – жизнь. Глубокой философии здесь не было: помойка действительно была эпицентром жизни. Причем не только для ворон. Каждый неоперившийся желторотый птенец хорошо знал, что кроме ворон там испокон веков кормились и искали заветную серебряную ложку заклятые враги: крысы и кошки. За скудные жизненные блага и серебряную мечту между тремя кланами шла постоянная кровавая борьба. Ещё были голуби, но этот разномастный народ был начисто лишен бойцовских качеств, и его всегда можно было с легкостью отогнать от кормушки – глупый и безвольный, он ни для кого не представлял конкуренции…

Кошки были главной бедой. Они частенько подкарауливали кого-нибудь на главном перекрестке жизни. Немало зазевавшихся ворон навсегда оставило свои перья на помойке. Свой счет потерянным хвостам вели и крысы. Однажды молодая ворона заприметила с ветки тополя, как большая белая крыса семенила к своей норе с каким-то крупным предметом в зубах. Прямо по её следам крался злой облезлый кот. Ворона каркнула. Крыса и без неё отлично видела опасность, но продолжала упрямо тащить в нору абсолютно бесполезную с точки зрения вороны вещь – растрепанную книгу. Будь то большой кусок сыра или батон колбасы, геройский поступок белой крысы был бы понятен. Но то, что она в конечном счете распрощалась с жизнью ради какой-то книги, заставило ворону проявить любопытство. Выждав, когда кот, облизываясь, скрылся восвояси, ворона спрыгнула на землю и подскочила к загадочной штуковине. По желтым страницам в ряд мельтешили мёртвые черные крючки, вид которых действовал завораживающе. Ворона обошла вокруг, для верности клюнула несколько раз кожаный переплёт, но так и не поняла смысла разыгравшейся на её глазах трагедии.

В тот же день случай с крысой был подробно обсуждён на всеобщем вороньем собрании, и все согласились, что крыса вела себя нетипично. Поскольку надо было извлечь какой-то урок, то, в конце концов, решили, что крыса вела себя нетипично, потому что это была белая крыса, а странной она стала, потому что наелась опасной дряни. Какие ещё могут быть объяснения? Наверняка теперь злой облезлый кот тоже стал странным и смертельно мучается животом в своём тёмном подвале…

Но странным стал вовсе не кот, а та самая ворона, которую заворожили ряды чёрных крючочков на жёлтых страницах. На глазах у всех она утащила крысиную книгу в своё гнездо на старом тополе и, склонив голову набок, стала безотчётно вглядываться чёрными зоркими бусинками в загадочные значки. Никто не заметил, но в тот день в её левом крыле появилось первое белое пёрышко…

Скоро сказка сказывается, да не скоро мелет небесная мельница. Много мусора перерыли на помойке вороны-соседки, прежде чем тайна чёрных крючков была разгадана. А как только открылась тайна, стала ворона полностью – от клюва до когтей и хвоста – белой. Теперь вместо мёртвых крючков она видела в книге живые картины жизни, которой другим воронам знать было не дано. Она хотела было рассказать всем вокруг о своём великом открытии, но в вороньем языке для этого не нашлось нужных слов. На всеобщих вороньих собраниях её, на всякий случай, стали поклёвывать, а все женихи потеряли к ней былой интерес и переметнулись к серым галкам. Вскоре ворону объявили малахольной и вообще перестали считать своей. И когда, дочитав книгу до последней страницы, она улетела и не вернулась, все злорадно посудачили и на всякий случай перенесли свои гнёзда подальше от старого тополя, поближе к помойке…

Прошло время. Стая уже почти забыла историю с малахольной вороной, как вдруг однажды среди бела дня мир накрыла огромная тень, и, вздрогнув от страха, все увидели в небе огромную белую птицу, которая, гордо раскинув крылья, кружила в высоте над окрестностью. Вороны, крысы и кошки тут же с тоской попрятались кто куда. Только маленький серый воробышек остался сидеть на старом тополе перед книгой в бывшем вороньем гнезде. Нахохлившись, он заворожено всматривался в поблекшие ряды черных крючков на обветшавших страницах. В его крыльях кое-где пробивались редкие белые пёрышки…

Тень неведомой птицы охраняла его от хищных обитателей помойки, пока в один прекрасный день он не выпорхнул из вороньего гнезда, весь начисто преобразившийся…

Так и повелось. Всякий раз, когда тайна книжных знаков притягивала кого-нибудь в старое воронье гнездо, в небе появлялся небесный охранник и, дождавшись чуда преображения, уводил за собой в просторы голубого неба новую белую птицу. И было так много раз, пока ветер не истрепал в лохмотья волшебную книгу, с желтых страниц которой дожди постепенно смыли все загадочные знаки.

Вороны же продолжали жить на помойке, по-прежнему напутствуя птенцов старой сказкой о счастливой серебряной ложке и наукой войны всех против всех.


Сказки Валентина Лебедева «Надумалось Лешему» с прекрасными иллюстрациями Ильи Есаулова можно заказать на сайтах:

http://www.biblio-globus.us/description.aspx?product_no=9350115 и http://www.ozon.ru/context/detail/id/4986056/

1 комментарий

  1. Жаль, но волшебная книга превратилась в прах. Теперь все птицы одинаково серые.

Комментарии закрыты.